Анонсы статей



ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

статьи схожей тематики

Применение ферментного препарата Пепзим в гастроэнтерологической практике

В статье приведено клиническое и патогенетическое обоснование назначения комплексного препарата Пепзим при различных заболеваниях органов пищеварения. Проанализированы свойства компонентов Пепзима, в состав которого входят протеолитические и амилолитические ферменты растительного и фунгального происхождения, эфирные масла корицы, кардамона и тмина. Доказана эффективность включения Пепзима в реабилитационную терапию после купирования обострения хронического рецидивирующего панкреатита.
Ключевые слова: Пепзим, пищеварительные ферменты, растительные эфирные масла, диспепсия, реабилитационная терапия, хронический рецидивирующий панкреатит.


Н. Б. Губергриц, д.м.н., профессор
Донецкий государственный медицинский университет им. М. Горького


Многочисленная группа ферментных препаратов, зарегистрированных в Украине, пополнилась ещё одним — препаратом Пепзим. Он отличается оригинальным составом, особой комбинацией компонентов, которые определяют "собственное лицо" Пепзима и логично помещают его в соответствующую "фармакологическую нишу".
Важно, что все компоненты Пепзима имеют растительное или фунгальное роисхождение. Основными компонентами являются папаин и фунгальная диастаза, собственно ферменты. Доказано, что растительные и фунгальные ферменты более устойчивы в кислой среде, чем животные, более резистентны к ингибиторам животных панкреатических ферментов, а также имеют более широкий спектр субстратной специфичности [1]. Папаин — протеолитический фермент из сока несозревших плодов папаи (Carica papaya). Папаин проявляет как кислотные, так и основные свойства; он гидролизует белки, амиды и эфиры, особенно по связям лейцина и глицина. Максимальную активность папаин проявляет при pH 5—8. Важно, что папаин не только сам имеет протеолитическую активность, но еще потенцирует действие других протеаз [2, 3]. Фунгальная диастаза — амилолитический фермент, гидролизующий крахмал, гликоген (полисахариды) на мальтозу, мальтриозу (дисахариды). Папаин и диастаза расщепляют белки и углеводы до молекул, которые готовы для всасывания [2, 3].


Живой организм способен на многое,
а долг врача — дать толчок,
стимулировать его потенциальные силы и возможности.
Мы должны быть подмастерьями природы.
Г. А. Илизаров


Изюминкой" Пепзима является наличие в его составе растительных эфирных масел — корицы, кардамона и тмина. Так как подобные компоненты введены в состав ферментного препарата впервые, охарактеризуем их подробнее.
Источник эфирного масла корицы — кора и листья коричного дерева (корицы цейлонской — Cinnamonum ceylanicum Nees). Это растение распространено в Индии, Южной Африке, Китае, на Цейлоне, Филиппинах, Мадагаскаре. Для получения 1 кг эфирного масла (Oleum Cinnamoni ceylanici) необходимо до 20 кг молодой коры или до 120 кг листьев. Химический состав масла из листьев корицы: коричный альдегид (65—76%), цимол, линалоол, фурфурол, эвгенол (70—90%), кариофилен, метиламиновый кетон, фелландрен, пинен. Масло из коры более дорогое и лучшего качества, в нем содержится коричный альдегид (55%), эвгенол (18%). Масло корицы, произрастающей в Китае, имеет некоторые отличия по своему составу, в частности, не содержит эвгенола [4].
Как специя корица была упомянута в хрониках еще императором Шен Нунг Кваном (2700 лет до н. э.). В переводе с греческого "корица" означает "безупречная пряность". Во все времена и у всех народов она ценилась очень высоко. Корица входит в состав большинства китайских рецептов. О ней упоминается и в Библии: корица была одной из специй, которые Бог велел Моисею взять с собой из Египта. Древние египтяне использовали ее в борьбе с эпидемиями и для бальзамирования. Греки и римляне покупали ее у арабов. У португальцев (в XVI в.) и голландцев (в XVII в.) корица появилась в результате колонизации Цейлона (Шри-Ланка). Голландцы занялись ее разведением, и она стала более известной на Западе [4].
Запах корицы сравнивают с теплым покрывалом, которое согревает, расслабляет, создает атмосферу мира и покоя, способствует вдохновению [4].
Свойства эфирного масла корицы: закрепляющее при диарее, противомикробное, антисептическое, противовирусное, антипаразитарное, спазмолитическое, иммуностимулирующее, стимулирующее аппетит и желудочную секрецию, психотропное, улучшающее микроциркуляцию, антигипотензивное. Кроме того, масло корицы уменьшает метеоризм, оказывает отхаркивающее действие, способствует нормализации менструального цикла, препятствует формированию целлюлита, нейтрализует яды при укусах насекомых, устраняет неприятный запах изо рта, служит средством от обмороков и головокружений. Масло корицы применяется при депрессии, ипохондрических состояниях, для профилактики и лечения вирусных респираторных заболеваний, гнойничковых заболеваний кожи и пр. [4, 5, 6]. Многофункциональность масла корицы делает его полезным не только при заболеваниях органов пищеварения, но и другой сопутствующей патологии. Важно, что такое масло уменьшает основные симптомы у гастроэнтерологических больных, а также часто сопутствующие этим симптомам вторичные проявления — ипохондрию, неприятный запах изо рта и др. [4, 5, 6].
Следующий компонент Пепзима — эфирное масло кардамона. Его получают из плодов и семян вечнозеленого высокого травянистого многолетнего растения — кардамона настоящего (Elettaria cardamonum Maton). Область произрастания — Индия, Танзания, Шри-Ланка, Центральная Америка. Для получения 1 кг масла необходимо 20 кг плодов с семенами. Основными компонентами эфирного масла кардамона являются цинеол, терпинеол, лимонен, эвкалиптол, цингиберен, борнеол [4, 7, 8]. В Индии и Шри-Ланке кардамон применяют в качестве специи и в лечебных целях по меньшей мере с 1000 г. до н. э. Древние египтяне употребляли кардамон в религиозных обрядах и для производства духов, а древние греки и римляне — в парфюмерии. Кардамон был ввезен в Европу арабами. Гиппократ, Диоскорид и Овидий упоминали его в своих трудах. Гиппократ рекомендовал применять кардамон при кашле, болях в животе, спазмах, нервных расстройствах, задержке мочи и укусах кровососущих насекомых [9]. Семена применяли в качестве мочегонного средства и для лечения эпилепсии, спазмов, паралича, ревматических приступов и сердечных заболеваний. Врачи Древнего Китая считали, что кардамоном можно лечить все кишечные расстройства. В Азии высушенные плоды употребляют для приготовления жевательных средств и ароматизации чая. Арабы варят с кардамоном так называемый бедуинский кофе — символ гостеприимства в Саудовской Аравии. Любят кардамон и в Скандинавии, где его добавляют в копчености, кондитерские изделия, рассолы, маринады, кисели, компоты, творожные пасты, супы и начинки для сладких пирогов. В Британии и США кардамон официально признан фармацевтами как ароматический тоник пищеварительной системы [4, 10].
Свойства эфирного масла кардамона: возбуждает аппетит, стимулирует желудочную секрецию, уменьшает гнилостные процессы в кишечнике, рефлюксы (в частности, устраняет отрыжку, изжогу), ветрогонное, спазмолитическое, антисептическое. Кроме того, масло кардамона оказывает жаропонижающее, бронхолитическое, отхаркивающее, гипотензивное, мочегонное, тонизирующее действие, способствует нормализации менструального цикла [4, 8]. Кардамон воздействует также на тонком, психофизическом уровне: способствует активности и ясности ума, стимулирует работу сердца, дает ощущение легкости, спокойствия и благополучия. Эфирное масло кардамона можно применять симптоматически при целом ряде заболеваний органов пищеварения, а также при их сочетании с сопутствующей психосоматической патологией, заболеваниями органов дыхания, кровообращения [4, 5, 6].
И, наконец, последний компонент Пепзима — эфирное масло тмина обыкновенного (Carum carvi) — двухлетнего травянистого растения. Тмин произрастает в лесной и лесостепной зонах Европы, в т. ч. в Украине, в Южной части Сибири, на Кавказе, в гористых местах Средней Азии и Крыма, в Северной Америке. Источником эфирного масла являются семена. Для получения эфирного масла (Oleum Carvi dopp. rectific) необходимо около 20—25 кг семян. В состав масла входят карвон (50—60%), лимонен (до 30%), карвакол, карвен, линалоол, цимол, пинен. Археологи нашли семена тмина в раскопках неолита и мезолита, что указывает на их использование еще 8 тыс. лет назад. Он применялся древними египтянами в религиозных ритуалах и в кулинарии с целью улучшения пищеварения. Диоскорид рекомендовал применять тмин как желудочное средство. Римляне жевали его для освежения дыхания после еды, он часто использовался в индийской кулинарии. Английское общепринятое название, возможно, произошло от арабского "al-karwlya" или "al-karawiya", или греческого "кара" или "кар" — голова, из-за цветков, собранных в плотные зонтики. Как известно, шекспировский Фальстаф из "Виндзорских проказниц" утверждал, что тмином неплохо посыпать печеные яблоки. В России в некоторых уральских семьях еще не так давно устраивали праздник — "тминный день": с ним пекли калачи, хлеб, пряники, готовили суп, капусту, квас, картофель [4, 11]. Масло тмина повышает аппетит, т. к. раздражает вкусовые рецепторы. Кроме того, оно оказывает спазмолитическое, желчегонное, слабительное, ветрогонное, глистогонное действия, повышает тонус тонкой и толстой кишок, стимулирует перистальтику и желудочную секрецию, снижает процессы гниения и брожения в кишечнике. Масло тмина устраняет неприятный запах изо рта, поэтому он является компонентом некоторых зубных паст и ополаскивателей для полости рта. Как и другие эфирные масла, имеет и "негастроэнтерологические" свойства: антигистаминное, отхаркивающее, мочегонное, тонизирующее, заживляющее, седативное, стимулирующее лактацию, нормализующее менструальный цикл [4, 11]. Широкий спектр эффектов эфирного масла тмина определяет его терапевтические возможности и целесообразность комбинирования с другими эфирными маслами (например, корицы и кардамона), что и осуществлено фармацевтической компанией "Дженом Биотек ПВТ ЛТД" (Индия) в препарате Пепзим.
Особенность состава Пепзима — в комбинации ферментов с невысокой (по сравнению с животными) активностью и эфирных масел, стимулирующих секреторную и моторную функции органов пищеварения (возбуждают аппетит, усиливают желудочную секрецию и желчеобразование, моторику тонкой и толстой кишок). В общем, Пепзим обеспечивает как мобилизацию собственных возможностей пищеварительной системы, так и сам "помогает" гидролизовать белки и углеводы пищи.
Такой состав препарата целесообразен со следующих позиций. Хотя Пепзим не может быть назначен для заместительной терапии из-за отсутствия липолитического фермента и невысокой активности протеолитического и амилолитического ферментов, его целесообразно применять в реабилитационном периоде после перенесенного острого панкреатита или купирования атаки хронического рецидивирующего панкреатита (ХРП). На высоте панкреатита, гиперферментемии основным принципом лечения является создание "функционального покоя" поджелудочной железе, и назначение желчегонных препаратов, стимулирующих панкреатическую секрецию, в это время противопоказано [12]. После уменьшения боли, нормализации показателей панкреатических ферментов в крови назначение Пепзима становится целесообразным для "помощи" поджелудочной железе с целью оптимизации восстановления ее функции и компенсации мальдигестии [12, 13, 14].
Повышение желудочной секреции под влиянием эфирных масел Пепзима способствует усилению секретиновой стимуляции поджелудочной железы с соответствующим увеличением продукции ее секрета. Поэтому при лечении Пепзимом меньше вероятность привыкания, синдрома отмены. Вообще, при приеме ферментных препаратов неизбежно развивается торможение собственной панкреатической секреции по механизму обратной связи из двенадцатиперстной кишки [3]. Но, учитывая наличие в составе Пепзима не только "готовых" ферментов, но и стимулирующих функцию поджелудочной железы компонентов, собственная панкреатическая секреция не подавляется так, как при приеме традиционных ферментных препаратов.
Эфирные масла Пепзима не только стимулируют секрецию поджелудочной железы, но и увеличивают КПД ее ферментов. Это обеспечивается желчегонным эффектом растительных масел, а особенно эфирного масла тмина. Кислоты, содержащиеся в желчи, активируют панкреатические ферменты, следовательно, обеспечивают реализацию их гидролизующих свойств [3, 12].
Пепзим обеспечивает не только замещение и стимуляцию функции поджелудочной железы, но и мобилизацию других пищеварительных "соков" (желудочного сока, желчи) для обеспечения расщепления компонентов химуса до готовых для всасывания молекул.
Поскольку эфирные масла Пепзима обладают разносторонними свойствами, они симптоматически могут уменьшать выраженность многих проявлений гастроэнтерологической патологии независимо от конкретной нозологической единицы: диспепсии, метеоризма, нарушений стула. Кроме того, эфирные масла устраняют неприятный запах изо рта, эффективны при неврозах, ипохондрических состояниях, нередко развивающихся при заболеваниях органов пищеварения. Такие свойства эфирных масел, как противомикробное, бронхолитическое, отхаркивающее, мочегонное, нормализующее менструальный цикл и другие, следует использовать при выборе ферментного препарата больным заболеваниями пищеварительного тракта с сопутствующей патологией других органов и систем.
Важна также форма выпуска Пепзима — сироп с приятным вкусом и запахом. Это обеспечивает удобство приема для детей, пациентов с нарушениями глотания твердых ингредиентов, спинальных и других больных, вынужденных длительное время находится в постели (они нередко нуждаются в ферментных препаратах из-за метеоризма на фоне кишечной гипомоторики). Наконец, жидкая форма облегчает введение Пепзима через зонд больным, находящимся в тяжелом состоянии или на энтеральном питании (например, при остром панкреатите), обеспечивает быстроту его действия. Приятный вкус имеет некоторое психотерапевтическое значение, столь важное для многих гастроэнтерологических больных. Пепзим уже не воспринимается ими как "химия", особенно после объяснения врача о природном происхождении компонентов препарата [2].
Рассмотрим терапевтические возможности Пепзима в гастроэнтерологии. Выше обосновано назначение препарата в реабилитации и после панкреатической атаки. Кроме того, Пепзим показан при функциональной диспепсии. Эфирные масла, особенно масло кардамона, нормализуют перистальтику. Ферменты Пепзима, гидролизуя компоненты химуса, также косвенно способствуют устранению гастро- и дуоденостаза, нормализации антродуоденальной координации. Все эти эффекты объясняют положительные результаты лечения функциональной диспепсии не только гастрокинетиками, но и ферментными препаратами, в частности Пепзимом [3, 13].
Желчегонные, спазмолитические, противомикробные возможности Пепзима обосновывают включение его в терапевтический комплекс при лечении больных хроническим бескаменным холециститом, дисфункцией желчного пузыря и сфинктера Одди с преобладанием их гипермоторики и гипертонуса.
Пепзим показан при хронических гастритах со сниженной кислотообразующей функцией желудка, т. к. эфирные масла стимулируют желудочную секрецию. В то же время, ферменты Пепзима участвуют в компенсации недостатка хлористоводородной кислоты и пепсина.
Обосновано назначение Пепзима при синдроме раздраженной кишки с преобладанием запоров или боли, потому что эфирные масла кардамона и тмина послабляют, а все три варианта эфирных масел Пепзима имеют спазмолитические свойства и эффективны при метеоризме. Ферментные компоненты препарата также участвуют в реализации эффекта Пепзима при синдроме раздраженной кишки [15]. Основанием этого является обратная зависимость между объемом поступающего в проксимальные отделы толстой кишки содержимого и скоростью ее опорожнения [16]. Экзогенные ферменты, улучшая переваривание и всасывание, влияют на этот объем и косвенно — на время пассажа по толстой кишке.
Пепзим показан при колитах и энтеритах с мальабсорбцией. Недорасщепленные нутриенты являются питательной средой для микрофлоры и способствуют развитию дисбиоза [17]. Ферментные препараты, способствуя гидролизу накапливающихся продуктов, облегчают всасывание и уменьшают проявления энтерита (диарею, метеоризм). Эфирные масла подавляют процессы гниения и брожения в кишечнике, что также важно в лечении энтеритов и колитов с синдромом избыточного бактериального роста. Дополняется обоснование назначения Пепзима при энтеритах и колитах антиспастическими, противомикробными, противопаразитарными, ветрогонными свойствами растительных эфирных масел.
Следует отметить, что при всех вышеперечисленных заболеваниях Пепзим является не главным, а вспомогательным средством. Его следует назначать в комплексе с основными для каждого заболевания препаратами. При этом Пепзим будет способствовать уменьшению выраженности симптомов и, прежде всего, диспептических явлений.
Основные показания для Пепзима — диспепсия, вздутие живота, тяжесть в эпигастрии, нарушения стула при переедании.
Абсолютных противопоказаний для лечения Пепзимом нет, его можно комбинировать с другими препаратами без нарушения их эффективности. И все же следует учитывать, что ферментные препараты нецелесообразны при остром панкреатите и выраженном обострении ХРП. Эфирное масло корицы противопоказано при беременности, проведении химиотерапии опухолей. Эфирное масло тмина противопоказано при беременности, а его длительное применение (более 3 месяцев) может привести к гипофункции щитовидной железы. Эфирное масло кардамона в связи с более выраженной, чем у других масел, способностью стимулировать желудочную секрецию, нецелесообразно применять при пептической язве желудочной и дуоденальной локализации [4, 8]. Пепзим не назначают при индивидуальной непереносимости одного или нескольких его компонентов. Не следует превышать рекомендуемую дозу препарата (по 1 чайной ложке 3—4 раза в день во время еды), т. к. эфирные масла
в больших дозах раздражают слизистые оболочки [4]. Однако это происходит при очень больших дозах, реальные случаи передозировки Пепзима не описаны.
Целью нашего исследования была оценка эффективности Пепзима в реабилитации больных, перенесших атаку ХРП.
Материалы и методы. Обследованы 20 больных билиарным ХРП, которым после купирования обострения, т. е. после выписки из клиники, рекомендовали прием Пепзима по 1 чайной ложке трижды в день в течение трех недель в сочетании с приемом гастроцепина по 25 мг
2 раза в день и холензима по 1 драже трижды в день в течение двух недель. Эти больные составили основную группу. В группу сравнения вошли 20 больных билиарным ХРП, которым при выписке рекомендовали только прием гастроцепина и холензима на тот же период времени. Обе группы обследованных больных были сопоставимы по полу, возрасту, давности заболевания и функциональному состоянию поджелудочной железы, а также по частоте различных сонографических симптомов ХРП. Важно, что причиной ХРП у всех больных были хронический бескаменный холецистит и/или дисфункция желчного пузыря, сфинктера Одди (больные с конкрементами в желчном пузыре в исследование не включались). Оценка выраженности клинических проявлений проводилась с помощью показателя средней степени тяжести (ССТ), который определяли по формуле:


ССТ = (a + 2b + 3c)/(a + b + c + d),


где: ССТ — средняя степень тяжести клинических проявлений;
а — число больных с выраженностью признака в 1 балл;
b — число больных с выраженностью признака в 2 балла;
c — число больных с выраженностью признака в 3 балла;
d — число больных с отсутствием признака.

Кроме того, оценивали показатели a-амилазы крови и мочи по Каравею, панкреатической изоамилазы (Р-изоамилазы) крови и мочи (наборы Lachema, Чехия), липазы крови (наборы Sentinell, Италия), результаты копроскопии.
Сравнение результатов реабилитации проводили через 3 недели после выписки из клиники.


Результаты

ССТ болевого синдрома по окончании реабилитационного лечения у больных основной группы составляла 0,58, а у больных группы сравнения 0,74. Причем, боль вообще не беспокоила 15 (75,0%) больных основной и 11 (55,0%) больных группы сравнения.
ССТ диспептических явлений составляла 0,62 у больных, получавших Пепзим, и 0,78 у больных, не получавших его. Диспептических явлений к концу реабилитации не было у 14 (70,0%) больных основной группы и у 9 (45,0%) больных группы сравнения. Нормализация стула была достигнута соответственно у
15 (75,0%) и у 10 (50,0%) больных.
Среди больных основной группы нормализация показателей a-амилазы крови и мочи была достигнута у всех больных, Р-изоамилазы крови — у 17 (85,0%) и мочи у
16 (80,0%) больных, липазы крови — у 18 (90,0%) больных. У больных группы сравнения через 3 недели после выписки a-амилаза крови и мочи также была нормальной во всех случаях. Показатели остальных ферментов у пациентов группы сравнения нормализовались реже, чем у больных основной группы. Так, активность Р-изоамилазы крови была нормальной у 15 (75,0%), мочи — у 14 (70,0%), липазы крови — у 16 (80,0%) больных группы сравнения.
По результатам копроскопии частота стеатореи была одинаковой в двух группах больных — по 10,0% (по 2 пациента каждой группы). Креаторея определялась у 1 (5,0%) больного основной группы и у
3 (15,0%) больных группы сравнения. Амилорея имела место у 1 (5,0%) больного группы сравнения, а у пациентов основной группы амилорея не выявлялась. Одинаковая, хотя и небольшая частота стеатореи в двух группах больных, на наш взгляд, связана с отсутствием липазы в составе Пепзима. Поскольку препарат включает протеолитический и амилолитический ферменты, то амилорея у больных основной группы вообще не выявлялась, а креаторея имела место в 3 раза реже, чем в группе сравнения. При лечении Пепзимом мы наблюдали 1 случай аллергии (крапивницы), из-за которой препарат был отменен, а реакция купирована антигистаминными препаратами.
Важен вопрос об обосновании включения в базисную терапию ХРП селективных М1-холинолитиков гастроцепина (пирензепина). М-холинолитики являются традиционным средством купирования панкреатических атак. На фоне современных возможностей фармакотерапии, особенно прогресса фармакологии антисекреторных препаратов, некоторым гастроэнтерологам кажется сомнительным назначение "старых" М-холинолитиков, даже селективных в отношении М1-рецепторов, при панкреатитах. Однако, если при классических кислотозависимых заболеваниях (пептическая язва желудка и двенадцатиперстной кишки, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь и др.) действительно на первый план выходят блокаторы протонновой помпы, особенно последних поколений (рабепразол, эзомепразол), то при панкреатитах М-холинолитики не могут утратить своего значения в принципе. Это положение базируется на особенностях физиологии поджелудочной железы и патофизиологии панкреатитов, которые существенно отличаются от физиологии желудочной секреции и патофизиологии пептической язвы. Существует две оси активации функции панкреатических ацинарных клеток: ось мобилизации внутриклеточного кальция (более значимая), которая инициируется ацетилхолином, холецистокинином, гастринрилизинг пептидом (бомбезином), субстанцией Р; ось активации аденилатциклазы, которая инициируется секретином и вазоактивным интестинальным пептидом. Следовательно, прямого торможения функциональной активности ацинарной клетки можно достичь только назначением M-холинолитиков (прерывание первой оси активации) или блокаторов
Н2-гистаминовых рецепторов, способных прерывать вторую ось (т. к. они блокируют мембранную аденилатциклазу) [3, 18]. Понятно, что блокаторы протонновой помпы, даже самые мощные, могут оказывать лишь косвенное тормозное влияние на продукцию панкреатических ферментов, не имея прямой точки приложения в рецепторном аппарате ацинарной клетки. В то же время, во всем мире основным направлением купирования панкреатической атаки является создание "функционального покоя" поджелудочной железе, т. е. торможение активности ацинарных клеток [19]. Назначая блокаторы протонновой помпы, мы добиваемся только снижения желудочной секреции, хотя и достаточно значительного, которое влечет за собой угнетение выработки секретина S-клетками слизистой двенадцатиперстной кишки и преимущественное уменьшение объема секреции поджелудочной железы и продукции бикарбонатов, а не ферментов (угнетение продукции последних значительно важнее для ликвидации протеазно-ингибиторного дисбаланса). Если сравнить теоретическую целесообразность выбора М-холинолитика или блокатора Н2-гистаминовых рецепторов, прямо тормозящих продукцию ферментов, то преимущество, безусловно, за М-холинолитиком. Это объясняется тем, что ацетилхолин — основной медиатор мозговой, желудочной, дуоденальной фаз панкреатической секреции. Ацетилхолин стимулирует секрецию ферментов и потенцирует секрецию бикарбонатов. Он выделяется интрапанкреатическими волокнами в ответ на поступление в дуоденальный просвет жира и белка. Необходим для реализации эффектов холецистокинин на ацинарную клетку. Усиливает экструзию ферментов в протоке железы. Холинергические механизмы участвуют в организации обратной регуляции панкреатической секреции из двенадцатиперстной кишки. В толще сфинктеров протоков большое количество нервных волокон блуждающего нерва [20]. Последнее положение реализуется в уменьшении тонуса и снятии спазма сфинктера Одди под влиянием М-холинолитиков, в том числе М1-селективных [20], что чрезвычайно важно для улучшения оттока панкреатического секрета хотя бы в случаях функциональных нарушений сфинктера Одди (к сожалению, этого эффекта вряд ли следует ожидать при органических изменениях, например, при стенозирующем папиллите). Вагусную иннервацию имеют и панкреатические сосуды, поэтому М-холинолитики способствуют значительному улучшению микроциркуляции в поджелудочной железе, уменьшая вероятность развития панкреонекроза [18]. Преимуществом гастроцепина, кроме его селективности по отношению к органам пищеварения, является его цитопротективное действие на слизистую гастродуоденальной зоны, отсутствие эффекта замедления опорожнения желудка и торможения дуоденального пассажа (гастро- и дуоденостаз могут усугублять панкреатит). Следует отметить, что гастроцепин не только прямо тормозит панкреатическую секрецию, но действует на нее и косвенно, через снижение желудочной секреции
[18, 20]. Все это является веским патофизиологическим обоснованием назначения гастроцепина в качестве базисного средства лечения ХРП. Добавим к этому удовлетворительное лечение этим препаратом в нашем немалом практическом опыте в панкреатологии [14], причем это носит не только субъективный характер, но и подтверждено рядом исследований [18, 21]. Хотим подчеркнуть, что считаем гастроцепин базисным средством лечения ХРП, которое в большинстве случаев обострения следует сочетать с более мощными антисекреторными средствами — блокаторами протонновой помпы или Н2-блокаторами. Так, даже терапия ХРП I ступени (лечение легких вариантов заболевания в стадии обострения) предусматривает комбинацию гастроцепина с Н2-блокатором [14]. В данной статье отражены данные обследования больных ХРП после купирования обострения заболевания, поэтому антисекреторные воздействия в их лечении были обеспечены только гастроцепином.


Выводы

1. Пепзим — комплексный препарат, включающий протеолитический и амилолитический ферменты растительного и фунгального происхождения, а также эфирные масла корицы, кардамона и тмина. Компоненты препарата сбалансированы таким образом, что Пепзим не только замещает, но и мобилизует собственную активность органов пищеварения.
2. Назначение Пепзима обосновано при хроническом гастрите со снижением желудочной секреции, при ХРП на этапе реабилитации, при хронических холецистите, энтерите, колите, синдроме раздраженной кишки, при переедании, в качестве вспомогательного средства, способствующего уменьшению диспептических явлений.
3. Включение Пепзима в реабилитационную терапию больных ХРП после купирования обострения способствует более быстрому исчезновению болевого и диспептического синдромов, нормализации стула, активности панкреатических ферментов в крови и моче, улучшению усвоения белков и углеводов.


Литература

1. Беляев О. В. Энзимотерапия недостаточности пищеварения // Хим.-фарм. журн. — 1997. — № 6. — С. 3—7.
2. Губергриц Н. Б. Возможности клинического применения ферментного препарата Пепфиз // Сучасна гастроентерологія. — 2001. — № 4. — С. 26—29.
3. Коротько Г. Ф. Секреция поджелудочной железы. — М.: Триада-Х, 2002. — 224 с.
4. Нагорная Н. В. Ароматерапия в педиатрии. — Б. м.: Cosmetic Karl Hadek International, 1998. — 263 с.
5. Солдатченко С. С., Кащенко Г. Ф. Профилактика и лечение заболеваний эфирными маслами. — Ставрополь: Б.и., 1998. — 144 с.
6. Солдатченко С. С., Кащенко Г. Ф., Пидаев А. В. Ароматерапия. — Симферополь: Таврида, 2002. — 256 с.
7. Валджи Х. Ароматерапия. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. — 320 с.
8. Семенова А., Шувалова О. Лечение маслами. — СПб.: Невский проспект, 1999. — 123 с.
9. Гиппократ. Избранные книги. — М.: Гос. изд-во биол. и мед. лит-ры, 1936. — 736 с.
10. Миргородская С. Аромалогия. — М.: Навеус, 1999. — 292 с.
11. Ковалева Н. Г. Лечение растениями. — М.: Медицина, 1971. — 351 с.
12. Яковенко Э. П. Ферментные препараты в клинической практике // Клин. фармакол. и тер. — 1998. —
№ 1. — С. 17—20.
13. Губергриц Н. Б. Функциональная диспепсия: "старый" синдром и "новое" заболевание // Сучасна гастроентерол. і гепатол. — 2000. —
№ 1. — С. 36—39.
14. Губергриц Н. Б., Христич Т. Н. Клиническая панкреатология. — Донецк: Лебедь, 2000. — 416 с.
15. Охлобыстин А. В., Баярма Н. Применение пищеварительных ферментов в гастроэнтерологической практике // Рус. мед. журн. — 2001. — № 13—14. — С. 598—601.
16. Логинов А. С., Парфенов А. И. Болезни кишечника. — М.: Медицина, 2000. — 632 с.
17. Парфенов А. И. Вклад А. М. Уголева в развитие энтерологии // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол. — 1993. — № 3. — С. 6—11.
18. Дегтярева И. И. Заболевания органов пищеварения. — Киев: Демос, 2000. — 321 с.
19. Chronic Pancreatitis: Novel Concepts in Biology and Therapy / Ed. M.W. Buchler, H. Friess, W. Uhl, P. Malfertheiner. — Berlin; Wien: Wissenschafts-Verlag; A Blackwell Publishing Company, 2002. — 614 р.
20. The Pancreas / Ed. H.G. Beger et al. — Oxford et al.: Blackwell Science Ltd., 1998. — v. 1. — 885 p.
21. Губергриц Н. Б. Патогенетические аспекты клиники, диагностики, лечения и прогноза хронического панкреатита: Автореф. дис. ...д-ра мед. наук. — Киев, 1994. — 36 с. — (14.00.05 — внутр. болезни).


Статьи на похожую тематику:

1. Применение ферментного препарата пепзим для коррекции нарушений ферментативной функции поджелудочной железы при кишечных инфекциях у детей

2. Застосування ферментного препарату пепзим у дітей

3. Применение цефоперазона в клинической практике

4. Применение липоевой кислоты (берлитиона) в клинической практике

5. Применение топических глюкокортикостероидных гормонов в дерматологической практике

6. И.А.Марценковский, Я.Б.Бикшаева /дитяча психіатрія/ Применение атипичных антипсихотиков в детской психиатрической практике

7. Б.А.Кондрацкий, В.Л.Новак Опыт применения в клинической практике комплексного инфузионного препарата Реосорбилакт

8. В. Н. Денисенко Эффективность противорвотного препарата омстрон в практике неотложной хирургии брюшной полости и нейротравматологии

9. Применение препарата энтеросгель для лечения дисбактериоза кишечника

10. Применение антигистаминного препарата алтива в лечении больных с аллергическими заболеваниями.



зміст