Анонсы статей



ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

статьи схожей тематики

Новые аспекты использования препарата налтрекс в наркологии при клинически рецидивоопасных ситуациях

Методом клинико-психопатологического исследования установлена высокая эффективность краткосрочных курсов купирующей терапии препаратом налтрекс при наиболее распространенных рецидивоопасных клинических ситуациях в ремиссионном периоде при наркотической и алкогольной зависимостях. Позитивная клинико-профилактическая результативность коррелировала с тенденцией к нормализации показателей психологического тестирования (шкала Гамильтона, методика САН) и биоэлектрокинетической активности клеточных ядер. Полученные данные значительно расширяют сферу использования и дифференцированные возможности блокирующей терапии в наркологии, что иллюстрировано на модели препарата налтрекс, имеющего целый ряд преимуществ по сравнению с его фармакологическими аналогами.

Ключевые слова: налтрекс, налтрексона гидрохлорид, наркотическая зависимость, алкогольная зависимость, ремиссия, рецидивоопасные ситуации, купирование.


И. К. Сосин, д. м. н., профессор; И. В. Куприенко, к. м. н.;
Ю. Ф. Чуев, к. м. н.; Т. К. Задорожная, Д. В. Сайков
Харьковская медицинская академия последипломного образования, кафедра наркологии


Актуальность проблемы.

Клиническая наркология располагает большим арсеналом фармакологических средств и методов лечения патологической зависимости от психоактивных веществ, однако итоговая результативность терапевтических усилий нередко оказывается недостаточной. Данное обстоятельство можно объяснить многочисленными причинами, в частности, отсутствием у большинства пациентов психологической мотивационной переориентации к предпочтению здорового образа жизни, обращением больных за наркологической помощью на далеко зашедших этапах формирования и прогрессирования злокачественных форм физической зависимости, наличием тяжелой коморбидной сомато-неврологическиой патологии, обусловленной хроническим интоксикационным фактором, недостаточностью арсенала фармакологических средств, стабилизирующих и пролонгирующих ремиссионные состояния. Значительно ограничивают достижение желаемого терапевтического эффекта от применения традиционной фармакотерапии различные противопоказания, побочные эффекты, осложнения. До настоящего времени большинство используемых в наркологии фармакологических средств найдены эмпирическим путем и мало таких, которые предложены на базе целенаправленного методологического поиска и патогенетического обоснования. Применяемые в наркологии при зависимых состояниях фармако-терапевтические алгоритмы (схемы лечения), рекомендуемые для большинства лекарственных препаратов, в большинстве случаев четко не дифференцированы и не охватывают всего многообразия клинических ситуаций в клинике наркологических заболеваний, что побуждает наркологов к индивидуализации терапевтических программ за счет комбинирования препаратов и их комплексного использования. Данное обстоятельство сопряжено с трудно прогнозируемыми эффектами полипрагмазии. Все сказанное свидетельствует об актуальности патогенетического обоснования, апробации, внедрения системы клинико-психопатологической симптомо-синдромальной рубрификации и дифференциации применения в наркологической практике новых лекарственных препаратов [5–7, 9, 10].


Современные представления о блокирующей терапии.

За последние десятилетия в мировой практике лечения психических и поведенческих расстройств у наркозависимых пациентов интенсивно разрабатывается концептуально новый подход к терапии как наркотической, так и алкогольной зависимостей с использованием препаратов, оказывающих конкурирующее, селективное блокирующее действие на опиатные рецепторы (так называемая «блокирующая терапия»). В первую очередь, речь идет о группе препаратов, созданных на базе субстанции налтрексона гидрохлорид (Naltrexone hydrocloride). Достаточно сказать, что по своей многочисленности научные публикации по данной проблеме, а также сведения, имеющиеся в информационной системе Internet, довольно обширны и трудно обозримы. Доказано, что к формированию зависимых от психоактивных веществ форм поведения и психических отклонений имеют прямое отношение сложные нейрофизиологические, нейрохимические механизмы с вовлечением нейрогормональных факторов, нейромедиаторной системы, опиатных рецепторов, эндогенной опиатной системы. Ряд авторов проблемы реализации наркогенного потенциала, наркотизма и формирования патологической зависимости объясняет участием этих систем в химически обусловленных активирующих церебрально-нейрохимических воздействий на сферу удовольствий [5]. Данное обстоятельство явилось основанием для гипотезы о возможности использования антагонистов опиатных рецепторов в комплексном лечении опиатной и алкогольной зависимостей. Суть идеи состоит в поисках фармакологических средств, блокирующих именно те эмоциотропные составляющие сферы удовольствий, благодаря которым формируется психологическая и физическая зависимость, пристрастие, привыкание, патологическое влечение к алкоголю. Это предположение находит все больше подтверждений в последних публикациях зарубежных исследователей. Препараты блокирующего действия рассматриваются как средства, применяемые в ремиссионном периоде у больных наркотической и алкогольной зависимостями. Данное направление научных исследований, а также разработка их прикладных аспектов, являются весьма перспективными и для отечественной наркологии.
Все источники литературы в качестве показаний к применению блокирующей терапии указывают: а) «лечение опиоидной наркомании» с целью поддержания у больного состояния, при котором опиоиды не смогут оказывать характерного действия (в составе комплексной терапии); б) «лечение хронического алкоголизма» (в составе комплексной терапии, в т. ч. при поддерживающей терапии в тех же дозах, что и при героиновой наркомании на фоне психотерапии). Большинство авторов применяло препарат только после купирования абстинентного синдрома и в условиях длительного (от 3-х до 6-ти и более месяцев) недифференцированного применения. Доза препаратов в таблетированной форме в рекомендациях разных авторов колеблется от 20 до 150 мг. Предложены различные схемы понедельных режимов дозирования в процессе курсового лечения. Общим критерием применения блокирующей терапии на модели налтрексона гидрохлорида является обязательная психокоррекционная выработка установки пациента на лечение от наркотической или алкогольной зависимости, отсутствие у него признаков острой интоксикации или абстинентного синдрома, необходимость превентивной налоксоновой пробы, учет противопоказаний (одновременный прием опиоидных анальгетиков, острый гепатит, печеночная недостаточность, повышенная чувствительность к налтрексону), а также рубрификация этапности проводимого лечения на «вводный» и «поддерживающий» этапы [1–4].
Описаны в литературе многочисленные побочные эффекты и осложнения: нарушения сна, тревога, головокружение, головная боль; в единичных случаях — депрессия, спутанность сознания, галлюцинации, снижение аппетита, тошнота, рвота, диарея, запор, боли в животе, гепатотоксические эффекты, повышение активности печеночных трансаминаз, лимфоцитоз, слабость, миалгия, артралгия, снижение или увеличение либидо, случаи тромбоцитопенической пурпуры, цитолитические и холестатические синдромы. Объясняются они, в основном, длительной курсовой терапией. Кроме того, известно, что период полувыведения терапевтических доз налтрексона из организма составляет 4 часа, что равнозначно отсутствию кумулирующего эффекта. Вместе с тем, имеются указания на то, что препарат, биотрансформируясь в печени, дает фармакологически активный метаболит 6-бета-налтрексона, который также обладает блокирующими свойствами в отношении опиоидных рецепторов. Однако его средний период полувыведения составляет уже 13 ч, что сопряжено с возможностью кумуляции при длительном применении, хотя в литературе четких указаний на наличие клинических признаков депонирования нет.
Имеющийся отечественный опыт блокирующей терапии свидетельствует о том, что реализация широкомасштабных программ применения пролонгированных циклов лечения препаратами, содержащими субстанцию налтрексона гидрохлорид, нередко сопряжено с большими трудностями и является на данном этапе весьма проблематичным. Исходя из усредненных данных о финансовых возможностях украинской популяции нарко- и алкогользависимых пациентов, блокирующая терапия в традиционной ее модели реальна лишь для незначительного числа пациентов.


Цель исследования.

На основе целенаправленного исследования, идентификации и систематизации клинически рецидивоопасных ситуаций периода ремиссионного воздержания в структуре наркотической и алкогольной зависимостей — обосновать, разработать и предложить показания к применению непродолжительных купирующих курсов блокирующей терапии на модели препарата налтрекс, содержащего в качестве активно действующей субстанции налтрексона гидрохлорид.


Новый перспективный препарат блокирующего действия.

Наше внимание привлек препарат налтрекс производства индийской фармацевтической фирмы «Дженом Биотек ПВТ ЛТД», созданный на базе активной субстанции налтрексона гидрохлорид. К изначальным достоинствам препарата мы отнесли наличие его в таблетированной форме, относительную недороговизну (в сравнении с имеющимися на фармацевтическом рынке аналогичными препаратами).
В соответствии с данными разработчиков препарат налтрекс является конкурентным антагонистом опиоидных рецепторов, обладающим лигандно-блокирующим свойством в отношении опиоидных рецепторов всех типов и превентивно предупреждающим или устраняющим действие как эндогенных опиоидов, так и экзогенно поступающих в организм опийных препаратов. Установлено, что налтрекс, как и другие препараты, содержащие основную активную субстанцию налтрексона гидрохлорид, в дозе 50 мг блокирует в течение 24 ч фармакологическое действие 25 мг героина, введенного внутривенно. При введении налтрекса в дозе 100 мг блокирующий эффект сохраняется 48 ч, при введении 150 мг — 72 ч. Препарат рекомендуется для длительного непрерывного применения в течение трех и более месяцев. Стандартом длительности применения препарата считается курс лечения в 6 месяцев.
Основные характеристики фармакокинетики и фармакодинамики препарата (всасывание и распределение, метаболизм, проникновение через гемато-энцефалический и другие тканевые барьеры, элиминация и др.) являются благоприятными для широкого использования в наркологической практике. Представляется важным, что налтрекс не кумулируется, не обладает наркогенным потенциалом, т. е. не вызывает зависимости.


Превентивная гипотеза данного исследования.

Показаниями для назначения краткосрочных курсов лечения препаратом налтрекс могут явиться конкретные клинические ситуации вне периода абстинентных расстройств и острой интоксикации, появление первых признаков которых на фоне ремиссионного воздержания от алкоголя или наркотиков практически неизбежно сопряжено с актуализацией синдрома патологического влечения и высокой степенью риска рецидива алкоголизации и наркотизации.


Табл. 1 Распределение исследованных больных по возрастным группам (n=53)


Материалы и методы

Всего под нашим наблюдением находилось 53 больных в возрасте от 21 до 59 лет, из которых 27 страдали алкогольной зависимостью и остальные 26 – наркотической зависимостью (опийная, героиновая наркомания). Превалирование лиц молодого возраста (табл. 1) объясняется возрастом 27-ми пациентов с опийной зависимостью. В исследовании соблюдались принципы добровольного участия больных в программе, а также конфиденциальности, анонимности. В качестве контроля в наших исследованиях были использованы ретроспективно изучавшиеся те же ургентные состояния ремиссионного периода у тех же пациентов, но которые протекали спонтанно, без купирующей терапии и зачастую завершались рецидивом алкоголизации или наркотизации.
Многофакторная формализованная оценка эффективности терапии проводилась с применением клинико-психопатологического наблюдения, метода интегрального клинического впечатления, психологического тестирования по шкале депрессии Гамильтона, отражающей состояние аффективной сферы и степень влечения к алкоголю, по методике психологической самооценки самочувствия, активности, настроения (методика САН), оценки соматовегетативных проявлений. Исследовалась также биоэлектрокинетическая активность клеточных ядер методом внутриклеточного микроэлектрофореза. С целью клинической идентификации предвестников запойных состояний использовалась разработанная нами система компьютерного прогнозирования.
Препарат налтрекс назначался для перорального приема в дозе 50 мг в сутки (по одной таблетке), доза первого дня лечения дробилась на два приема. Курс лечения в наших исследованиях составлял от 5 до 10 дней.


Результаты и их обсуждение

На предмет клинической апробации краткосрочных курсов терапии препаратом налтрекс были изучены наиболее часто встречающиеся на всех этапах формирования, течения и исхода наркотической и алкогольной зависимостей следующие клинические ситуации:
а) клинические предикторы запойных состояний;
б) аффективные расстройства в клинике алкогольной и наркотической зависимости (депрессивные, астено-депрессивные, тревожно-депрессивные, тревожно-фобические, депрессивно-ипохондрические, обсессивно-депрессивные, дисфорические, гипоманиакальные и другие состояния);
в) клинико-наркологический феномен тематических (наркотических и алкогольных) патогенетических по фабуле сновидений;
г) синдром индуцированного алкогольного и наркотического опьянения;
д) фрустрационные состояния алкогольно-наркотического генеза;
е) псевдоабстинентный синдром;
ж) болевой синдром периода ремиссионного воздержания от алкоголя и наркотиков.
Следует отметить, что нередко перечисленные ургентные по наркологическим критериям состояния у одного и того же больного появлялись одновременно или выступали тандемно.
По полученным нами данным, во всех случаях такие состояния появлялись на фоне воздержания от употребления наркотиков и алкоголя и являлись признаком актуализации синдрома патологического влечения и предиктором рецидива наркотизации и алкоголизации. Об этом свидетельствовал предшествовавший опыт наших пациентов, касающийся безуспешных попыток воздержания и удержания в состоянии трезвости при появлении указанных рецидивоопасных состояний. В связи с этим, все перечисленные расстройства рассматривались нами с позиций неотложных состояний, требующих краткосрочной купирующей блокирующей интервенции в рамках комплексной вторичной профилактики рецидивов, коррекции и стабилизации ремиссионных состояний.
У всех больных на момент исследования наблюдались рецидивоопасные ситуации, краткую клинико-психопатологическую характеристику которых мы приводим.


Предикторы запойных состояний.

Данный контингент пациентов с алкогольной зависимостью характеризовался наличием в клинике так называемых «истинных запоев» с наличием периодично, циклично возникающих периодов массивной алкоголизации. Запои чередовались с периодами воздержания («светлыми промежутками») продолжительностью от нескольких недель до нескольких месяцев. Как правило, начало запоев в каждом конкретном случае достоверно можно было прогнозировать на основании наличия клинически четко очерченных предвестников («предикционный комплекс») и (или) имевшейся хронобиоритмологической закономерности (приуроченность начала запоя к определенным датам месяца, взаимосвязь с гелигеофизическими факторами). Наиболее часто за несколько дней перед началом запоя (предзапойное состояние) появлялись немотивированные колебания настроения, нередко с выраженным дисфорическим радикалом. Ухудшалось общее самочувствие, возникала дизгрипния, идеаторные компоненты (навязчивые воспоминания, мысли, умственное моделирование и тоска по алкоголизации), вегетативная лабильность, сенсорные расстройства различного регистра, своеобразный «поведенческий репертуар», патологически целесообразная поведенческая активность с характерной взволнованностью, настроенностью на алкоголизацию, стремление к уходу из дома или поиски поводов для командировки. В соответствии с предшествовавшим «опытом алкогольной зависимости» данные предикторы вскоре трансформировались в компульсивное, неудержимое, витально неотвратимое влечение к алкоголю. Предвестники алкогольного запоя, безусловно, следует рассматривать как неотложное состояние, требующее незамедлительной купирующей терапии. Известны запойные состояния и при наркотической зависимости («эфедроновые запои» и др.).
Мы применили препарат налтрекс на том этапе «межзапойной трезвости», когда возникавшие предвестники свидетельствовали об актуализации витальных форм патологического влечения к алкоголю, что ранее у исследованных пациентов неизбежно заканчивалось изнурительным запойным состоянием, постзапойным периодом психической, психологической и физической прострации. Налтрекс превентивно назначался в традиционной дозе 50 мг в сутки в таблетированной форме, перорально. Длительность лечения соответствовала длительности предшествовавших запоев у каждого конкретного больного (в среднем 5–10 дней).
Основным критерием успешной блокирующей интервенции в данном фрагменте научного поиска было предупреждение очередного запоя. У подавляющего большинства больных в результате применения налтрекса прогнозируемые запойные периоды были предотвращены. Мы наблюдали два случая, когда запои завершились на первых попытках возобновить алкоголизацию, т. к. привычные эффекты алкоголя в начале запоя практически отсутствовали. Еще в одном случае больной не избежал запойного состояния, однако суточные дозы алкоголя были значительно меньше привычных. Результатом купирующего воздействия явились также продолжающиеся выходы на работу у работающей части больных. Полученные данные свидетельствуют о возможности применения налтрекса по новому назначению — вторичной профилактики запойных состояний.


и наркотического опьянения.

Среди многочисленных причин алкогольных рецидивов существенное место занимают клинико-психологические факторы, обусловленные отрицательным влиянием ближайшего окружения (микросреды), отрицательные психогенные эмоции. Вместе с тем, механизм развития патологического влечения у больных, не употребляющих алкоголь в период ремиссии (фаза воздержания), до настоящего времени изучены недостаточно. Не выяснены также механизмы возникновения так называемого «псевдоабстинентного синдрома».
Изучено клинико-психопатологическое состояние пациентов в различных ситуациях, способствующих возникновению рецидивов, т. е. в обстановке, позволяющей употребить алкогольные напитки, например, в условиях застолья. Оказалось, что у многих пациентов в данной ситуации возникает своеобразное изменение психосоматического состояния, объективно регистрируемое самим больным и окружающими и напоминающее по клинико-поведенческим проявлениям алкогольное опьянение легкой степени. Данный феномен мы назвали «синдромом индуцированного опьянения» (СИО). Основу психического компонента составляют изменения в эмоциональной сфере: у больных появляется состояние легкой эйфории, сопоставимое с легким алкогольным или наркотическим опьянением; оживление мимики и моторики, усиление жестикуляции, появляется повышенная говорливость, утрата чувства такта, благодушие, хвастливость, признаки переоценки физических и умственных возможностей, довольство собой. В этом состоянии у пациентов наступает селективное обострение на запахи алкоголя, иллюзии и галлюцинаторные переживания (органолептическое восприятие неспиртосодержащих напитков как алкогольных, псевдоощущение вкуса алкоголя во рту). Отмеченные изменения в эмоциональной сфере часто сопровождаются и отклонениями в соматовегетативной сфере: гиперемия лица, учащение дыхания и пульса, гипергидроз, гиперсаливация или сухость во рту, головокружения и др.
Как правило, эйфория сменяется дисфорическими явлениями: у больного появляется раздражительность, беспокойство, тревога, напряженность, страх, ощущение душевной пустоты, невозможность дальнейшего пребывания среди пьющих людей. Эйфорическая фаза развития СИО в ряде случаев может быть рудиментарной, а дисфорическая (депрессивно-дисфорическая) — доминирующей.
На разных фазах развития СИО у большинства больных может появляться влечение к алкоголю, наступает рецидив алкогольной анозогнозии, появляется желание усилить состояние «псевдоопьянения» путем приема алкоголя, что нередко больными и реализуется.
В случае отсутствия срыва, синдром индуцированного опьянения заканчивается диссомническими расстройствами и может трансформироваться в псевдоабстинентный синдром или его клинические рудименты, что является также прогностически неблагоприятным в отношении рецидива алкоголизации.
Механизмы возникновения синдрома индуцированного опьянения носят, несомненно, условно-рефлекторный (психогенный) характер. Очевидно, это реактивно возникающее патопсихофизиологическое состояние с позиций психологии и общей психопатологии можно классифицировать как индуцированное непсихотическое расстройство, при котором индуцируемым является пациент с алкогольной (наркотической) зависимостью, а индуктором — «пьющая компания».
СИО в своем формировании и течении подчиняется общим закономерностям рефлекторной деятельности, имеет место феномен психологического аутоотождествления личности больного с другим человеком, группой, образцом, возникает механизм «сопереживания». Безусловно, в формировании СИО определенную роль играют и органы чувств: обонятельный анализатор (восприятие запаха спиртных напитков); зрительный анализатор (визуализация всей процедуры застолья — от вида алкогольных этикеток, разливания алкоголя до употребления); слуховой анализатор (сопровождающие застолье характерные, привычные шумовые, вербальные эффекты). Однако объяснить появление СИО только «вдыханием паров алкоголя» не представляется возможным, т. к. отдельные компоненты синдрома возникали у наших больных, например, при просмотре кинофильмов с длительными периодами застолья или чтении литературы с красочным описанием таких эпизодов.
Таким образом, появление у больного с алкогольной или наркотической зависимостью в период ремиссии СИО следует рассматривать как критическую ситуацию, разрешение которой для больного может закончиться рецидивом алкоголизации. Синдром индуцированного опьянения ухудшает прогноз и укорачивает ремиссию.
Полученные данные определяют необходимость внесения корректив в лечебно-диагностический процесс и психогигиеническую работу по профилактике рецидивов при алкогольной зависимости. При появлении у наших пациентов синдрома индуцированного опьянения и затем псевдоабстинентного синдрома мы с успехом применяли непродолжительные курсы блокирующей терапии, в частности, путем назначения препарата налтрекс, который в данных случаях способствовал повышению возможностей больных воздерживаться от употребления спиртных напитков. Мы рекомендовали также налтрекс как карманное средство первой помощи на период за несколько часов до предстоящего участия пациента в заранее известной для него застольной процедуре и спустя несколько дней после таких эпизодов. В среднем длительность краткосрочных интервенций составляла около 5–7 дней. По нашим данным, в случае участия больных в данном фрагменте исследований возникавший СИО или факт непосредственного пребывания пациентов в застолье привел к рецидиву алкоголизации лишь в 7 %, в то время как ретроспективные данные показали, что без превентивного лечения рецидив развивался в 48 % случаев СИО.


Табл. 2 Квантификационная оценка аффективной патологии по шкале Гамильтона (на модели алкогольной депрессии) до начала лечения


Табл. 3 Сравнительные данные купирования аффективной патологии (на модели алкогольной депрессии) предложенным способом (препарат налтрекс) и известным (УФОК) (в баллах, по шкале Гамильтона)


Аффективные расстройства вне абстинентных расстройств.

По многофакторной комплексной оценке и интегральной трактовке наших клинических наблюдений, аффективные расстройства, депрессивные состояния при алкогольной и наркотической зависимости в ремиссионном периоде возникали как аутохтонно, так и по реактивно-предикторным закономерностям (как следствие интеркуррентной невротизации и стрессовых состояний). Они включали депрессивные приступы, полиморфизм которых объяснялся наличием таких сопутствующих клинических компонентов, как астенический, дисфорический, фобический, ипохондрический, обсессивный, тревожный. Данная аффективная симптоматика выступала в качестве «клинического фасада» синдрома патологического влечения к алкоголю и одного из пусковых механизмов рецидивирования алкоголизации.
Это, прежде всего, были различные по структуре состояния пониженного, угнетенного настроения с негативной оценкой собственного «Я», с феноменом «виновности», «неполноценности», отрывочных паранойяльных конструкций самоуничижения, а также негативной оценкой окружающего (живого и неживого) мира, пессимизма в отношении своего статуса как настоящего, так и будущего. По нашим наблюдениям, нередким явлением была так называемая «улыбающаяся депрессия» («Smily Depression”), ассоцирующаяся со старым термином “алкогольный юмор”. Однако по усредненной оценке, диссоциация депрессивных расстройств алкогольного и наркотического генеза заключалась также в том, что при ларвированных аффективных расстройствах присутствовал скрытый потенциал патопсихологических агрессивных мотиваций или витальное ощущение безысходности с когнитивно-суицидальными тенденциями, явлениями «алкогольной фрустрации» и панических состояний. Витальный характер алкогольной депрессии в ряде случаев проявлялся глубокими раптусами уныния, ипохондрии, ощущением опустошенности, предсердечной тоской, суточной ундуляцией аффекта, отрывочными явлениями меланхолической деперсонализации. Деморализующая и изнуряющая роль коротких, повторяющихся депрессивных эпизодов и затяжных аффективных расстройств (в аспекте психологического статуса, психического и физического здоровья) дополнялась наблюдающейся повышенной частотой суицидальных мыслей, что в наркологии явно недооценивается.
Для наших пациентов характерным был тот факт, что привычные дозы алкоголя не подавляли депрессивную симптоматику, а в ряде случаев в состоянии интоксикации она актуализировалась. Мы наблюдали также часто встречающуюся коморбидную предикторную значимость депрессивных состояний в «запуске» (рецидивировании) истинных и псевдозапойных состояний. За появлением в так называемом «светлом промежутке» тревожно-депрессивного, дисфорического и даже гипоманиакального аффекта, как правило, следовала вспышка компульсивного влечения к алкоголю и затяжной запойный период. В постабстинентном периоде, на начальном этапе формирования у больного ремиссионного (внутрибольничного) состояния, мы наблюдали клиническую картину, которую можно было назвать «трезвая фрустрация». Это были те случаи, когда ожидаемое пациентами изначально психотерапевтически «обещанное», «гарантированное» персоналом «полное восстановление здоровья» после прекращения потребления алкоголя молниеносно не наступало и, наоборот, самочувствие продолжало ухудшаться. В тех случаях, когда депрессивная симптоматика имелась в преморбиде, мы наблюдали ее трансформацию, вызванную хроническим интоксикационным процессом. Представляем классификацию тяжести аддикционных депрессивных состояний ремиссионного периода (табл. 2, рис. 1)
Идея рассмотрения приступов аффективных расстройств в ремиссионном периоде у больных алкогольной и наркотической зависимостью в качестве признаков обострения патологического влечения и предиктора срыва ремиссии явилась для нас обоснованием краткосрочных курсов лечения препаратом налтрекс (в среднем 5–10 дней). Лечение проводилось на фоне немедикаментозной антидепрессивной терапии (квантовая аутогемотерапия).
Данные лечения алкогольной и наркотической аффективной патологии с применением налтрекса на фоне квантовой аутогемотерапии на модели ультрафиолетового облучения крови (УФОК) статистически достоверно были результативны уже с третьего дня лечения (табл. 3, рис. 2).
Псевдоабстинентный синдром. Феномен тематических (алкогольно-наркотических) сновидений. Алкогольно-наркотические фрустрационные состояния. В ремиссионном периоде при алкогольной или наркотической зависимости периодически может возникать симптомокомплекс, напоминающий абстинентный синдром — состояние психического напряжения в сочетании с соматовегетативными дисфункциями. Частично данное состояние рассмотрено в разделе «Синдром индуцированного опьянения». Безусловно, данное состояние является клиническим симптомом обострения патологического влечения и показанием для лечения препаратом налтрекс. Известный в клинической наркологии феномен тематических сновидений, а также алкогольно-наркотические фрустрационные состояния, являющиеся достоверным признаком обострения патологического влечения, мы также включили в реестр показаний для блокирующей терапии. По нашим наблюдениям, для купирования псевдоабстинентных расстройств достаточным было назначение налтрекса в суточной дозе 50 мг, в среднем на 5 дней.
Суммарная оценка результатов психологического тестирования до и после лечения препаратом налтрекс показала позитивную и статистически достоверную динамику показателей шкалы Гамильтона и методики самооценки САН.
Клиническая результативность препарата налтрекс была объективизирована также методом внутриклеточного микроэлектрофореза: установлено, что биоэлектрокинетическая активность клеточных ядер при возникновении в ремиссионном периоде рецидивоопасного клинического статуса резко снижалась и составляла в среднем 29,5±3,13 %, что на 76,4 % ниже средневозрастной нормы. После купирующей терапии с использованием налтрекса данный гомеостатический параметр восстанавливался до 52,4±4,17 % (отклонение от нормы — 15,8 %).


Рис. 1 Квантификационная оценка алкогольной депрессии до начала лечения


Рис. 2 Динамика алкогольной депрессии в зависимости от метода лечения


Выводы

Таким образом, определен диапазон неотложных клинических ситуаций ремиссионного периода при наркотической и алкогольной зависимости, которые являются показанием для дифференцированного применения непродолжительных курсов лечения препаратом налтрекс. Клиническая апробация препарата с положительной клинической результативностью осуществлена при предвестниках запойных состояний, синдроме индуцированного алкогольного и наркотического опьянения, приступах аффективных расстройств, феномене тематических алкогольно-наркотических сновидений, псевдоабстинентном синдроме, фрустрационных состояниях алкогольного и наркотического генеза.
Безусловно, поиск показаний для дифференцированного лечения неотложных рецидивоопасных клинических ситуаций методом блокирующей терапии должен быть продолжен. Так, в частности, болевой синдром, возникающий в ремиссионном периоде алкогольной и наркотической аддикции, требует незамедлительной терапии ненаркотическими анальгетиками на фоне непродолжительного лечения налтрексом.


Статьи на похожую тематику:

1. Опыт применения препарата налтрекс при лечении опийной наркомании

2. Опыт применения препарата налтрекс при лечении алкогольной зависимости

3. Опыт использования препарата спазмолекс при лечении периоперационных болей

4. Опыт использования препарата глобирон в терапии железодефицитной анемии у детей раннего возраста

5. Г. В. Дзяк, А. А. Ханюков Опыт использования комбинированного препарата лозара-Н в лечении больных с артериальной гипертензией и ишемической болезнью сердца

6. А. А. Хижняк, В. Е. Мушенко, Т. В. Козлова, В. Б. Сивоволов, Ю. В. Волкова, В. И. Иевлева Опыт использования препарата Ксилат в лечении больных с полиорганной недостаточностью

7. М. А. Георгиянц, В. А. Корсунов, Е. В. Шилова Первый опыт использования инфузионного препарата Ксилат для коррекции недиабетического кетоза у детей с различной инфекционной патологией

8. Кандерм-БГ — новые возможности в лечении аллергодерматозов

9. Ф. С. Глумчер Септический шок: новые концепции патогенеза и лечения

10. Л.Т.Киричек Новые подходы к традиционной антигипертензивной терапии



зміст