Анонсы статей



ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

статьи схожей тематики

И. И. Горпинченко, Я. О. Мирошников
Выбор оптимального препарата для лечения гипертензии у мужчин с эректильной дисфункцией

В данной статье обсуждаются вопросы сосудистых механизмов возникновения и прогрессирования эректильной дисфункции (ЭД). С учетом указанных патофизиологических механизмов, а также взаимосвязи ЭД с артериальной гипертензией (АГ) проводится сравнительная характеристика препаратов первого ряда антигипертензивной терапии. Авторы делают вывод о том, что препаратом выбора для лечения АГ у больных с ЭД можно считать ингибиторы ангиотензин-превращающего фермента (ИАПФ), в частности — Диротон (лизиноприл компании Рихтер Гедеон Рт).

Ключевые слова: эректильная дисфункция, эндотелиальная дисфункция, артериальная гипертензия, ИАПФ, диротон (лизиноприл).


Негативное воздействие артериальной гипертензии (АГ) на состояние эрекции обусловлено несколькими факторами. Во-первых, при АГ имеет место нарушение соотношения между контрактильными и релаксирующими маркерами эрекции, что отражается на последовательности процессов сокращения и расслабления кавернозных структур, ответственных за процесс эрекции [6]. Во-вторых, многие из лекарственных препаратов, применяемых в терапии АГ, обладают выраженным эректотоксическим эффектом [1].
Под биохимическими маркерами эрекции мы подразумеваем биологически активные вещества (медиаторы), непосредственно регулирующие процессы релаксации и контракции исполнительных структур эрекции (прежде всего, гладкой мускулатуры кавернозных синусов) и обеспечивающие определенную последовательность процессов в цикле эрекция–детумесценция [2].
Изучение биохимических маркеров представляет большой теоретический и практический интерес в плане понимания тонких механизмов регуляции эрекции и создания патогенетически обоснованных методов лечения эректильной дисфункции (ЭД). Так, по мнению R. B. Moreland (2000), все виды ЭД в конечном счете сводятся к двум возможным универсальным механизмам: нарушению соотношения между гладкомышечными и соединительнотканными волокнами в пользу последних и нарушению соотношения между релаксирующими и контрактильными медиаторами эрекции [6]. Мы считаем правильными обе гипотезы и полагаем, что они фактически объясняют две стадии патогенеза ЭД.
На первой, функциональной стадии имеет место дисбаланс медиаторов из-за нарушений на местном регуляторном уровне (эндотелий и нервные терминали). На этой стадии пациенту зачастую ставится диагноз «психогенная ЭД», т. к. она протекает без каких-либо специфических жалоб (помимо недостаточности эрекции), а находящиеся в распоряжении большинства сексопатологов методы исследования (реофаллография, ЛОДтест) не обладают достаточной разрешающей способностью для выявления подобных тонких нарушений.
С течением времени, в отсутствие адекватной терапии данная стадия переходит во вторую, органическую стадию, характеризующуюся изменениями на тканевом исполнительном уровне обеспечения эрекции, прежде всего — увеличением удельного веса соединительной ткани. Причиной такого развития событий является хроническая гипоксия, создающая оптимальные условия для функционирования фибробластов, продуцирующих элементы соединительной ткани; кроме того, вследствие гипоксии усугубляется дисбаланс между контрактильными и релаксирующими медиаторами, среди которых особую роль играет антагонистическая пара PgE1 и transforming growth factor b1.
Перечень наиболее изученных контрактильных и релаксирующих веществ приводится в таблице 1.
В настоящее время считается, что ключевым патогенетическим моментом развития эректильной дисфункции является дисфункция эндотелия сосудов, а ЭД является своеобразным индикатором состояния сосудистой системы организма, т.е. проблемы с эрекцией могут быть предвестниками серьезных сосудистых катастроф: острых нарушений коронарного и мозгового кровообращения. Установлена коррелятивная взаимосвязь между половой активностью и количеством пораженных коронарных артерий — при возникновении сердечного заболевания половая активность у мужчин достоверно снижается, а частота ЭД возрастает с 20 до 65 %.


Табл. 1 Контрактильные и релаксирующие медиаторы эрекции Наиболее сложным и многофакторным является патогенез ЭД при АГ, сопряженной с сахарным диабетом (СД). При СД I типа дисфункция обусловлена, с одной стороны, снижением активности почечной ренин-ангиотензиновой системы (РАС), что приводит к развитию гипоренинемического гипоальдостеронизма и гиперкалиемии, с другой – к активации местной РАС эндотелия сосудов, независимой от уровня плазменного ренина. При СД II типа имеет место синдром инсулинорезистентности, ведущий к компенсаторной гиперинсулинемии, следствием которой является активация симпатико-адреналовой системы и повышение содержания антиэрекционных медиаторов (норадреналина) в плазме крови; повышение реабсорбции натрия и кальция в почечных канальцах с избыточным накоплением их в сосудистой стенке, что приводит к хроническому ангиоспазму. Инсулин вызывает пролиферацию гладкомышечных клеток сосудистой стенки, что способствует увеличению периферического сосудистого сопротивления.
По данным известного Массачусетского исследования [4], распространенность ЭД среди мужчин, получающих гипотензивную терапию, достигает 15 %. Доказано, что выраженным эректотоксическим эффектом обладают тиазидовые диуретики, причем их действие не связано с гипокалиемией и снижением системного артериального давления (АД). Также установлено негативное воздействие на эректильную функцию b–адреноблокаторов. Одним из возможных механизмов воздействия на эрекцию препаратов данной группы считается вызываемый ими хронический спазм спиральных (гелициновых) артерий [5]. В случае, если применение b-адреноблокаторов необходимо (АГ, сопряженная с ишемической болезнью сердца и нарушениями ритма), препаратом, оптимальным с точки зрения сохранения сексуальной функции, считается бисопролол.
При АГ, сопряженной с ЭД, проводить коррекцию дислипидемий следует c осторожностью. Исследования последних лет показали, что применение фибратов и статинов (в частности, симвастатина), могут приводить к ЭД. Возможным механизмом развития ЭД является снижение холестерина, который служит субстратом для синтеза стероидных гормонов, в том числе тестостерона. В то же время вопросы эректотоксичности статинов нуждаются в дополнительных многоцентровых исследованиях, так как ишемическая болезнь сердца сама по себе может приводить к развитию ЭД.
Из всех применяемых в настоящее время групп антигипертензивных препаратов не оказывают отрицательного влияния на сексуальную функцию антагонисты кальция (АК) и ингибиторы ангиотензин-превращающего фермента (АПФ). Главным преимуществом данных групп препаратов является доказанная способность тормозить и даже вызывать обратное развитие гипертрофии левого желудочка — одной из ключевых причин смертности пациентов с АГ. Преимуществом данных препаратов является также их щадящее действие на сексуальную функцию. Кальций играет многогранную роль в регуляции процесса эрекции. Ионы кальция являются одним из регуляторов активности аргиназы и конститутивной изоформы NO-синтазы [2, 3]. Нарушения регуляции активности этих ферментов приводят к патологии синтеза и превращений оксида азота, встречающихся практически при всех формах ЭД [2]. Также бесспорна роль ионов кальция в регуляции внутриклеточных процессов обеспечения эрекции, в частности, регуляция активности кальций-зависимых протеинкиназ, непосредственно обеспечивающих релаксацию гладкомышечной ткани кавернозных тел. Из препаратов группы АК особое внимание привлекают препараты длительного действия (например, Нормодипин — амлодипин компании ”Рихтер Гедеон Рт”).
Ингибиторы АПФ оказывают благотворное действие на процессы эрекции за счет нейтрализации повышенной активности локальной РАС эндотелия, в том числе — кавернозных сосудов. Среди препаратов данной группы наиболее перспективным в терапии АГ, сопровождаемой ЭД, является лизиноприл (Диротон производства ”Рихтер Гедеон Рт”). Препарат Диротон обладает следующими бесспорными преимуществами:
1. Высокая антигипертензивная эффективность (достигает 81 %).
2. Низкая частота побочных эффектов (не более 0,5 %).
3. Безопасность применения у пожилых пациентов.
4. Максимальные протективные свойства:
· предупреждение и уменьшение развития гипертрофии левого желудочка, уменьшение фиброза миокарда;
· замедление развития нефропатий разного генеза;
· уменьшение соотношения толщины средней оболочки артерии к диаметру ее просвета;
· улучшение эндотелиальной функции сосудов.
5. Доказанные преимущества в использовании у широкой популяции больных с гипертонией:
· при сочетании с недостаточностью кровообращения;
· с первых суток острого инфаркта миокарда;
· при сахарном диабете;
· высоком метаболическом риске;
· ожирении.
6. Наиболее выраженное снижение частоты раковых заболеваний по сравнению с другими препаратами.
7. Отсутствие отрицательного влияния на эректильную функцию с возможными положительными изменениями патофизиологии ЭД (через влияние на эндотелий).
При выборе терапии у пациента с АГ врач сталкивается со сложной проблемой: проскользнуть между Сциллой и Харибдой снижения АД и сохранения других гемодинамических функций, в частности — нормального процесса эрекции. На сегодняшний день препарат Диротон (лизиноприл) можно считать средством выбора в решении данной задачи. Учитывая механизмы действия Диротона (лизиноприла), в частности, антифибротический эффект и влияние на эндотелиальную функцию, от данного препарата можно ожидать и положительного эффекта в терапии сексуальных расстройств.


Литература

[1] Возіанов О. Ф., Горпинченко І. І. Досвід застосування віагри в Україні. У кн..: Сексология и андрология. –
К.: Ин-т урологии и нефрологии
АМН Украины, 2000. – С. 3–5.
[2] Горпинченко И. И., Мирошников Я. О. Эректильная дисфункция. – Львов: Медицина світу, 2003.
[3] Горен А. К. Ф., Майер Б. Универсальная и комплексная энзимология синтази оксида азота// Биохимия. – 1998. – Т. 63, № 7. – С. 870–880.
[4] de Tejada S., Moncada I., Orte L. et al. b-blockers potentiate the constrictor response of human helicine arteries to cathecholamine// J. of Imp. Res. –
1996. – V. 8, № 3. – P. 128.
[5] Feldman H. A. Goldstein I., Hatzichristou D. G. et al. Impotence and its medical and psychococial correlates: results of the Massachusets Male Aging Study// J. Urol. – 1994. – V. 151. – P. 484–485.
[6] Moreland R. B. Pathophysiology of erectile dysfunction: the contribution of trabecular structure to function and the role of functional antagonism// J. of


Статьи на похожую тематику:

1. А. В. Любарский Эволюционно-биологический подход в фармакопсихотерапии мужчин с эректильной дисфункцией

2. И. И. Горпинченко, Я. О. Мирошников Корпоральная веноокклюзивная дисфункция как патогенетическая основа расстройств эрекции

3. Применение препарата дженагра в лечении эректильной дисфункции у больных после трансуретральной резекции простаты по поводу ее гиперплазии

4. А. В. Беляев Выбор препарата для коррекции гиповолемии: кристаллоидно-коллоидная и коллоидно-коллоидная дилемма

5. Применение препарата энтеросгель для лечения дисбактериоза кишечника

6. К.Н.Полетаева Применение препарата Тривалумен для лечения больных с астеническими расстройствами

7. Опыт применения препарата глобирон сироп для лечения железодефицитных анемий у детей раннего возраста

8. М.П.Захараш, И.А.Яремчук, Н.Д.Кучер, А.В.Лышавский Применение препарата Лефлоцин для профилактики и лечения инфекционных осложнений в послеоперационный период у больных с колопроктологической патологией

9. Ю.Н.Сиренко, Р.В.Павлуцкий Эффективность торасемида при артериальной гипертензии

10. Дженагра в лечении эректильной дисфункции у больных с нарушением мочеиспускания



зміст