ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 |

ZOO-FITO № 4 `2002



ЭТИ УДИВИТЕЛЬНЫЕ ЛОШАДИ

О преданности и уме лошадей ходят легенды, и, как видно, недаром. Значит есть в этих животных нечто, не укладывающееся в обычные представления.
По преданиям, любимый конь Александра Македонского девять раз спасал ему жизнь. После одной из битв с индийцами Буцефал умер от напряжения, и на том месте, где пал конь, Александр основал город Буцефал.
Лучший военачальник Чингис-хана Субудей владел изумительным конем по кличке Саврасый. Говорили, что конь понимал все, что говорил ему хозяин, и якобы перед боем Субудей всегда советовался с конем, как вести наступление. Погибла лошадь на Руси, утонув в болоте; сам же военачальник сумел спастись, встав на седло и спрыгнув на сушу.
Можно вспомнить и Калигулу, приводившего в римский сенат своего коня. Возможно, он тоже советовался с лошадью, предпочитая ее ум уму сенаторов.
В хрониках сохранилось и имя любимого коня короля Ричарда Львиное Сердце — его звали Блистающий. Вороной жеребец не давался никому, кроме хозяина, выполнял любые боевые команды, отдаваемые свистом, а главное — в бою сражался вместе с Ричардом, свирепо кусая, лягая, сбивая грудью вражеских коней и пехотинцев. Король сам ухаживал за конем и отказался продать его восточному шаху даже за золото. Конь погиб в бою, заколотый сразу тремя копьями.
А вот плохих наездников лошадь чувствует сразу. Например, конь, на котором Сталин должен был принимать Парад Победы, во время репетиции понес, и генералиссимусу оставалось только бросить поводья около кучи навоза с опилками. Эту историю рассказал маршал Жуков, а ему — сын Сталина, Василий.
Но больше всего поразил современников конь по кличке Умный Ганс. Его хозяин Вильгельм фон Остен четырнадцать лет занимался со своим питомцем, чтобы доказать, как он сам говорил, «способность лошади к мышлению». И конь не подвел своего учителя. Особенно он был способен к математике — делил и умножал, складывал не только целые числа, но и дроби, отбивая копытом сначала знаменатель, потом — числитель. Но помимо математических, конь демонстрировал уникальные лингвистические способности — понимал вопрос, заданный ему не только по-немецки (Умный Ганс жил в Германии), но и по-французски, и по-английски. Он подходил к доске, на которой были написаны различные слова и безошибочно выбирал предложенное ему слово (указывал на него мордой). Отвечал и на очень сложные вопросы: на какой день недели, например, падало определенное число — отбивал копытом один раз, если это число падало на понедельник, два — если на вторник и так далее. Умный Ганс мог играть и в карты: если требовался туз, он ударял один раз, король — два, дама — три, валет — четыре, если видел десятку, бил копытом десять раз.
Увидеть необыкновенную лошадь стремились многие желающие, в том числе сам кайзер, пожелавший присутствовать на удивительных сеансах. И, конечно, Гансом заинтересовались ученые, тем более, что обвинять фон Остена в плутовстве не было оснований: он не брал ни с кого денег за демонстрацию своей лошади. В 1904 г. была создана даже специальная комиссия во главе с известным тогда психологом Штумпфом. Она подтвердила, что Гансу никто не подсказывает и не помогает. А раз вопрос о дрессировке отпал, значит следовало внимательнее изучить саму лошадь. Для этой цели собралась вторая, еще более серьезная комиссия. И молодой ученый О. Пфунгст предположил, что человек, дающий лошади задания, сам, конечно, того не подозревая, подсказывает ей положительный или отрицательный ответ, сообщая тем самым сколько раз стучать копытом (точнее, когда перестать стучать). Ведь еще в XIX в. было доказано, что человеку очень трудно скрыть свои мысли: непроизвольное движение глаз, рук, губ, напряжение тела, даже дыхание могут выдать человека. С Гансом проделали эксперимент; скрыли хозяина за ширмой. Теперь никакие жесты или мимика не могли помочь лошади. Но он все-таки продолжал достаточно верно складывать, вычитать, умножать и делить (хотя на этот раз иногда и ошибался). Оставалось объяснить этот феномен телепатией — передачей мыслей на расстоянии. Но Пфунгст был упрям и предложил новую серию экспериментов: лошади задавал вопрос человек, не знавший на него ответа. Тут-то все и выяснилось: когда экспериментатор знал ответ, то и Ганс давал правильный ответ — в 98 случаях из 100. Если же человек ответа не знал — конь ошибался — в 90-95 случаях из 100.
И все-таки эта лошадь была незаурядная. Пусть Ганс не знал языков и математики, но он обладал удивительными талантами — наблюдения и чуткости. Причем очень тонкими. Во время экспериментов в лаборатории Пфунгст тщательно измерил движения, которые непроизвольно делал человек, когда животное приближалось к верному ответу, — какие-то миллиметры. Но у Ганса было не только острое зрение, но и необыкновенный слух — он подмечал малейшие интонации, крошечные паузы, совершенно неразличимое для человека изменение частоты или глубины дыхания спрашивающего.
Но выводы комиссии удовлетворили далеко не всех, многие были по-прежнему убеждены, что Ганс способен мыслить. Особенно упорен был Карл Краль, одно время работавший с Остеном и после его смерти купивший Ганса. Занимаясь с лошадью, Краль еще больше расширил ее репертуар. Позднее он приобрел еще двух жеребцов — Магомета и Царифа, и вскоре они обнаружили недюжинные математические способности. Особенно Магомет: он извлекал корни третьей степени. Причем для чистоты опыта на голову испытуемой лошади надевались шоры, что позволяло скрыть экспериментатора, стоявшего сбоку. Применялись также ширмы. Иногда опыты проводились в полной темноте. Наконец была специально куплена и обучена счету абсолютно слепая лошадь.
Ученики Краля преуспели и в грамоте. Они легко складывали из букв свое имя и затем даже освоили разговор при помощи выстукивания. Интересно, что Цариф оказался лучшим «гуманитарием», чем Магомет (выходит, у лошадей тоже есть «физики» и «лирики»).
Известный биолог-генетик Н.К. Кольцов, внимательно следивший за опытами Краля, утверждал: «Лишь чувство привычки и «здравого смысла» не позволяет нам признать, что и лошади могут понимать слова, разумно отвечать на них и производить сложные математические вычисления». А сам Краль в своей книге «Мыслящие животные» писал: «Для того, чтобы обеспечить свой приоритет, я привожу ниже некоторые выводы, которые являются основой для моих будущих опытов». Дальнейший текст зашифрован. Зачем Кралю надо было секретничать? Непонятно. Быть может, в этих шифрах заключена тайна необычайных успехов его опытов?

Материал подготовила Н. Мищанчук


Рекламные ссылки на другие сайты