Анонсы статей



ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

статьи схожей тематики

В. Г. Порохницкий, С. Г. Вороненко, Т. Б. Журба
Нимесил: патогенетическое обоснование применения при ОРВИ

В статье рассматриваются вопросы патогенеза и лечения гриппа и ОРВИ, дается патогенетическое обоснование применения Нимесила при оториноларингологических заболеваниях вирусной этиологии на основании результатов открытых многоцентровых европейских исследований. Исследователи считают, что применение Нимесила целесообразно тогда, когда необходимо достижение немедленного облегчения состояния больного и быстрого функционального восстановления, благодаря способности препарата влиять на процесс воспаления посредством ингибирования ЦОГ-2 и обезвреживания различных свободных радикалов, что ограничивает протеолитическую активацию вирусоспецифических белков, сдерживает развитие первичного очага вирусной инфекции и ее генерализацию.

Ключевые слова: грипп, ОРВИ, оториноларингологические заболевания, противовоспалительное и актиоксидантное действие, мембранотропные соединения.


В. Г. Порохницкий, С. Г. Вороненко, Т. Б. Журба
Киевская медицинская академия последипломного образования им. П. Л. Шупика


Грипп и другие острые респираторные вирусные инфекции (ОРВИ) занимают основное место в инфекционной патологии человека как самые массовые болезни, поражающие в кратчайшие сроки жителей разных стран и континентов. Во время эпидемий гриппа в разные годы болеет от 10 до 30 % населения Украины, что сопровождается безусловными потерями здоровья, качества жизни и значительным экономическим ущербом государству. Пандемическое распространение гриппа, вызываемого новым шифтовым вариантом возбудителя, приводит к значительно более высокому уровню заболеваемости населения практически всех территорий Земли. По данным Нестеренко В. Г. и др. [6], в Российской Федерации до 67 % всех больничных листов выдано в связи с диагнозом ОРВИ, а летальность от гриппа в разные годы колеблется от 0,5 до 2,5 %. Экономические убытки от эпидемий гриппа составляют около 40 млрд. рублей [2].
На долю гриппа и ОРВИ приходится до 80 % всех случаев инфекционных болезней у жителей Украины всех возрастных категорий. При этом выделена группа повышенного медицинского и эпидемического риска развития этих заболеваний, которую составляют: лица в возрасте 60 лет и старше; дети до 3-х лет; взрослые и дети, страдающие хроническими легочными (в том числе бронхиальной астмой) и сердечно-сосудистыми заболеваниями; взрослые и дети с иммунной недостаточностью, в том числе ВИЧ-инфицированные и принимающие иммунодепрессанты.
К группе других ОРВИ относятся парагрипп, респираторные адено-, корона- и риновирусные инфекции, а также респираторная инфекция, вызываемая вирусами ЕСНО, Коксаки, реовирусами и т. д. На долю аденовирусной инфекции приходится 26,5 %, парагриппозной — 24,4 %, респираторно-синтициальной — 20,2 % всех случаев ОРВИ [3].
ОРВИ любой этиологии начинается с поражения вирусами чувствительных клеток эпителия верхних дыхательных путей, где формируется, а затем и развивается первичный очаг инфекции. Репродукция вирусов в этих клетках приводит к формированию местного воспалительного процесса, который вместе с некрозом и десквамацией инфицированных клеток эпителия приводит к появлению катаральных признаков. Воспаление носоглотки характеризуется миграцией лейкоцитов, образованием свободных радикалов и активацией протеолитических ферментов. Развитие первичного очага инфекции сопровождается (особенно при гриппе) проникновением вируса в кровь, что, в свою очередь, приводит к вирусемии, возможно быстрое развитие инфекционно-аллергического шока, сердечно-сосудистой недостаточности и смерти больного. Явления гриппозной интоксикации сопровождаются нарушением микроциркуляции в органах центральной нервной системы, результатом чего может быть развитие гиперсекреции спинномозговой жидкости, нарушения ликвородинамики, повышение внутричерепного давления и отек мозга. Чаще всего поражаются мягкие мозговые оболочки и сосудистые сплетения, в клетках которых выявляют антигены вируса гриппа. Поражение нервных клеток усиливается индуцированным вирусом перекисным окислением липидов, которыми богаты клетки центральной нервной системы.
Патогенетические аспекты других ОРВИ исследованы не так детально, но безусловно доказано, что воспалительный процесс в верхних и нижних дыхательных путях, в разной степени выраженный, играет ведущую роль при респираторных вирусных инфекциях.
Процесс деструкции клеток при ОРВИ сопровождается предварительной стадией внутриклеточной гипоксии, истощением запаса макроэргов (АТФ) и торможением анаболического пути метаболизма. При гипоксии снижается антиокислительная активность фосфолипидов мембран клеток, что делает их высокочувствительными к свободным радикалам и перекисям, количество которых в клетке резко увеличивается. Данный механизм служит началом процесса деструкции мембран. Разрушение мембран митохондрий приводит к полному прекращению синтеза АТФ (клеточного дыхания), а распад мембран лизосом является причиной повышения уровня внутриклеточных ферментов (протеиназ, фосфолипаз), которые, в свою очередь, вызывают деградацию всех мембран клеток.
Указанный цепной разветвленный молекулярно-патологический процесс вызывает полную деструкцию клеток и выход зрелых вирионов гриппа, способных поражать другие клетки органов и тканей. Следовательно, весь процесс деструкции клеток при размножении в них вирусов гриппа является мембранозависимым. Торможение его позволяет получить противогриппозные лекарственные препараты с принципиально новым механизмом действия. Подобные лекарственные средства должны находиться среди мембранотропных химических соединений [3].
При лечении гриппа и других ОРВИ сложность ситуации заключается в том, что медицина располагает ограниченным кругом избирательно действующих препаратов с подтвержденной клинической эффективностью и безопасностью.
Одним из препаратов с доказанным противовоспалительным и антиоксидантным механизмом действия является Нимесил (нимесулид), проявляющий прямую антиоксидантную активность в отношении различных свободных радикалов [15]. Нейтрофилы, скапливающиеся в очаге воспаления, выделяют различные оксиданты и энзимы, ответственные за тканевое повреждение. Наиболее агрессивными из них являются гипохлорная кислота и хлорамин, которые инактивируют ингибиторы протеаз, такие как a1-антитрипсинспецифический ингибитор нейтрофильной эластазы [1]. Нимесил работает как “мусорщик (скэвеэнджер)” гипохлорной кислоты, обеспечивая ее удаление из очага воспаления. А ведь эта кислота, свободные радикалы и протеолитические ферменты, продуцируемые лейкоцитами, являются главными индукторами деструкции соединительной ткани во время воспаления. При этом Нимесил редуцирует функцию миелопероксидазного каскада, инактивирует гипохлорную кислоту и защищает a1-антитрипсин от нейтрофил-опосредованного окисления. Эти данные свидетельствуют о том, что Нимесил может предотвращать тканевое повреждение в местах воспаления путем сохранения протективных систем человека [7], стабилизировать клеточную стенку и уменьшать проницаемость плазматической мембраны, в том числе и для вирусов. Кроме того, нимесулид-опосредованное снижение концентрации кислых радикалов ограничивает протеолитическую активацию вирусоспецифических белков, что само по себе сдерживает развитие первичного очага вирусной инфекции во входных ее воротах, а в конечном итоге — ее генерализацию, которая может приводить к развитию постинфекционных осложнений.
Многочисленные исследования показали достаточную эффективность Нимесила в лечении заболеваний уха, горла и носа [10, 11, 16–21]. Так, в открытом многоцентровом исследовании 940 больных с воспалительными заболеваниями верхних дыхательных путей (тонзиллит, фарингит, ларингит, отит) принимали нимесулид в дозе 100 мг внутрь два раза в сутки в течение 10 дней. Клинические проявления заболевания существенно уменьшались, с достижением удовлетворительного функционального восстановления. На основании сделанных оценок, глобальная эффективность составила 93,5 %, а клиническая эффективность расценивалась как хорошая или удовлетворительная в 96 % случаев. Анализ результатов данного исследования подтвердил, что нимесулид — один или в сочетании с противомикробными препаратами — является безопасным и эффективным средством противовоспалительного лечения при оториноларингологических заболеваниях.
Исследователи полагают, что применение Нимесила целесообразно в случаях, когда необходимо достижение немедленного облегчения состояния больного и быстрого функционального восстановления, благодаря способности препарата влиять на процесс воспаления посредством ингибирования ЦОГ-2 и обезвреживания свободных радикалов [8, 12, 13].
Кроме того, в эксперименте показано, что нимесулид существенно подавляет иммунную стимуляцию тромбоксана В2 в легочной ткани [14]. По некоторым данным, нимесулид подавляет брадикинин и ФНО-a, но не влияет на гипералгезию, обусловленную ИЛ-1b и ИЛ-8 [9].
Следует отметить, что использование нимесулида у людей пожилого возраста не влияет на уровень артериального давления. Особенно важным положительным свойством Нимесила является возможность его применения больными с воспалительными процессами верхних дыхательных путей, в анамнезе которых имеется аллергический компонент, благодаря способности препарата к неконкурентному блокированию освобождения гистамина [22]. Больные бронхиальной астмой и лица с повышенной чувствительностью к ацетилсалициловой кислоте и другим нестероидным противовоспалительным препаратам хорошо переносят лечение нимесулидом [5].
Таким образом, результаты анализа многочисленных клинических и экспериментальных исследований свидетельствуют, что применение Нимесила является эффективным и безопасным противовоспалительным средством для лечения гриппа, а также других ОРВИ и их осложнений.


Литература

[1] Балабанова Р. М. Нимесулид – противовоспалительный препарат с селективным ингибированием ЦОГ-2// Рос. мед. журнал. – 2001. – Т. 9. – С. 7–8.
[2] Киселев О. И., Дриневский Л. В. и др. Новые средства лечения и профилактики гриппа и других ОРВИ// Лечащий врач. – 2004. – № 10. – С. 70–74.
[3] Ларионов Г. М., Люлько А. В. и др. Мембраномодуляция в медицине. – Днепропетровск: Пороги, 1997.
[4] Насонов Е. Л. Применение нестероидных противовоспалительных ингибиторов циклооксигеназы-2 в начале ХХІ века// Рос. мед. журнал. – 2003. – Т. 11, № 7. – С. 31–43.
[5] Насонов Е. Л. Эффективность и переносимость нестероидного противовоспалительного препарата. Нимесулид: новые данные// Рос. мед. журнал. – 2001. – Т. 9, № 15. – С. 636–642.
[6] Нестеренко В. П., Оспельникова Т. П., Ловенецкий А. Н. Кагоцел – новый пероральный индуктор интерферона на основе компонентов природного происхождения для терапии и профилактики гриппа и ОРВИ// Сімейна медицина. – 2004. – № 4. – С. 22–26.
[7] Dallegri F., Patrocie F. et al. Inactivation of the neutrophil-actived hypochlorous acid by nimesulide: a potential mechanism for the tissue protection during inflammation// Intern. J. of Tissue Reactions. – 1990. – V. 12. – Р. 107–111.
[8] Dormandy T. An approach to the free radicals// Lancet. – 1963. – V. 2. – Р. 1010.
[9] Ferreira S. H. The role of interleukins and nitric oxide in the mediation of inflammatory pain// Drugs. – 1993. – V. 46 (suppl. 1). – Р. 1–9.
[10] Ferretti M., Zollo C. La nimesulide nel trattamento delle flogosi in otorino-laringoiatria// Otorinolaring. – 1987. – V. 37. – Р. 363.
[11] Fiaoni M. et al. Nimesulide nella patologia infiammatoria di pertinenza otorinoloringoiatrica// Otorinolaring. – 1988. – V. 38. – Р. 345.
[12] Fridovich I. The biology of oxygen radicals// Science. – 1978. – V. 201. – Р. 875.
[13] Halliwell B. et al .Lipid peroxidation, oxygen radicals, cell damage and antioxidant therapy// Lancet. – 1984. – V. 1. – Р. 1396.
[14] Magni E. The effect of Nimesulide on prostanoid formation// Drugs. – 1993. – V. 46 (Suppl. 1). – Р. 10–14.
[15] Maffei Facino R., Carini M., Aldini G. Antioxidant activity of Nimesulide and its main metabolites// Drugs. – 1993. – V. 46 (Suppl.). – Р. 15–21.
[16] Milvio C. Nimesulide for the treatment of painful inflammatory process in the ear, nose and throat areas; a double blind controlled study with benzydamide// J. Int. Med. Res. – 1984. – V. 12. – Р. 327.
[17] Nouri E. M. Nimesulide for treatment of the upper respiratory tract// Clin. Ther. – 1986. – V. 6. – Р. 142.
[18] Passali D. et al. Impiego della nimesulide nelle flogosi delle vie respiratorie superiori// Clin. Ter. – 1989. – V. 128. – Р. 105.
[19] Passali D. et al. Prospettiva terapeutica delle otiti medie secretive: nimesulide// Otorinolaring. – 1988. – V. 38. – Р. 169.
[20] Reiner M. Nimesulide and antibiotics in the treatment of acute infections of the respiratory tract// Curr. Med. Res. – 1983. – V. 8. – Р. 487.
[21] Resta O. et al. Efficacia e tollerabilta della nimesuilide in confronto a fenilprenazone in soggetti affetti da infiammazione delle vie aeree superiori// Otorinolaring. – 1987. – V. 37. – Р. 451.
[22] Rossoni G. et al. New data concerning the antianaphilactics and antihistaminic activity of nimesulide// Drugs. – 1993. – V. 46. – P. 22–28.


Статьи на похожую тематику:

1. Левофлокс при неосложненных и осложненных заболеваниях кожи и мягких тканей — обоснование применения

2. И.И.Горпинченко, О.В.Ромащенко, С.Н.Мельников Клиническое обоснование применения вагинального тренажера с позиции физиологии женского оргазма

3. Ю. В. Вороненко, О. П. Мінцер Технології дистанційного навчання у практичній медицині

4. Е. П. Коновалов, В. Н. Терлецкий, А. А. Пляцок, Б. Ф. Яковлев Комплексный ксилитсодержащий инфузионный препарат Ксилат: клинико-экспериментальное обоснование и перспективы использования у больных острым панкреатитом

5. Левофлокс: возможные пути применения в гастроэнтерологии

6. Гордокс: опыт применения при неотложных состояниях

7. Эффективность применения липрила у больных гипертонической болезнью

8. Антагонисты рецепторов ангиотензина II — клинические аспекты применения

9. Э.О.Асанов Проблемы применения НПВП в пожилом возрасте

10. Клинический опыт применения апрокала при хроническом рецидивирующем панкреатите



зміст