Анонсы статей



ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

статьи схожей тематики

С любовью к ребенку

Академик НАН, АМН Украины и АМН России Елена Лукьянова
о выдающемся украинском педиатре Елене Хохол


В истории киевской медицины есть трогательный эпизод. Он звучит так: "Минут через десять Мерцалов и доктор уже вошли в подвал. Елизавета Ивановна лежала на постели рядом со своей больной дочерью… Войдя в комнату, доктор скинул с себя пальто и, оставшись в старомодном, довольно поношенном сюртуке, подошел к Елизавете Ивановне. Она даже не подняла голову при его приближении.


E. Лукьянова — Ну, полно, полно, голубушка, — заговорил доктор, ласково погладив женщину по спине. — Вставайте-ка. Покажите мне вашу больную…
Немного погодя доктор что-то написал и сказал:
— Вот с этой бумажкой вы пойдете в аптеку… Давайте каждые два часа по чайной ложке. Это вызовет у малютки отхаркивание… Продолжайте согревающий компресс. Кроме того, хотя бы вашей дочери и сделалось лучше, во всяком случае, пригласите завтра доктора Афросимова. Это дельный врач и хороший человек, я его сейчас же предупрежу…
Пожав руку Мерцалову, Елизавете Ивановне и потрепав мимоходом по щеке разинувшего рот Володю, доктор быстро всунул свои ноги в глубокие калоши и надел пальто.
— Доктор! Доктор, постойте! Скажите мне ваше имя, доктор.
— Э! Вот еще пустяки выдумали!.. Возвращайтесь домой скорей!
Когда Мерцалов возвратился, его ожидал сюрприз: под чайным блюдцем вместе с рецептом лежало несколько крупных кредитных билетов. В тот же вечер Мерцалов узнал и фамилию своего неожиданного благодетеля. На аптечном ярлыке, прикрепленном к пузырьку с лекарством, рукою аптекаря было написано: "По рецепту профессора Пирогова".
Перед нами отрывок из рассказа Александра Куприна "Чудесный доктор", основанного на истинном факте из жизни Николая Ивановича Пирогова. Пожалуй, таким же чудесным доктором была и профессор, талантливый врач-педиатр, выдающийся организатор лечебно-профилактической помощи детям Елена Николаевна Хохол.
Елена Николаевна прожила не так уж долго — неполных 67 лет. Но сделала для педиатрии, да и для Украины в целом, поразительно много.
Какими же предстают эти незабываемые страницы одной жизни, вписывающиеся в историю эпохи? Воссоздать образ своего учителя любезно согласилась известный педиатр, директор Института педиатрии, акушерства и гинекологии АМН Украины, академик НАН, АМН Украины и АМН России, трижды лауреат Государственных премий Украины и СССР, Заслуженный деятель науки и техники Украины, профессор Елена Михайловна Лукьянова.
— Уважаемая Елена Михайловна, Вы были уже на четвертом курсе педиатрического факультета Киевского медицинского института, когда я, после окончания средней школы, в 1948 году стал студентом первого курса того же факультета. Таким образом, Елена Николаевна — наш общий наставник, тем более что в то время она была и деканом факультета. Наверное, воссоздать жизненный путь профессора Е. Н. Хохол для Вас — приятный долг. Ведь именно Вашему перу принадлежит статья о Елене Николаевне в Большой медицинской энциклопедии, а также некоторые другие публикации, посвященные ее яркой личности.
— Елену Николаевну мне хочется сравнить с Лесей Украинкой нашей педиатрии, прежде всего потому, что обе они — талантливые дочери украинского народа, обе — уроженки Волыни. Детство Елены Хохол прошло в Умани, в семье учителя, где предпочитали общение на украинсом языке. Начальное образование Елена Николаевна получила в гимназии, затем поступила в Киевский медицинский институт, который окончила в 1921 году. В этот период, в двадцать четыре года, мировоззрение юной интеллигентки было исполнено ясных гуманистических начал. Символично, что одним из ее педагогов был профессор Евгений Скловский, основавший в Киеве к двадцатым годам знаменитую "Каплю молока" — спасительный очаг для грудных младенцев в обстановке лишений и голода после гражданской войны. Педиатром, однажды и на всю жизнь, решает стать и Елена Хохол. Вначале она работает в городе своего отрочества Умани, в детской консультации, а в 1925 году возвращается в Киев, где начинает трудиться в клиническом Доме грудного ребенка. Важность этой миссии трудно переоценить: фактически это было больничное детское учреждение, причем преимущественно для детей-сирот младенческого возраста. Вот этих детей терпеливо, с применением всех своих знаний, выхаживала молодая попечительница обездоленных малышей. С 1927 года Елена Николаевна работает на кафедре педиатрии Киевского государственного института усовершенствования врачей, вначале ассистентом, потом доцентом. Собственно, в этой клинике, под руководством профессора А. Лазарева, защитив кандидатскую диссертацию, она становится педиатром-универсалом.


E. Хохол Начинается война. Семья эвакуируется в приволжский город. И именно здесь Елену Николаевну, известную как исключительно скрупулезный детский врач, с несомненной организаторской жилкой, разыскивает Мария Дмитриевна Ковригина, одна из руководителей Наркомздрава СССР и будущий министр здравоохранения. С должности начмеда госпиталя Е. Н. Хохол переводят на пост начальника Управления лечебно-профилактической помощи детям союзного Наркомата здравоохранения, которое она возглавляет до 1945 года, до великих победных месяцев.
— Елена Михайловна, объем работы, возложенной в эти годы на представительницу киевской педиатрической школы, был, бесспорно, огромен. И она справилась со своими обязанностями достойно: служба защиты здоровья детей всю войну работала бесперебойно, не было допущено увеличения детской смертности, причем в беспримерно трудных условиях. Однако у Елены Николаевны хватало сил и на научную деятельность. В 1945-м она успешно защитила докторскую диссертацию на тему "Материалы к вопросу о нарушениях капиллярного кровообращения при токсической диспепсии у детей". И в том же году, Вы, пройдя боевую дорогу в партизанском отряде, были уже студенткой педиатрического факультета КМИ, а вскоре, в буднях учебы, встретились с Еленой Николаевной.
— Незабываемый победный год! Для меня это было продолжение образовательных надежд, ведь в медицинский институт я поступила перед самой войной. Учиться тогда не пришлось, школой возмужания стали партизанские дни и ночи. В отряде приходилось быть и бойцом, и разведчицей, и санитаркой. Вспоминается строка Константина Симонова, которую я услышала уже после освобождения родного края: "Как я выжил, будем знать только мы с тобой". Испытания были драматичными, в сущности, всегда на волосок от смерти. Желание продолжить учебу было воистину страстным, а мечта стать врачом-педиатром — глубоко осознанной. Ведь я видела столько детских смертей, в том числе и в огне оккупации. Не в переносном смысле, а в прямом, когда враг безжалостно сжигал целые села в отместку партизанскому сопротивлению. В эти годы, да еще учитывая круг обязанностей Елены Николаевны, ей было, казалось, не до диссертации. Однако она выполнила и защитила ее именно в период, когда токсическая диспепсия была весьма распространена среди детей. Это было весьма существенным вкладом Е. Н. Хохол в развитие педиатрии. Вскоре она стала профессором в родном институте, вначале как заведующая кафедрой пропедевтики детских болезней, затем — кафедрой госпитальной педиатрии. Таким образом, мне довелось учиться у нее дважды.
— А как выглядел в те годы педиатрический факультет?
— Наряду с Еленой Николаевной, кафедрами здесь заведовали замечательные детские врачи Вера Григорьевна Балабан, Александр Владимирович Черкасов, Елена Исидоровна Кошель-Плескунова. Работала и кафедра хирургии детского возраста под руководством Анатолия Яковлевича Шефтеля. Здесь меня заметил и активно вовлек в эту специальность Михаил Менделевич Басс, известный фронтовой хирург. Он приглашал меня ассистировать во время операций, считая, что мое будущее — детская хирургия. Не забуду своего участия в проведенной операции по поводу спинномозговой грыжи у маленькой девочки. Выздоровев, она и ее родители много лет поздравляли нас в праздничные дни.
Вообще же, я целеустремленно занималась в научных кружках при всех педиатрических кафедрах, в том числе и на кафедре Елены Николаевны Хохол. И получилось так, что на научную работу меня рекомендовали четыре кафедры. А сразу же после окончания института я приступила к работе в нынешнем Институте педиатрии, акушерства и гинекологии, вначале младшим научным, затем старшим научным сотрудником, руководителем отдела педиатрии, заместителем директора института. Этим отделом, наряду с выполнением основных обязанностей руководителя института, возложенных на меня в 1979 году, я заведую и сейчас.
Уникальное учреждение именовалось тогда институтом Охматдета, т. е. охраны материнства и детства, целиком отвечая его нынешнему профилю. Моим учителем в составе кафедры, с которой начинала работать и продолжала сотрудничать Елена Николаевна, стал Давид Лазаревич Сигалов. Я, к слову, очень надеюсь, что одну из следующих бесед нам удастся посвятить этому современному Гиппократу педиатрии, Врачу с большой буквы… Естественно, я регулярно общалась с Еленой Николаевной, она ведь была председателем республиканского общества педиатров. Пребывая на этом посту и являясь с 1953 года членом-корреспондентом АМН СССР, профессор Е. Н. Хохол организовала в Киеве два съезда педиатров — Украинский и Всесоюзный. Особенно горда была Елена Николаевна проведением Всесоюзного съезда. В Киев прибыли лучшие педиатры, легендарные имена нашей специальности, академики А. Ф. Тур, Г. Н. Сперанский, М. С. Маслов. Собственно, участвуя под руководством Елены Николаевны в подготовке этих форумов в качестве одного из секретарей оргкомитета съезда, я познала первые прикладные основы и таинства организационной работы. В эти недели мы особенно ощутимо творчески сблизились… Однако мы незаметно вышли за хронологические рамки факультета.
— Вспоминая Елену Николаевну, нужно особо отметить, что, оставаясь замечательным детским врачом, она была и выдающимся общественным деятелем.
— Действительно, Елена Николаевна дважды избиралась депутатом Верховного Совета Украинской ССР, участвовала в VII и VIII сессиях Генеральной Ассамблеи ООН в составе делегации Украины, была членом Всемирного Совета мира. Но это весьма высокое общественное положение сочеталось с настоящим демократизмом в общении со студентами и молодыми врачами. В своем небольшом кабинете на первом этаже административного корпуса медицинского института она ежедневно вела прием. Исходя из реалий нынешнего времени, это, увы, далекий пример и образец.
— Елена Михайловна, в Вашей общественной миссии посчастливилось ли Вам подхватить эстафету профессора Елены Хохол на политической арене?
— Действительно, в 1981 году я была членом делегации УССР на сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В ходе сессии я 8 раз выступала по социальным вопросам.
— Известно, что профессор Хохол уделяла особое внимание проблемам вскармливания детей до года, а также аспектам заменителей материнского молока. Первые такие продукты были, разумеется, несовершенными, привлекая особое внимание к проблеме предупреждения и лечения рахита. Как здесь пересекаются научные интересы двух педиатров — Елены Хохол и Елены Лукьяновой?
— Моя докторская диссертация посвящена именно данной проблеме. Изучены нарушения обмена витамина Д, кальция, фосфора в плане развития рахита и рахитоподобных состояний у детей раннего возраста, разработаны методы их антенатальной и постнатальной профилактики и лечения, уточнены патологические механизмы и предложены методы и способы профилактики, диагностики и лечения заболеваний органов пищеварения у детей. Организована украинская научная школа. Раскрыты основные механизмы формирования хронических заболеваний желудка, кишечника, печени, желчевыводящих путей и поджелудочной железы у детей, разработаны эффективные схемы их патогенетической терапии и профилактики. Созданы новые продукты лечебного питания для детей с патологией органов пищеварения. Разработаны и внедрены в практику здравоохранения современные методы эндоскопического и ультразвукового исследования органов пищеварения у детей. Характерно, что в нашем институте этими вопросами мы занимаемся совместно с близкой ученицей Елены Николаевны профессором Валентиной Дмитриевной Отт, ведущим детским диетологом страны.
Но вернусь к диссертации, консультантом которой значится Елена Николаевна. К сожалению, полностью вчитаться в ее многостраничный текст она не успела, так как в 1964 году тяжело заболела. Однако выводы, уже лежа в постели, не поднимаясь, внимательнейшим образом прочла и одобрила, сказав, что у меня хорошая работа. Это было как бы ее напутствие… Вот так сложились наши последние встречи…
Хочу с благодарностью отметить, что именно Елена Николаевна своей мудростью и прозорливостью способствовала моему избранию в состав АМН СССР (ныне АМН России), членом-корреспондентом которой я стала в 1978 году, а в 1984 — действительным членом. Согласитесь, это был акт союзного признания достижений Украины в области педиатрии.
Но каждому событию предшествует предыстория. Елена Николаевна не раз советовала мне еще до официальной защиты докторской диссертации выступать с докладами о проблемах рахита, детской гастроэнтерологии, классификаций нарушений кальций-фосфорного обмена у детей на общих собраниях АМН СССР и всячески способствовала этому. Ее уже не было среди нас, когда мне поступило предложение от председателя научного общества педиатров России академика Александра Федоровича Тура баллотироваться при очередном избрании членов-корреспондентов АМН СССР. В состав академии АМН СССР меня рекомендовала и академик Ольга Дмитриевна Соколова-Панамарева. Я понимала, что это был след научного влияния Елены Николаевны, но решила узнать мнение министра здравоохранения УССР того периода Василия Дмитриевича Братуся по поводу этого предложения. "Конечно же, баллотироваться, — сказал он. — Ведь немало ученых в течение десятков лет добиваются подобной возможности". Так что и здесь я как бы подхватила эстафету Елены Николаевны.
— О характере Елены Хохол можно, пожалуй, сказать — сталь и нежность. Сказывается ли влияние этого подвижника педиатрии на деятельности института, который Вы возглавляете уже около четверть века?
— Я бы переставила акценты — нежность и сталь. А может быть, и слово "сталь" лишнее, ибо феномен Елены Николаевны состоял, прежде всего, в действенной любви к больному ребенку и умении помочь ему. Беря в руки ребенка, она сразу же преображалась. В этом смысле наш институт, когорта его сотрудников целиком следует традициям Елены Хохол.
— Бежит, бежит время. Елена Николаевна покинула этот мир неожиданно. Хоронили ее из тогдашней больницы им. Калинина, где она работала много лет. Проститься с благородным человеком, неутомимым врачом, пытливым ученым пришли многие ее ученики. А сегодня о Елене Николаевне Хохол знают мало, лишь кафедра госпитальной педиатрии носит ее имя. Нет ни улицы Хохол, ни академической премии ее имени.
— Вы правы. Елена Николаевна — детский врач на все времена, автор около 80 научных работ, посвященных физиологии и патологии раннего детского возраста, проблемам расстройств питания и заболеваний органов пищеварения. Что и говорить, основоположник киевской научной школы современных украинских педиатров заслуживает самого высокого пиетета. Применительно к профессору Е. Н. Хохол можно перефразировать слова Михаила Булгакова, сказанные о Мольере: "Для ее славы уже ничего не нужно, она нужна для нашей славы".
Уже миновало 100-летие со дня рождения Елены Николаевны, чему в журнале "Педіатрія, акушерство та гінекологія" (1998, № 1) была посвящена обширная статья, написанная совместно мной и профессором Алисой Афанасьевной Андрущук, также ее ученицей. Однако новый век Елены Николаевны Хохол как светоча профессионализма и нравственности, высоких знаний и глубокой скромности продолжается. Я рада возможности рассказать об этой прекрасной дочери Украины и благодарю редакцию журнала за данную инициативу.


Беседовал Юрий Виленский


Статьи на похожую тематику:

1. В. Н. Запорожан, Н. Л. Аряев, Н. В. Котова Современные аспекты профилактики передачи ВИЧ от матери ребенку



зміст