Анонсы статей



ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

статьи схожей тематики

Загадка смерти Сталина

Юрий Григорьев


Сталин На протяжении практически единоличного 30-летнего правления И. В. Сталина Советским Союзом, всей этой долгой безраздельной диктатуры, в массовом сознании настойчиво насаждалась мысль, что великий вождь неутомим и вездесущ, что он вечно бодрствует, постоянно в труде и заботах. Казалось, что болезни просто не могут коснуться его. И вдруг, посреди непоколебимого благоденствия и спокойствия за кремлевскими стенами, он заболел и скончался как простой смертный. Все происходившее в эти дни было невероятным. Но болел ли Сталин чем-либо серьезным до кровоизлияния в мозг в начале марта 1953 года? Несомненно, пусть даже истинная его жизнь была окружена завесой секретности. На малоизвестных документальных кинокадрах, лишь недавно промелькнувших на телеэкране, Сталин выглядит уставшим пожилым человеком — таков поразительный по контрасту с лакировкой кинофрагмент его короткого выступления на XIX съезде КПСС, которое, включая несмолкаемые овации, длилось лишь 19 минут. Из официального сообщения тех лет мне запомнились слова: "Великий вождь встает и ровным мерным шагом направляется к трибуне". На самом деле походка не была такой уж маршальски ровной, и весь его облик свидетельствовал о печати возраста.

Выступление Сталина, впрочем, не было благостным. Объектом внезапной уничтожающей критики с опасными для изобличаемого последствиями был избран… Молотов, долгие годы являвшийся одним из ближайших соратников вождя. Сталин обвинил его в пособничестве "изданию буржуазных трудов". Если учесть, что в казематах Лубянки уже подвергалась допросам жена Молотова, компромат на него готовился полномасштабно. Возможно, если бы не внезапная смерть вождя, Молотова ожидала бы судьба иных обвиненных по политическим статьям и отправленных в небытие.
Сталин попросил съезд партии об отставке, заметив, что страной не должны руководить старики. Быть может, он и лицемерил, а возможно, чувствовал, что силы угасают… Съезд единодушно отклонил эту просьбу и вновь избрал Иосифа Виссарионовича Генеральным секретарем ЦК КПСС, словно выдав ему мандат на дальнейшее бессмертие.
Но мандат оказался недействительным. Медицинское заключение о смерти Сталина, указывавшее, что она наступила вследствие тяжелого инсульта, целиком соответствовало правде, хотя есть гипотезы, что руководитель страны скончался ранее — 5 марта. Обоснованным можно считать и предположение, что инсульт возник в результате гипертонического криза. Но на самом деле это был по крайне мере третий удар, а артериальная гипертензия отмечалась на протяжении длительного времени, причем предыдущие нарушения мозгового кровообращения вряд ли внешне прошли бесследно. Одно их таких серьезных цереброваскулярных нарушений предположительно датируется 1946 годом. Хотя об ухудшении здоровья генералиссимуса ничего не сообщалось, иностранные дипломаты внимательно следили за церемониями его публичных появлений на трибуне мавзолея во время демонстраций и парадов. Чтобы удостовериться в слухах об ухудшении здоровья Сталина, президентом США в Москву был направлен Гарриман, американский посол в СССР в годы войны. Он был принят вождем, и у опытного политика и разведчика не возникло оснований для подтверждения подозрений. Очевидно, состояние лидера Советского Союза на тот момент улучшилось, а, быть может, в психологической аранжировке встречи свою роль сыграла сильная сталинская воля.
Второе гемодинамическое нарушение у вождя относят к периоду визита в Москву Мао Цзэдуна. Переговоры являлись столь важными, что Сталин не мог не провести их лично. Кинокадры их встречи производят гнетущее впечатление: пышущий бодростью Мао и бледный осунувшийся Сталин.
Мир мог лишь догадываться о сбоях в "кремлевской кардиограмме". Но в окружении вождя его нездоровье лишь усиливало интриги и подковерную борьбу за наследование власти и устранение соперников. Так исчез в результате так называемого "ленинградского дела" один из способнейших стратегов послевоенного экономического развития страны Вознесенский. Есть доказательства, что Берия и Маленков, боявшиеся даже тени друг друга, но временно заключившие союз, стремились убрать с арены и Жданова, а его действительно серьезное заболевание сердца только способствовало их целям.
С другой стороны, известно, что именно электрокардиограмма Жданова, датированная 1948 годом и указывавшая на наличие признаков инфаркта миокарда, явилась одной из первооснов "дела врачей". По каким-то причинам, скорее всего, вследствие указаний свыше, этот диагноз вначале не фигурировал в истории болезни Жданова. А позже несовпадениям придали злоумышленный характер, умело использовав в "деле врачей".
Так или иначе, в результате ликвидации медицинского персонала вождь лишился личного лечащего врача В. Н. Виноградова, также обвиненного в "преступных действиях" и арестованного. Считается, что Виноградов пострадал вследствие буквального неконъюнктурного понимания врачебного долга. Обследовав своего пациента, он счел, что состояние здоровья Сталина неудовлетворительно, и вождь нуждается во временном отстранении от работы. Надо полагать, что речь шла о негативных изменениях в кровоснабжении мозга и состоянии сердца. Сталин же расценил это заключение лечащего врача как следствие заговора против него.
Генерального секретаря продолжал осматривать фельдшер, не обладавший должной эрудицией, и рекомендованные им средства не соответствовали степени и тяжести заболевания. Хотя предположение, что В. Н. Виноградов смог бы предотвратить последовавший инсульт, было бы преувеличением.
А развился он внезапно. Накануне вечером у Сталина на Ближней даче, его загородной резиденции "в гостях" были некоторые члены Политбюро. Выражение "в гостях", пожалуй, имеет двоякий смысл: встреча имела, пусть и не совсем формальный, но обязательный и деловой характер и сопровождалась застольем. Сталин, по своему обыкновению, кроме небольшого количества грузинского вина, иных видов алкоголя не употреблял. Когда посетители уехали поздним вечером, охране было приказано не беспокоить вождя даже извещениями фельдегерской почты, пока Сталин сам не обратится с указанием обслуживания. Возможно, вследствие усилившейся гипоксии он испытывал сонливость и рассчитывал, что спокойный длительный отдых окажется полезным для улучшения самочувствия. Напряженность событий того времени, несомненная фобия, что против него зреют заговоры и даже членам Политбюро нельзя доверять, несомненно, способствовали формированию у Сталина состояния скрытого стресса.
Один из руководителей охраны дачи отмечал впоследствии, что в средине ночи в комнатах Сталина вдруг загорелся и вскоре погас свет. Очевидно, вождь проснулся из-за внезапного ухудшения самочувствия. Посмотрев на часы и убедившись, что стоит глубокая ночь, решил снова лечь в постель. И, быть может, именно тогда упал на пол с помутнением сознания. Разумеется, это только предположение.
Что же происходило дальше? Лишь спустя шестнадцать-восемнадцать часов непонятного молчания Сталина, отсутствия вызовов от него, сотрудники Ближней дачи решились войти в его комнаты. Вождь лежал на полу, сознание отсутствовало, хотя глаза были открыты. Фактически состояние Сталина, если присовокупить остальные его патологические признаки, свидетельствовало о коме в результате инсульта. Понятно, что сначала диагноз, называемый в народе ударом, не звучал, а лишь предполагался обнаружившими Сталина заболевшим. Врач при нем по какой-то причине не дежурил, хотя это и кажется парадоксальным, а срочно вызвать кого-либо из кремлевских медиков персонал Ближней дачи, учитывая правила субординации в аппарате госбезопасности, самостоятельно, очевидно, не имел права. Сталина перенесли на кровать и укрыли. О случившемся по правительственной связи немедленно доложили Берии.
Шли минуты, часы, а врачебная помощь отсутствовала, поскольку от Берии не последовало соответствующей команды. Наконец, спустя более пяти часов после телефонного звонка прибыли Маленков и Берия. Берия долго всматривался в лицо Сталина и заявил, что тот спит, приказав не тревожить. После отъезда двух высших лиц прибыли и врачи. Страх, владевший каждым из них, в условиях продолжения "дела Вовси и Виноградова" был понятен. Фиксировались все показатели состояния больного, производились анализы, следовали уколы, давался из подушек кислород, повторились неврологические обследования. Каждая манипуляция требовала санкции присутствовавших тут же высших офицеров КГБ, все тщательно протоколировалось. Но эти меры были уже тщетны. Впрочем, и в самом начале развития инсульта, поскольку был поражен ствол головного мозга, предпринимаемые усилия, учитывая уровень ангионеврологии того времени, вряд ли оказались бы эффективными.
Из бюллетеней о состоянии здоровья Сталина страна и мир с изумлением узнали о происшедшем. Многие понимали, что означает выражение "дыхание "Чейн-Стокса" из текста этих сообщений — глубокое нарушение в регуляции жизнедеятельности. Вечером 5 марта наступила смерть. Не исключено, что она последовала и раньше. Но даже если все было так, как публиковалось в газетах, верхушка власти — Маленков, Берия, Хрущев — понимали, что состояние Сталина необратимо, и лихорадочно занимались разделом власти. "Король умер, да здравствует король!" — прозвучало в их сознании еще до исхода поверженного. 9 марта на Красной площади состоялись похороны вождя. С трибуны выступили Маленков, Берия, Молотов. Все трое падут в результате последующих интриг и заговоров…
Был ли Сталин отравлен либо убит агентами Берии, как утверждается в иных книгах? Бесспорно, это не так. Преемники Сталина лишь воспользовались его кончиной. Поэтому выкрики Василия Сталина "Вы убили отца!" лишь частично отражали истину. Окружение вождя в тот момент менее всего интересовал он сам, в первую же очередь — обретение власти и распределение постов у ее кормила. Смерть Сталина кардинально изменила положение в мире, фактически знаменуя новую эру. Первым важным результатом перемен стало прекращение "дела врачей", освобождение и реабилитация безвинно схваченных и заточенных в камере пыток светил медицины. Теперь это было в интересах Берии, он боролся за свою популярность. "Как могло такое случиться в недрах КГБ?" — замелькало в газетах. Однако Берия был вскоре свержен. Спустя некоторое время прозвучал исторический доклад Хрущева о "культе личности". Доклад был закрытым, но вскоре стал известен планете. Человечество вступало в новый отсчет времени, эпоху новых надежд и противоречий. Как и вечных интриг вокруг трона и капитала. Однако сталинская тирания, в сущности, навсегда потерпела поражение.
Хочется упомянуть еще об одной подробности тех дней. Известно, что профессор В. Неговский, изобретатель прибора для реанимации, настойчиво предлагал властям свои услуги. Аппаратура его была хотя и крайне громоздка, но все же транспортабельна, однако разрешения на поддержание жизни больного искусственным способом он так и не получил. Почему? Ответ может быть лишь один: новому правительству была нужна не затянувшаяся агония недавнего полубога, а бездыханный Сталин.


Статьи на похожую тематику:

1. Гелий Аронов: «Следствие по факту смерти» и еще пять повестей



зміст