Анонсы статей



ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

статьи схожей тематики

Пересадка идентичности

В декабре 2005 года французские медики под руководством профессора Жана-Мишеля Дюбернард из медицинского центра Лионского университета выполнили пересадку носа, губ и подбородка 38-летней женщине, которую погрыз собственный пес. До этого шесть месяцев ее лицо было покрыто бинтами — врачи хотели уберечь пациентку от вида ран и шрамов.


Медицина без барьеров

Успешная трансплантация лица может сломить очередной барьер в медицине — пересадку частей тела, которые в значительной степени определяют идентичность человека. Единственным внешним следом пересаженного чужого сердца или почки являются послеоперационные шрамы, скрытые под одеждой. Более сложную проблему представляют пересаженные руки, к виду которых каждый из нас привык. “Но даже пересадку конечностей трудно сравнить с новым лицом. Когда мы смотрим на свои руки, то говорим: “это мои”. Но когда смотрим в зеркало, то говорим: “это я”, — объясняет доктор Джеймс Патридж, президент британской организации “Измененные лица”, помогающей людям с покалеченными лицами.
Лицо является исключительно сложным объектом для пересадки, так как на нем находится очень много кожи, которая — как первый и самый большой барьер между нашим организмом и внешним миром — буквально нашпигована клетками иммунной системы. Даже при использовании новейших комбинаций лекарственных средств, которые ослабляют иммунологические реакции организма, разработанных в последние годы (в частности, польским ученым профессором Марией Семенов из Кливлендской клиники), риск отторжения такого трансплантата в течение первого послеоперационного года составляет 50%. Пациентка вынуждена будет принимать эти лекарства до конца жизни, хотя и не ежедневно, и не в таких дозах, как в случае пересадки сердца или почки. Это означает увеличение риска заболеть раком или сахарным диабетом. Чтобы еще более уменьшить риск осложнений, профессор Дюбернард провел пациентке также пересадку костного мозга от той же женщины, которая была донором лица. Теоретически это может предотвратить атаку иммунной системы на новую кожу, но вместе с тем является дополнительной нагрузкой для организма.
Еще одну проблему представляют собой нервы, отвечающие за движение 43 мышц, благодаря которым наши лица выражают эмоции. Их регенерация происходит медленно, и в лучшем случае пациентка обретет естественную мимику лишь наполовину. Наиболее трудно для нее будет овладеть движениями губ, необходимыми для речи и самостоятельной еды. Специалисты не опасаются лишь за косметический эффект. Пересаженные губы, нос и подбородок — это те так называемые эстетические элементы, которые можно вкомпоновать в лицо почти без следов. Пациентка будет больше похожа на себя, чем на донора, поскольку на то, как выглядит лицо, влияют главным образом черепно-лицевые кости


Психическое отторжение

В 1998 г. профессор Жан-Мишель Дюбернард первым пересадил ладонь с предплечьем, опередив таким образом конкурентов (лучшим в мире тогда считался коллектив профессора Джона Бакера из университета в Луисвилле, США). Донором был француз, который разбился на мотоцикле (у него была зафиксирована смерть мозга), а реципиентом — уроженец Новой Зеландии Клинт Холлэм. Он потерял руку в результате несчастного случая во время отбывания наказания за мошенничество. Операция стала медиальной сенсацией, однако не была полностью успешной. Холлэм никак не мог привыкнуть к чужой конечности, перестал принимать иммуносупрессивные лекарства и в 2001 году потребовал убрать трансплантат.
Специалисты по трансплантологии опасались подобного сценария в случае пересадки лица. Женщина, которой ее выполнили, находилась в состоянии тяжелой депрессии. Этики утверждали, что в таком психическом состоянии она не могла со всей ответственностью принять решение подвергнуться операции. Тем не менее, пациентка прошла многочисленные психологические тесты, была проинформирована о риске и неоднократно выразила свое согласие на операцию (кстати, ей не сделали ни одной реконструкционной операции, в частности по восстановлению носа, хотя это рекомендовал французский комитет по вопросам этики). Более того, она не отказалась заработать на своем несчастье и обеспечила себе прибыль от продажи снимков и документального фильма.
Лицо упомянутого выше доктора Джеймса Патриджа из британской организации “Измененные лица” было изуродовано обширными ожогами, однако он не захотел подвергнуться трансплантации — более важной он признал психотерапию, благодаря которой “принял” свое лицо (но через пять лет!). “Трансплантация показана пациентам с обширными деформациями лица, когда безрезультатно испробованы все иные возможности”, — считает врач.
По мнению ученых, невозможно реализовать сценарий фильма “Без лица”, в котором полицейский и преступник меняются лицами так эффективно, что даже близкие люди не в состоянии этого заметить. Однако возможно, что вскоре кто-то отважится нарушить самое большое табу — трансплантацию мозга. Активную работу ведет в этом направлении американский профессор Роберт Уайт, который все более успешно пересаживает головы обезьянам. После таких операций животные живут не очень долго, но находятся в сознании, самостоятельно дышат, а их зрение, слух и вкус функционируют нормально. Однако нижняя часть тела у них абсолютно парализована, ибо экспериментаторам никак не удается соединить с пересаженным голов­ным мозгом тысячи нервных волокон, находящихся в спинном мозге. Уайт считает, что таким образом можно было бы продлевать жизнь людям с необратимо поврежденными телами.

Материал подготовлен редакцией журнала “Мистецтво лікування”


Статьи на похожую тематику:



зміст