ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 |

Воплощение мечты – гималайский перс

ZOO-бизнес № 5-2006

Гималайская персидская, или длинношерстный колор-пойнт — это совершенно особенная, очень эффектная и загадочная персидская кошка. Пышная, воздушная как облако: светлая шерсть на всем теле великолепно сочетается с темными или не очень пятнышками на выступающих участках тела (маленьких низко посаженых ушках, милой «детской» мордочке, которая всегда улыбается и радует взгляд всех без исключения, толстеньких коротких лапках и шикарно опушенном хвостике); а в дополнение образа — большие круглые голубые глаза, делающие облик кошки просто восхитительным!!! Гималайские кошки — это творение человека, и они совершенны!!! Их характер невозможно описать, его необходимо прочувствовать: общение с этим «гималайским чудом» доставляет лишь восхищение и радость! Люди, у которые есть такие животные, каждый день находят в поведении своих любимцев что-то новое, необычное, и радуются этому подобно маленьким детям. В характере гималаев есть какая-то таинственная магия, пленяющая и притягивающая нас к ним все сильнее. Помимо того, что эти кошки обладают великолепной внешностью, они еще наделены выдержкой и превосходными утонченными аристократическими манерами, необыкновенным чувством собственного достоинства, потрясающим умением как бы невзначай демонстрировать свою красоту абсолютно всем.
«Длинношерстный колор-пойнт» и «гималайская персидская» — это два названия одной и той же породы кошек: первое используется в Англии, второе — в Америке и других странах. Ген, от которого зависит специфический окрас этих кошек, получил научное название «гималайский», поскольку впервые был изучен на так называемой гималайской породе кроликов, для которой характерен темный окрас шерсти выступающих частей тела («концов») — мордочки, ушей, хвоста, лап — и светлый окрас на остальных участках. Что же такое гималайский ген и каков механизм развития столь характерного «сиамского» окраса у его хозяев?
У кошек, как и у всех других млекопитающих, окрас шерсти, кожи и глаз определяется полимерным пигментом. Это тот же пигмент, что образуется при загаре белокожих людей и придает темно-коричневый цвет коже представителям негроидной расы. Гималайский ген образовывается в результате изменения исходного гена, при котором фермент не исчезает совсем, а становится термочувствительным: он активен и вырабатывает пигмент при пониженной температуре, но не активен при повышенной. Отсюда и происходит «сиамский» эффект: на выступающих участках тела, где температура тела более низкая, пигмент образуется, на других же — не образуется.
Уже к началу 1960-х годов всеми ведущими клубами Американского континента гималайская порода кошек была признана самостоятельной, отдельной от персидской. В США популярность новой породы стремительно росла, и очень скоро гималайцы стали (и до сих пор остаются) одними из наиболее ценимых среди любителей кошек. В 1984 году из-за полного сближения типов экстерьера гималайских и персидских кошек самая крупная и наиболее массовая ассоциация США — Cat Fancier's Assotiation (CFA) — объединила гималайскую породу с персидской, придав гималайцам статус «подпороды» (Himalayan Division). В Европе же длинношерстных колор-пойнтов никогда не выделяли в отдельную породу. Однако необходимо отметить, что американские бридеры не выставляли своих гималайцев до тех пор, пока не сочли, что особенности персидского типа стойко закреплены в новой породе, а все сиамские признаки элиминированы полностью, исключая лишь окрас. Поэтому только в 1957 году две кошки были успешно показаны на выставке в Сан-Диего, где произвели фурор. Это был триумф новой породы. На сегодняшний день в мире нет ни одной фелинологической организации, которая бы не признавала героев этой статьи представителями отдельной породы или подразделением персидской.

История создания породы
Селекционеры Англии, США, и стран Европы потратили не один десяток лет на воплощение в жизнь своего детища — этого чуда: шикарной, очень пушистой, аристократичной кошки с ангельскими голубыми глазами. И лишь немногие знают, сколько проблем и разочарований встретилось им на нелегком пути к созданию совершенства. Некоторые заводчики по разным причинам не справились, не смогли претворить свою мечту в реальность; но те, кто стоически держался, вкладывая в это дело любовь и душу, все-таки преодолели все трудности, подарив миру этих замечательных кошек.
Первые пробы скрестить сиамских и длинношерстных кошек были проведены шведским генетиком доктором Ш. Тьеббсом в 1924-1924 годах, однако эти вязки проводились лишь для выяснения одного вопроса — являются ли длинная шерсть и «сиамский» окрас рецессивными признаками. В 1931 году началась работа над разведением длинношерстных кошек с сиамским окрасом шерсти, основой которой опять-таки были генетические эксперименты. Американские бридеры Вирджиния Кобб и Клайд Е. Киллер стали первыми, кто преднамеренно пытался вывести новою породу кошек, однако в 1936 году их исследовательская программа была прекращена, увенчавшись лишь двумя длинношерстными животными гималайского окраса: кошечкой по имени Дебютантка (1935), которая имела легкий сиамский костяк и слегка клиновидную голову, и еще одним котенком — родным братом Дебютантки (1936).
В 1948 году программа Вирджинии Кобб и Клайда Е. Киллера была возобновлена доктором Зигфельдом и семьей Бернфельд. Многие предполагают, что именно они дали новому гибриду название «гималайский». Их программа продолжалась два года, а затем также была прекращена. Но интерес к породе не угасал, и многие бридеры США, Англии, Германии и других стран продолжали упорно трудиться над получением гималайских кошек. Например, Маркерита Кофорд, бридер из Сан-Диего, с конца 1940-х годов, а затем с 1950 по 1957 годы века вела работу с гималайскими кошками. Точные и аккуратные записи, которые она вела, оказались очень ценными: она одной из первых поняла и описала необходимость возвратных прилитий гималаяам персидских кровей, и бридеры активно начали использовать персов в своих программах по разведению.
Особый вклад в развитие колор-пойнтов внесли Брайен Стирлинг-Уэбб и госпожа Хардинг, которая была зоологом и хорошо знала генетику. Их совместная программа разведения в 1947-1960 годах явилась основой создания длинношерстного колор-пойнта в Англии. В 1947 году Брайен Стирлинг-Уэбб приобрел длинношерстного котика черного окраса по имени Кала Сабу, который являлся носителем гималайского гена, у известной в то время заводчицы пушистых кошек с сиамским окрасом госпожи Бартон-Райт, специально посещавшей США с целью посмотреть на работу вышеупомянутых американских генетиков Вирджинии Кобб и Клайда Е. Киллера. Работа над развитием породы началась с вязки Кала Сабу и «удивительной кошечки» (она была удивительна тем, что ее нашли на кладбище). Это была колор-пойнтная длинношерстная кошка хорошего для того времени типа. Каким образом такая кошка оказалась на кладбище, узнать не удалось. Однако при вязке этих двух животных Брайен Стирлинг-Уэбб получил кошечку окраса сил-пойнт, названную Брайри Гохар, которая впоследствии стала первым чемпионом после формального признания породы GCCF (фелинологической ассоциацией Великобритании) в 1955 году. После признания породы GCCF Стирлинг-Уэбб совместно с госпожой Хардинг начали разводить колор-пойнтов шоколадного и лилового окрасов. Первые чемпионы GCCF окрасов шоколад-пойнт и лилак-пойтн были животными разведения питомников «Briarry» и «Mingchiu». Более сорока колор-пойнтов разведения Брайена Стирлинг-Уэбба (питомник «Briarry») и госпожи Хардинг (питомник «Mingchiu») были экспортированы в США. Очень большое количество животных их разведения блистало на самых крупных выставках кошек, становилось победителями Best in Show, что в то время было очень сложно из-за сильнейшей конкуренции, к тому же порода находилась только на первых этапах своего становления и развития.
В Германии заводчица длинношерстных кошек мадам фон Вернер получила в начале тридцатых годов ХХ века кошку с темно-коричневыми лапками и маской, шелковистой шерс-тью и красивой круглой головой, однако ее работа по разведению была приостановлена. Во Франции мадам Гамишон в Кэт-клубе с начала пятидесятых годов начала очень продуктивную работу над развитием породы. Эта работа стала особенно интенсивной после прибытия великолепных английских производителей, в том числе эталонного Брайери Керецеля, присланного господином Стирлингом Уэбом в 1957 году.
В Канаде самых первых замечательных гималайских кошек разводили Анн и Бен Боррест в Калгари. Они использовали породные линии Брайена Стирлинг-Уэбба для получения самых совершенных гималайских кошек, которых можно было увидеть на американских выставках. Их животные были лидерами всех рингов тех времен.
Многие заводчики колор-пойнтов (гималайских персов) одновременно работали над развитием типа и улучшением качества, но перечислить их всех поименно просто невозможно. Также следует отметить, что сейчас трудно говорить об американских и английских линиях разведения гималаев, поскольку в процессе развития новой породы эти линии дополняли и совершенствовали друг друга.

Стандарт и авторские
комментарии к нему
(использованы стандарты
CFA, FIFe, WCF)
«Идеальный перс должен производить впечатление ширококостной, хорошо сбалансированной кошки с приветливым выражением «лица» и мягкими закругленными линиями. Большие круглые глаза, широко посаженные на большой круглой голове, способствуют этому общему виду и выражению. Длинная густая шерсть смягчает линии и подчеркивает закругленность во внешнем виде кошки».
В этих лаконичных строчках стандарта заключается очень четкое и емкое определение внешности и типа животного. Но полное и глубокое понимание стандарта не всем доступно: оно предполагает, прежде всего, долгие годы изучения лучших представителей породы, возможность наблюдать и сравнивать огромное количест-во животных, активно заниматься племенным разведением, учиться на своих ошибках.
«Голова круглая и массивная, с большой шириной черепа. Круглая морда с круглой костной основой. Хорошо посажена на короткой толстой шее».
На данный момент у гималайских кошек строение головы достигло совершенства. У нас есть много великолепных особей, радующих взгляд. Опытный заводчик гималаев всегда скажет, к какой линии разведения принадлежит данное животное, поскольку каждая линия имеет свой неповторимый облик, свою особенность, которая не противоречит стандарту, а максимально соответствует ему. Это относится только к крупным известным питомникам, в которых разведение поставлено на очень прочную основу. Эти питомники славятся и дорожат своим «золотым фондом» — кровными линиями, практически все представители которых стойко передают потомкам лучшие качества данной линии разведения, а бридеры стараются максимально искоренить любые недостатки. И все же абсолютно идеальных животных не бывает, и поэтому все сталкиваются с определенными проблемами в разведении гималаев. Например, некоторым животным присущ такой недостаток, как скошенность или чересчур сильная выпуклость черепа, а также черепная «шишка». Это достаточно серьезная проблема, потому что вышеуказанные недостатки противоречат стандарту и их достаточно сложно изжить: эти негативы закреплены в генетике животного. Даже если провести вязку между двумя животными с великолепными головами, это не даст гарантий, что котята родятся с отличными широкими и округлыми черепами. При разведении гималаев я сталкивался с такими «шишками». Например, при вязке двух очень хороших титулованных животных без каких либо проблем в фенотипе (совокупность внешних признаков), которые к тому же были братом и сестрой по одному родителю — то есть вязка была основана на тесном инбридинге (родственном разведении) — я получал в помете одного котенка, который, как и все его однопометники, имел великолепный тип и костяк, однако у него была и «шишка» на лбу. Разобравшись лучше в генетике своих животных и получив максимум информации о фенотипах их прародителей, я выяснил, что общий отец пары, то есть дед котят, имел небольшую черепную «шишку». Хотя он и не передавал ее своим детям, но его внуки при инбридинговой вязке на него иногда получали этот «подарок». А вот дети вышеупомянутого кота при аутбридинговых, линейных вязках никогда не давали таких «шишек». То есть можно сказать, что кот в первом поколении передавал своим детям только все свои лучшие качества, был препотентен, не передавая при этом «шишку», однако при «наложении» его кровей недостаток на черепе передавался некоторым его внукам. Необходимо отметить, что проблемы скошенности или чересчур сильной выпуклости черепа, а также черепной «шишки« кроются в генетике животных, и чем лучше мы будем знать родословные животных, тем проще нам будет не допускать или пресекать возможные ошибки.
Хотелось бы еще затронуть вопрос о шее гималая. В принципе, проблемы длиной шеи у гималаев нет. Однако сегодня некоторые заводчики стремятся к получению как можно более толстых и коротких шей у гималаев и персов, и это очень похвально, так как животное с такой шеей выглядит гораздо эффектней, нежели с тонкой и длинной.
«Нос короткий, курносый и широкий, со стопом посередине между глазами» (CFA). В стандарте FIFe нос описан следующим образом: «короткий, широкий, с выраженным стопом, но не «изломанный», переносица и мочка носа должны быть широкими. Ноздри хорошо открыты, свободно и легко пропускают воздух. Стоп располагается между глазами, не выше верхней линии и не ниже нижней границы глаз».
Стандарты CFA, FIFe и WCF, описывая нос гималая различно, сходятся в одном: нос шоу-животного должен быть расположен на уровне разреза глаз, то есть животное должно быть экстремального типа. Стандарт FIFe акцентирует внимание на том, что ноздри должны быть хорошо открытыми, чтобы не создавать проблем дыханию, а стандарт CFA не оговаривает этого. Я считаю этот момент очень существенным, поскольку заводчики часто сталкиваются с проблемами слишком узких носовых ходов. Мне не раз приходилось наблюдать очень красивых животных, у которых была проблема затрудненного дыхания. Очень плохо, когда животное не в состоянии нормально питаться и ухаживать за собой, а в жаркое время года страдает одышкой; к тому же существует проблема слезоточивочти, когда внутренний угол глаза очень мал, носослезный канал слишком узок или его отверстие расположено настолько высоко, что слезная жидкость не отводится в нос, а постоянно вытекает наружу. За такими животными очень сложно ухаживать, а ведь далеко не каждому владельцу захочется постоянно протирать глаза своему любимцу на протяжении всей его жизни и кормить его из рук, потому что тот не в состоянии самостоятельно питаться. Такому животному сложно за собой ухаживать, а его «воротник» и лапки часто загрязняются. Для хозяев светлоокрашенных животных (blue-point, cream-point, flame-point и вариации lynx-point) это является большой проблемой, так как загрязнения от некоторых продуктов и слезных выделений достаточно сложно удаляются с шерстного покрова, доставляя много хлопот и финансовых расходов.
Также в разведении гималаев и персов существует проблема асимметрии морды и/или головы, зачастую происходящей вследствие перекоса носа, то есть неправильного, непропорционального его расположения. Основной причиной этого порока является неграмотная работа заводчиков: неудачная наследственность, постоянный и очень тесный инбридинг на протяжении многих поколений, неправильное внутриутробное развитие котенка. Таких животных, каких бы «кровей» они ни были, ни в коем случае нельзя допускать к племенному разведению. Наиболее гуманным методом будет стерилизация такого животного, ибо перекос носа ведет к перекосу челюсти и ряду других проблем, генетически практически неискоренимых.
«Щеки полные, мощные».
Лично для себя я выделяю два типа щек: первый — большие, аккуратные, полные и визуально закругленные, придающие животному миловидность; второй — плотные, «набитые», в которых содержится жировая ткань, мощные, практически не закругленные, сообщающие животному серьезное, иногда угрюмое или печальное выражение. Повторю: это мои личные наблюдения, не имеющие отношения к стандарту или чьим-либо точкам зрения.
«Челюсти широкие и мощные. Правильным прикусом (форма смыкания челюстей) считается ножницеобразный, когда при сомкнутых челюстях резцы нижней челюсти передней стороной примыкают к тыльной стороне резцов верхней челюсти».
Необходимо заметить, что гималаи и персы довольно часто склонны к нарушениям прикуса, некоторые из них раньше представителей остальных пород кошек теряют резцы, что обусловлено строением челюстей и головы в целом. Однако при экспертной оценке животного, которому исполнилось более трех лет, выпавшие резцы не являются серьезным недостатком. Чаще всего неправильным прикусом страдают животные с крайними проявлениями экстремального типа, что влечет за собой развитие очень крупных и чересчур мощных челюстей. Такие животные из-за неправильного прикуса испытывают затруднения при приеме пищи и уходе за своей длинной шерстью, изо рта у них постоянно высовывается кончик языка, а самки во время родов не всегда способны перегрызть пуповину новорожденного котенка и разорвать оболочку плодного пузыря. Также необходимо отметить, что незначительный перекус или недокус допускается, но зазор между режущими поверхностями верхних и нижних резцов не должен превышать 2 мм. Заводчики, серьезно занимающиеся разведением, никогда не работают с животными, имеющими пороки или недостатки в строении челюстей, потому что это влечет за собой негативные последствия для репутации как питомника, так и заводчика.
«Подбородок полный, хорошо развитый, уверенно округлый, отражающий надлежащий прикус».
На данный момент серьезных проблем с подбородками у гималайских кошек практически нет. Правда, на выставках изредка встречаются экземпляры, у которых подбородок слабый, иногда недостаточно округлый, портящий впечатление о животном, делая его невыразительным. В свою очередь, мощный подбородок придает животному суровый вид, не «вписываясь» в абсолютно круглую и плоскую, как блюдце, голову, к сотворению которой так стремятся все заводчики, создает впечатление недовольного, злого животного. При разведении гималайских кошек необходимо избегать вязок с животными, имеющими слабые подбородки (вследствие чего возможные проблемы с прикусом), влекущими за собой зазор между верхними и нижними губами. Кому понравится животное с приоткрытым ртом и торчащими зубами, или, наоборот, с очень мощным подбородком, из-за которого складывается впечатление, что у животного зубов больше, чем нужно, или, того хуже, что нижняя челюсть не умещается во рту?
Могу привести пример: в результате аутбридинговой вязки моего кота с кошкой брид-класса родилось пять котят, один из которых в возрасте трех недель начал «показывать» язык. Мне тогда показалось, что у котенка будет неправильный прикус. Но, когда котенку исполнилось два месяца, я обнаружил, что у него — идеальный прикус и расположение остальных зубов. После смены зубов правильный прикус сохранился. Я долго не мог понять, в чем дело, советовался с друзьями — заводчиками со стажем. Они выдвигали много версий, включая даже родовою травму. Однако все оказалось значительно проще: у малыша просто были слабые связки подбородка. И после того, как он начал питаться твердой пищей, специально получая хрящевые косточки и куриные шейки, его подбородок пришел в соответствие со стандартом. Впоследствии этот котик был продан, получив статус «домашнего любимца» — во избежание подобных проблем в потомстве.
(Продолжение следует)

Николай Никитин,
п-к «Point Style»,
г. Николаев

Фото в заголовке: Grovewood Corbin Copy, Grand Champion, National Winner (окрас — Seal Lynx Point). Вл. Gonano — Griggs — Baker, США

В статье использованы фотоматериалы Atlantic Himalayan Club и фото животных автора


Рекламные ссылки на другие сайты