Анонсы статей



ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

статьи схожей тематики

Больной на первом месте

Вячеслав Передерий, Борис Рейнгардт, Вадим Шипулин


Г. Бурчинский Кафедра факультетской терапии № 1 Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца и ее более чем 160-летний путь — много это или мало? В сравнении с легендарным восьмисотлетним возрастом старейшего в Европе медицинского факультета в Монпалье перед нами, казалось бы, не очень долгая историческая дорога. Однако в вехах истории свою роль играет не только седое время, а и удивительное былое. Корифеи нашей кафедры Федор Меринг, Василий Образцов, Феофил Яновский, Николай Стражеско, Вадим Иванов — славное украшение, светочи киевской терапевтической школы. Но кто продолжил их дело? Здесь, в этической рубрике нового журнала, второй номер которого посвящен проблемам гастроэнтерологии, мы хотим рассказать о достойном продолжателе этих традиций во внутренней медицине, живом воплощении чести и порядочности в нравственном портрете киевской врачебной корпорации — о профессоре Георгии Иосифовиче Бурчинском. Ведь мы имели счастье непосредственно у него учиться искусству любви к больному. Свое кредо он выражал предельно просто — "Больной на первом месте".
Сменив Вадима Николаевича Иванова, Г. Бурчинский заведовал кафедрой факультетской терапии около 25 лет, в 1962-1986 годах, оставаясь до 1993 г. ее вдумчивым просвещенным консультантом. Пробежало десять лет со времени его кончины, однако значение его деонтологических и профессиональных уроков лишь увеличивается.
Георгий Иосифович, коренной киевлянин, родился в 1908 году, в коротком светлом промежутке драматичной параболы двадцатого века. Медицине, видимо, повезло, что этому интеллигентному юноше удалось приобщиться к кругу этой великой профессии. Но, наверное, еще большим даром провидение наградило Георгия Бурчинского, ибо он был врачом по призванию. В 1931 году Бурчинский окончил Киевский медицинский институт и, благодаря блестящим способностям, образованности и увлечению проблемами клиники внутренних болезней, спустя пять лет, в 1936 году, был зачислен в аспирантуру кафедры факультетской терапии, которой заведовал В. Н. Иванов.
Читатель вправе спросить: почему же это не произошло сразу, как порою бывает теперь? Молодой врач стремился, прежде всего, освоить основы любимой профессии на поле практической медицины, и лишь потом помышлять о науке. Свой самостоятельный путь Георгий Иосифович начал в Луганске, куда был направлен на должность главного врача детской больницы. Педиатрическое поприще благотворно сказалось на последующих его исканиях — в том смысле, что общение врача с детьми, если у него есть подобная жилка, как бы облучает его любовью к человеку вообще, приучая видеть глазами диагноста потаенное, не манифестирующее. А затем доктор Бурчинский был призван на военную службу, прослужив два года в качестве младшего командира медсанчасти. Незадолго перед Великой Отечественной войной Георгий Иосифович вновь оказался в армии, и на этот раз ратная его биография длилась более 20 лет, завершившись званием полковника медицинской службы и должностью главного терапевта Киевского военного округа. Надо сказать, что трудности этой службы Бурчинский воспринимал стоически. Так, мало кто знает, что, находясь на Дальнем Востоке, он перенес цингу.
Особенно плодотворной была многолетняя работа Георгия Иосифовича в качестве главного терапевта Киевского военного госпиталя. В сущности, его врачебное мастерство, клиническая изощренность, необыкновенная интуиция навсегда вписаны в летопись этого замечательного учреждения.
Но вернемся в годы аспирантуры. О Георгии Иосифовиче в клинике В. Иванова уже упоминалось в журнале "Мистецтво лікування", в трогательных воспоминаниях его современника Анатолия Петровича Пелещука.
Спустя два года пребывания в аспирантуре Г. Бурчинский защитил кандидатскую диссертацию, посвященную изучению сущности и методики клинического использования феномена оседания эритроцитов. Обобщение научных исследований в этой области нашло отражение в одной из фундаментальных ранних монографий ученого — "Реакция оседания эритроцитов" (1946), изданной дважды. После исследований С. Д. Балаховского (1928), этот труд был единственным в стране по данному вопросу. В нем была предложена концепция, объясняющая механизмы РОЭ (сегодняшний термин — СОЭ) с позиции законов физической химии, в частности, явлений коллоидной защиты и сенсибилизации.
Становление Георгия Иосифовича как клинициста происходило в период, когда в Киеве работали гиганты медицинской и биологической мысли Н. Стражеско и А. Богомолец, М. Губергриц и В. Чаговец, Ф. Удинцев и Е. Вотчал, Б. Маньковский и А. Палладин. Общение с ними способствовало развитию у пытливого интерниста безукоризненного клинического мышления и гуманного, милосердного мировоззрения, в сочетании с патофизиологическим подходом к аспектам патологии. Не случайно Г. Бурчинский принадлежит к фундаторам чтения курса военно-полевой терапии для врачей. С 1954 по 1962 г. Георгий Иосифович заведует кафедрой терапии стоматологического факультета КМИ, совмещая эту работу с обязанностями главного терапевта военного госпиталя. Профессорский его дебют был вполне успешным. Стимулом для такого роста становится изучение острых вопросов легочной патологии, завершившееся изданием монографии "Нагноительные процессы в легких" (1950), а затем защитой диссертации на эту тему на соискание степени доктора медицинских наук. В частности, Г. Бурчинский разработал патогенетическую классификацию легочных нагноений. Одним из первых в стране он применил метод эндобронхиального введения антибиотиков. Совместно с Б. Л. Французовым была разработана и внедрена в практику методика зональной, или локальной инстилляции с помощью бронхоскопа. Существенным моментом в решении этих задач явились экспериментальные исследования на модели легочных нагноений.
Болезни желудочно-кишечного тракта всегда находились в поле зрения киевской терапевтической школы, и здесь уместно упомянуть имена В. П. Образцова, Н. Д. Стражеско, В. Н. Иванова, Е. Л. Ревуцкого, А. П. Пелещука. Естественно, что Георгий Иосифович, начиная свою практику с военного времени, уделял особое внимание проблемам язвенной болезни. В результате были получены новые данные об этом синдроме, внешне ясном, но внутренне таинственном. Совместно со своими сотрудниками Г. Бурчинский детально исследовал особенности течения язвенной болезни, в том числе в военное время, этиологию, патогенез, нарушение нейроэндокринной регуляции и нервной трофики, изменения ультраструктуры слизистой оболочки желудка, общие изменения, а также вопросы патогенетической терапии этого заболевания. Новые данные позволили рассматривать его с точки зрения целостного организма в соответствии со взглядами и концепциями М. М. Губергрица, М. В. Черноруцкого, С. В. Аничкова, А. Д. Сперанского, В. Х. Василенко. Экспериментальные исследования на модели воспроизведения гипоталамической язвы, а также результаты изучения ультраструктуры слизистой оболочки гастродуоденальной области подтвердили важность нарушения нервной трофики. Изучение в эксперименте фармакодинамики средств, подавляющих холинергическую стимуляцию желудка и двенадцатиперстной кишки (холинолитиков) обосновали их клиническое использование в качестве средств патогенетической терапии язвенной болезни.
Так воплощалась в жизнь мечта В. Н. Иванова о формировании центра клинической гастроэнтерологии институтского типа. После отставки из армии, в 1962 году Г. Бурчинский возглавил кафедру, сосредоточив свою деятельность на реализации этих идей. Дружный коллектив учеников и сотрудников под руководством этого истинного интеллигента и интеллектуала работал чрезвычайно плодотворно. Особенно интенсивно продолжала исследоваться проблема язвенной болезни, основанная на принципе комплексного исследования больных с позиций целостного организма во всех клинических и патоморфологических деталях. По проблеме язвенной болезни на кафедре под руководством Г. И. Бурчинского защищены 2 докторские диссертации — В. Е. Кушнир "Динамика нейрогуморальных нарушений при язвенной болезни" и И. И. Дегтярева "Метаболические процессы и ультраструктура слизистой желудка у больных язвенной болезнью в динамике комплексного и патогенетического лечения". Наблюдения и исследования Георгия Иосифовича и его сотрудников, касающиеся этих вопросов, отражены в трудах и монографиях, таких как "Язвенная болезнь", "Клиническая гастроэнтерология", в соответствующих разделах многотомных руководств и БМЭ. Следует отметить, что этот свод научных данных отнюдь не устарел в свете пересмотра этиологических механизмов развития язвенной болезни в пользу хеликобактерного фактора. Более того, именно гастроэнтерологический фундамент, заложенный Георгием Иосифовичем, позволил коллективу кафедры превратиться в клинический авангард введения в современную терапию, в соответствии с европейскими Маастрихскими протоколами, этими важнейшими гастроэнтерологическими концепциями.
Человек неподдельной скромности, чуждый стремлениям к внешнему успеху, Георгий Иосифович каким-то особым образом олицетворял ауру киевской терапевтической школы. Это, в частности, проявлялось в его высокой культуре. Профессор играл на фортепиано, был знатоком и любителем живописи, неизменным слушателем симфонических концертов, страстным библиофилом, но абсолютно без аффектации. Его поведение было органичным и, возможно, изысканным. Это совершенно не походило на некие профессорские стандарты, хотя Георгий Иосифович в годы своего творческого расцвета, бесспорно, принадлежал к терапевтической элите, руководя ведущей терапевтической кафедрой в столице и в течение ряда лет в роли председателя программируя интереснейшие циклы заседаний киевского терапевтического общества. С ним было приятно, интересно и легко работать, и учил он не назиданиями, а примером. Так, характерной чертой профессора Бурчинского была высокая самодисциплина, скурпулезное внимание к медицинской документации. Все данные были рубрицированы и сохранялись в отдельных папках. Очень серьезно Георгий Иосифович относился к ведению историй болезни, говоря ученикам, что такие записи — возможный диалог с прокурором, и от безукоризненного внимания к данному практическому свидетельству нередко зависит будущее врача-клинициста в конфликтных ситуациях.
Разумеется, формальная сторона не была оторвана от вечного врачебного подвижничества Георгия Иосифовича. Умудренный интернист, он был всегда востребован. Наверное, необычайно ярко это отразилось в годы работы Георгия Иосифовича в киевском военном госпитале, поскольку именно он проницательно решал любые сложные клинические вопросы. Например, он был лечащим врачом маршала А. Гречко, и их взаимоотношения переросли в уважительную дружбу.
Столь же нескончаемым был круг обращающихся к нему как к доктору на кафедре, у кабинета всегда дожидались пациенты. Мы уже упомянули о девизе Г. Бурчинского — больной на первом месте. Надо сказать и о том, что учитель не был мздоимцем. Быть может, он и не отказывался от искреннего желания исцеленного больного как-то отблагодарить его. Но на принятие какого-то символического дара профессор соглашался лишь после того, как пациент его действительно выздоровел. Один из авторов (Б. Рейнгардт), иногда бывавший дома у Георгия Иосифовича, обратил внимание, что комнату украшало несколько замечательных хрустальных ваз. Можно предположить, что это и были знаки внимания со стороны некоторых людей, которым доктору Бурчинскому удалось оказать помощь. Полагаем, что и эти нюансы уместны в нашем рассказе.
Глубокий эрудит во всех аспектах терапии, Георгий Иосифович выступил инициатором создания учебника "Внутренние болезни", вышедшим под его редакцией тремя изданиями и удостоенном Государственной премии Украины в области науки и техники. Знаменательно, что в авторский коллектив вошли ученые из различных городов Украины и представители различных школ. Это, в частности, Б. Д. Боревская, А. Я. Губергриц, Г. А. Даштаянц, В. Н. Дзяк, А. С. Ефимов, А. П. Пелещук, Е. Л. Ревуцкий, А. Ф. Романова, Л. П. Чепкий, М. А. Ясиновский. Одному из нас (В. Передерий) Георгий Иосифович передал руководство кафедрой. Эта смена поколений произошла в стиле глубокой интеллигентности, и когорта сотрудников клиники и кафедры, со своей стороны, окружила одного из патриархов украинской медицины добрым отношением, следуя кафедральным традициям. Преодолевая болезни, а Георгий Иосифович, как это, к сожалению, бытует среди врачей, не уделил их предупреждению должного внимания, он приходил в родные стены, и это всегда вызывало удовлетворение и радость. Профессор Г. Бурчинский покинул нас в 1993 году.
Одним из последних трудов, в котором запечатлены мысли и взгляды Георгия Иосифовича, была монография: Г. И. Бурчинский, В. Г. Передерий "Киевская школа терапевтов", выпущенная в издательстве "Вища школа" в 1991 году на средства авторов. Ее рецензировали историки медицины Ю. Н. Квитницкий-Рыжов и Л. И. Жуковский. Это ценное фактологическое исследование энциклопедического типа. Вот лишь краткий обзор раздела "Вклад в клинику заболеваний органов пищеварения": в данном разделе исчерпывающе охарактеризованы работы в этой отрасли В. П. Образцова, Н. Д. Стражеско, В. Н. Иванова, М. М .Губергрица, А. П. Пелещука, Ф. А. Удинцева, А. Л. Михнева, И. М. Ганджи и их школ. "Трудно переоценить значение работ выдающегося украинского терапевта Вадима Николаевича Иванова в области физиологии органов пищеварения, — отмечают авторы. — Эти работы создали, по существу, оригинальное направление научных исследований, которое может быть охарактеризовано, как клиническая физиология органов пищеварения".
"Лишь слову жизнь дана" — писал Иван Бунин. В этом очерке мы стремились воссоздать нравственный и научный портрет замечательного ученого и врача, имя которого должно быть вписано в историю Киева. И если это нам удалось, то, прежде всего, хочется отметить, что авторами двигали любовь и уважение к Учителю, Труженику, Человеку, к выдающемуся терапевту современности Георгию Иосифовичу Бурчинскому.


Статьи на похожую тематику:

1. Е. Г. Несукай Больной гипертонической болезнью и пороком сердца: возможности медикаментозной терапии

2. М.Н.Долженко Больной ишемической болезнью сердца и хроническим стеатогепатитом: как проводить гиполипидемическую коррекцию?



зміст