ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 |

Донские сфинксы – обаяние, изысканность и… загадка

«ZOO-БИЗНЕС» № 4 `05

Пожалуй, ни у одной породы кошек нет такого разнообразия кожного покрова, как у донских сфинксов. Ну, что, к примеру, у перса — чуть длиннее шерсть или чуть короче, но все равно его пуховая шерсть узнаваема всегда.
А что можно встретить у донов? От абсолютно голого животного со множеством складок на теле, у которого нет даже усов, а горячая складчатая и морщинистая кожа даже кажется липкой на ощупь, до вполне обычной кошки, с прямой обыкновенной шерстью и с абсолютно банальной внешностью. Донские сфинксы по характеру «лысости» делятся на 3 основных типа: голые, «велюр» или «флок» и «браш», которые могут варьироваться.
Самые оригинальные и необычные — это, конечно, голые животные или, как их называют профи, «резиновые», или кратко, на фелинологическом слэнге, — «резинки». Иногда их еще называют «пластилиновыми». На ощупь голая кожа очень приятна и удивляет своей температурой — как никак 39,3-39,7 0С.
Этим представителям донского племени, как правило, присущи многочисленные складки на теле. Особенно много складочек-морщинок у котят. Это один из тех редких случаев, когда морщинки (равно как и складочки) являются украшением. С возрастом они частично разглаживаются, но и у взрослого дона должен быть морщинистый лоб, складочки на мордочке, «спущенные чулочки» на ногах, складочки на шее, в подмышках и в паху. Усы, если таковые присутствуют, чаще всего, извитые, изломанные и короткие. Хотя иногда встречаются отдельные абсолютно голые экземпляры с очень впечатляющими усищами, которые выглядят достаточно комично на голом животном.
Голые доны делятся на голорожденных и раздевшихся. Некоторые «доноводы» еще подразделяют голорожденных дончаков на так называемых «истинно голорожденных» (или гомозигот по «лысому» гену) и просто голорожденных, то есть тех, кто успел «раздеться» в утробе матери (или гетерозигот). При рождении просто голорожденных котят (гетерозигот) иногда в отходящих водах можно увидеть эту остаточную шерсть.
Приобрести «истинно голорожденного» дона достаточно сложно. Но не только потому, что они сравнительно редко рождаются, но и потому, что очень сложно найти абсолютно правдивых заводчиков. При чем тут правдивость, спросите вы? Дело в том, что определить таких котят можно лишь при рождении. «Истинно голорожденный» котенок рождается не только абсолютно голым, но и с открытыми глазами, и чаще всего с полупрозрачной светлой, иногда розовой, кожицей, только с намеком на будущий окрас. У таких котят кожа прокрашивается лишь через несколько дней. Чрезвычайно редко пигмент может присутствовать сразу при рождении.
Сразу становится понятна вся сложность приобретения такого котенка. И только если такой котенок родился на ваших глазах, вы можете быть абсолютно уверены в том, что это истинно голорожденный дон. Естественно, что такие животные вызывают особый интерес.
Следующими за голыми по степени бесшерстности идут так называемые «велюровые» или «флоковые» животные (от английского Flock — скопление). У них на всем теле имеется коротенькая зачаточная шерстка, напоминающая бархатную бумагу, спелый персик. Как правило, такие волоски достаточно быстро выпадают, и котенок становится голым. Но даже если они остаются, это ничуть не уменьшает их ценности. Такие котята, как правило, не уступают в цене голым. Иногда флоковых животных называют велюровыми. Однако, некоторые специалисты в понятие флок вкладывают иной смысл и называют так животных, у которых есть очень редкий пух на теле, то есть считают флоков более раздетыми, нежели велюров.
Следующий тип донов — это брашевые животные (от английского Brush — щетка, щетинистый). Такие кошки покрыты шерстью по всему телу. Браши могут отличаться друг от друга типом шерсти, которая может быть тонкой, мягкой и волнистой — И. Шустрова называет ее рексоидной, а может быть жесткой и извитой — такую шерсть Шустрова называет щетинистой. У котят рексоидная шерсть выпадает к 4-5 месяцам, а щетинистая держится дольше и такие животные, обычно, раздеваются к 1,5 - 2 годам либо полностью, либо остается короткая шерстка на лапах, мордочке, хвосте — на так называемых «пойнтах» (от английского Point — точка). Такие животные носят название браш-пойнт. Брашевые котята иногда рождаются с лысинками на темени. Считается, что такая своеобразная «тонзура» является залогом того, что животное обязательно разденется.
Все три типа донских сфинксов участвуют в разведении, а первые два имеют право участвовать на выставках и получать титулы.
Иногда в пометах у дончаков встречаются абсолютно обыкновенные котята с прямой шерстью. Они не несут в себе ген бесшерстности и их либо отбраковывают при рождении, либо отдают «в добрые руки».
Следует отметить, что у донов отсутствие шерсти — это не «постоянная величина». Нередки случаи, когда некоторые голые (естественно, гетерозиготные) кошки обрастали шерстью. Такое явление носит временный характер и может происходить в период полового созревания, при заболеваниях, беременности, длительном содержании при относительно низкой температуре. Точно также могут обрастать и раздевшиеся велюры и браши. Нередко такое обрастание начинается осенью, независимо от температуры содержания. С наступлением весны они начинают раздеваться. У молодых животных короткой и тонкой шерстью может быть покрыта мордочка, более длинная шерсть может отрастать на щеках и у основания ушей («ушная муфта»). Допускается остаточная оброслость «пойнтов»: мордочки, ушей, конечностей и хвоста. У взрослых животных остаточная шерсть должна полностью исчезать к двум годам. На выставках к вопросу бесшерстности эксперты относятся по-разному. Одни при оценке животного на первое место ставят отсутствие шерсти, другие — тип. Идут споры, какой взгляд вернее и что для дончака важнее — «лысость» или тип. Возможно, последние правы. Голой можно сделать и беспородную кошку, а тип утратить достаточно легко.
Интересна генетика донских сфинксов, которая в корне отличается от канадцев. Как считают специалисты, ген бесшерстности Hrbd у донских сфинксов подвержен количественному проявлению и зависит от того, на фоне каких генов, отвечающих за длину волоса, он действует. Так, например, на фоне гена короткошерстности «L» (Long), тоже доминантного, он приводит к рождению браш-сфинксов с лысинами на голове и/или по позвоночнику, и с достаточно жесткой проволочной извивистой шерстью на боках. Такая шерсть по типу очень близка к рексовости, но не образует правильных волн, напоминающих каракуль, как у корнишей. Она легко обламывается и выщипывается, но полностью удаляется поздно.
Если же ген донской бесшерстности Hrbd действует на фоне рецессивного гена длинной шерсти ll, то остаточная шерсть оказывается более тонкой и ломкой, легко обламывается у самого корня. Она может оставаться совсем незначительной, но ощутимой (легкая бархатистость). На ощупь ее можно сравнить с бархатистостью персика.
Следует учитывать, что от двух брашей, и от двух велюров, независимо от степени их «лысости», потомки рождаются в том же соотношении, что и от двух голорожденных гетерозиготных кошек. Но поскольку количество котят в помете ограничено (как правило, их рождается 4-5 штук, в редких случаях больше), то полученные данные при их обработке статистическими методами, кажутся достаточно сомнительными, в отличие от дрозофил, где такие методы вполне применимы. Поэтому соотношение «голых» (как гомозиготных, так и гетерозиготных форм) и «шерстистых» котят не всегда может внешне соответствовать закону Менделя 3:1, чаще всего это, в лучшем случае, может выглядеть как 50:50 (1:1) или в других соотношениях.
Тем не менее, есть гомозиготные донские сфинксы и в их потомстве все котята рождаются голыми. Велик соблазн получить голого сфинкса супертипа. Самым коротким путем для этого кажется вязка двух голых дончаков. Следует помнить, что при этом существует вероятность, что оба производителя окажутся гомозиготными по гену бесшерстности. Может возникнуть вопрос — а что же в этом плохого? Казалось бы, ничего и именно к этому следует стремиться.
Однако, существует мнение, что чрезмерное увлечение вязками голых производителей может привести к появлению различных аномалий у котят. Некоторые практики утверждают, что при таких вязках (особенно, при очень заморщиненных и складчатых производителях), возрастает вероятность появления различных уродств, начиная от заворота век, заломов на хвосте, проблем с глазами, и заканчивая более серьезными нарушениями. Были случаи, когда при таких вязках родившиеся котята угасали без видимых причин к двум неделям, появлялись котята с волчьим небом, наступала внезапная смерть от заворота желудка, отмечались недоразвитие задних конечностей и гибель после рождения.
Поэтому самым главным при разведении донов остается не только получение суперпородного голого и складчатого дончака, но и необходимость удержаться на той грани, когда экстремальность и «навороченность» дона не перейдет в патологию и не отразится на здоровье животного. В настоящее время известны несколько племенных линий голых животных, за которыми тянутся некоторые пороки развития. Поэтому уже сейчас существуют питомники, политикой которых является получение не только породного, но и здорового потомства, и которые широко практикуют вязки гомозиготных и гетерозиготных производителей, а в пару к истинно голорожденным подбирают велюров или брашей.
Доминантная природа гена бесшерстности у донских сфинксов сыграла с породой злую шутку. Поскольку доны «раздевали» практически кого угодно, из-за эксклюзивности и популярности этой породы у некоторых владельцев появился большой соблазн без особых усилий получить просто голых кошек, не стремясь при этом к породному типу, характерному для дончаков. К чему все эти высокие материи, когда можно зарабатывать деньги. Ведь не секрет, что цены на голышей достаточно высокие. Поначалу такие вязки можно было еще объяснить попытками изучить и понять природу мутации, но после того как был утвержден стандарт породы, такая «деятельность» некоторых заводчиков носила исключительно характер «шкурный интерес».
Кого только не вязали с донами: и персов, и балинезов, и британов, и русских голубых, и корниш-рексов, и ангор. Очевидцы рассказывают даже о существовании дона с висячими ушками. Иногда встречаются родословные, в которых как в Ноевом ковчеге: каждой твари — по паре. Непонятным только остается, почему этот «кошачий коктейль» все еще носит название «донской сфинкс». Такое «разведение» наносит только вред породе, приводя к потере уникального генофонда, «размыванию» основного типа и утрате удивительного донского характера.
Цель любого настоящего заводчика — получить породное потомство. А у заводчика сфинксов, естественно — породного сфинкса, а не просто лысую мурку, которая не наследует ни тип, ни уникальный характер дончака.
Как уже говорилось, с 1997 г. стандартами для расширения генофонда было разрешены подмесы сибирских, европейских короткошерстных, тайских и аборигенных российских кошек только до 2000 г., поэтому у подавляющего большинства наших нынешних донов до сих пор в родословных присутствуют другие породы.
При этом следует обратить внимание на то, что наибольшую ценность представляют животные, в родословной которых присутствуют только одни дончаки, но, к сожалению, таких кошек пока еще не так уж много, и, как правило, это еще достаточно молодые животные. И это вполне понятно — порода совсем новая. Далее стоят родословные, в которых присутствуют лишь сибиряки и ЕКШ, при этом, естественно, чем дальше они расположены в родословной — тем лучше. Считается, что преобладание ЕКШ-ей более желательно, чем сибиряков. Сейчас у дончаков приветствуется голова в ЕКШ-ином типе. Следующими в «табеле о рангах» стоят животные, у которых есть тайцы и аборигены.
И совсем «дурным тоном» считается наличие в родословной дона кошек сиамо-ориентальной группы и петерболдов. А вязки с петерболдами не только не одобряются, но и категорически запрещены, поскольку это ведет к стиранию различий между двумя породами. С петерболдами и кошками сиамо-ориентальной группы в донских родословных ведется неутомимая борьба, и даже были прецеденты, когда таких животных волюнтаристским способом переводили в петерболды, в результате чего получались непонятные звери, которых «злые языки» величают недодонами и петердонами.
В связи с этим рождается много споров об окрасах донских сфинксов. Тут возникает очень интересная, щекотливая и порой абсурдная ситуация. Дело в том, что на сегодняшний день существуют несколько действующих стандартов на эту породу различных фелинологических организаций: WCF, МКФ и МКЭФ. По двум из них (WCF и МКФ) разрешены все окрасы, а по одному (МКЭФ) — запрещены шоколадный и лиловый. Тем, кто не очень хорошо представляет, отчего вокруг этого вопроса кипят страсти, нужно сказать, что шоколадный дон выглядит необыкновенно красиво. Этот окрас так эффектно, как на доне, не выглядит ни на одной «шерстяной» породе. Представьте себе голую кожу цвета очень-очень молочного шоколада, на животе кошки он светлеет и создается впечатление, что внутри кошки горит лампочка.
Этот запрет вызван непримиримой борьбой с сиамо-ориентальнами подмесами, у которых существуют эти окрасы. Появление такого окраса у дона, якобы, сразу выдает его «нечистое» происхождение. Но, случается, что у животных с абсолютно «безгрешной» родословной рождаются шоколадные дети. Позор в благородном семействе! Но тонкость заключается в том, что при этом разрешены колорные вариетты. И вот представьте всю абсурдность ситуации: допустим, колорный котенок от родителей, заведомо несущих крови сиамов — «правильный», а шоколадный, от родителей, у которых на протяжении, к примеру, 6 колен родословной не удалось выявить «порочное» происхождение — «неправильный»! (Такие случаи были!).
Аргументируют это тем, что аборигенные породы кошек (ЕКШ и сибиряки), использовавшиеся в создании породы донской сфинкс, существуют в колорном варианте, тогда как шоколад и лайлак в них запрещены. Впрочем, нужно отметить, что сами противники этих окрасов вынуждены были признать, что им не приходилось встречать ни одного дона, имевшего в родословной, к примеру, невскую маскарадную (колорная вариетта сибирской кошки). Поэтому вполне логично предположить, что наличие кровей сиамо-ориенталов у дона выдаст себя появлением, прежде всего, колорного окраса.
И тут приходят на помощь тайцы, которые существуют исключительно в колорном варианте. Помилуйте, но у тайцев существуют и шоколад, и лайлак. Но, противники не теряются. Они уверяют, что старотипные сиамы, которых поначалу и называли тайцами, это еще не тайцы, а у настоящих тайцев никогда не приходилось встречать эти окрасы. Но ведь это еще не значит, что их не существует. И старотипные тайцы все же считались тайцами, забывая при этом, что не приходилось встречать и дона, происшедшего от невской маскарадной.
«Шоколадоненавистники» утверждают, что введение такого окраса ухудшит тип животных. И это замечание абсолютно справедливо… если бы речь шла о первом его введении в породу, то есть к донам нужно было бы прилить ориенталов, и потом пытаться опять вернуться к донскому типу. Хорошо ли, плохо ли, с сиамами, ориенталами, тайцами или с кем-то еще, но шоколадный окрас уже в породе есть, и даже больше, чем мы можем себе предположить, поскольку для того, чтобы получить шоколадную кошку, оба ее родителя должны быть шоколадоносителями, а такие пары подбираются очень часто. Итак, первый, самый сложный этап введения этих окрасов уже пройден. И вместо того, чтобы работать над совершенствованием типа донов всех окрасов, в том числе и шоколадов, этот окрас признается порочным.
Противники «запрещенных окрасов» призывают на помощь еще один мощный аргумент — для аборигенной популяции кошек эти окрасы не характерны. Но, не следует забывать, что городская популяция домашних кошек существует не на необитаемом острове, а создается в городе и в ее формировании принимают участие и сбежавшие, и выброшенные животные, среди которых вполне могли оказаться и носители «ненавистных» генов. И если на то пошло, то колорный окрас для городской популяции так же не характерен, как и шоколад.
Позволю себе цитату из статьи Шустровой: «Стандарты отнюдь не являются неизменными, поскольку каждая порода в той или иной степени изменяется с течением времени. Наиболее активно этот процесс изменения идет среди декоративных животных. … Чем более облик породы удален от природного, тем интенсивнее с течением времени будут изменяться ее стати, все дальше от естественного обличья» (статья «Стоит ли множить сущности», «Друг» № 4`2000 г.).
Породу, более удаленную от естественного обличья, чем сфинкс, придумать сложно. К тому же речь не идет об изменении типа животных. Поэтому появление шоколадных и лиловых донов — это естественный и логичный процесс, который уже никому не удастся повернуть назад.
За этой породой большое будущее, устоять перед магическим обаянием дона невозможно. Скоро наступит время, когда самой популярной породой будет не британская короткошерстная, не шотландская вислоухая, а порода со странным и интригующим названием — донской сфинкс. И если кто-то еще не проникся сдержанной изысканностью линий дона, то перед его характером не устоит никто. Поэтому следует внимательно отнестись к вопросам чистоты породы, совершенствования типа и получения здорового потомства.
И.Б. Богданова,
вл. п-ка донских сфинксов
«Wichwood»,
г. Харьков

В заголовке использовано фото: Аvareme Moon Child, п-к «Moon Child», вл. А. Селиванова, г. Киев

Отзывы и комментарии по данной статье ждем на форуме http://www.zoobusiness.kiev.ua


Подробней о породе читайте в «ZOO-FITO» № 7 '98, 10 '99 и «ZOO Бизнес» № 3 '05

Рекламные ссылки на другие сайты