ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 |

Многоногие монстры

(история развития крупных членистоногих)

«ZOO-FITO» № 4 `1999

История сухопутных членистоногих своими корнями уходит в далекое прошлое нашей планеты. Если в Девоне пранасекомые окончательно вышли из моря, то, начиная с Карбона, они активно расселялись по суше. Предки современных насекомых и членистоногих тогда были просто гигантами. Проблема противостояния человека и насекомых давно будоражила воображение писателей и кинорежиссеров. Так, в фантастическом романе В. Обручева «Плутония» подробно и с соблюдением малейших деталей описаны, в частности, и насекомые, реально существовавшие в доисторический период: огромные стрекозы, способные унести в лапах десятилетнего ребенка, и склонные к агрессии многочисленные муравьи со своими мощными жвалами и выделениями кислоты, которые действительно могли бы стать страшной угрозой для безоружного человека. И насекомые, и членистоногие в своем роде совершенны. Их способность к выживанию в экстремальных ситуациях крайне велика. Человек всегда подсознательно страшился насекомых, которые могли бы быть наделены разумом, ибо лишь отсутствие у них интеллекта уравновешивает шансы сторон. Попыток рассмотреть такую ситуацию было довольно много — и в литературе, и в кино. Одной из них стал фантастический фильм Поля Верховена «Звездная пехота», в котором блестяще показано, насколько беспомощно выглядит человек на планете, где господствуют разумные, организованные насекомые. Ценой огромных потерь вооруженные до зубов люди едва сдерживают натиск крупных членистоногих. Не спасает ни интеллект, ни мощное оружие будущего. Только профессионализм, выдержка, сплоченность, отвага и мужество помогают пехотинцам избежать полного истребления. И при этом финал битвы — всего лишь ничья.
Насекомые и членистоногие, среди которых пауки занимают чуть ли не первое место, пережили огромный период истории. Менялись условия, климат, господствующие виды флоры и фауны — вплоть до сегодняшнего дня, а пауки остаются практически такими, какими были в древности. Подобных долгожителей, пришедших из глубины веков, насчитывается сравнительно немного. Они пережили эпоху динозавров, эпоху первых млекопитающих, эпоху первобытного человека. Живут пауки и сегодня: в лесах, на равнинах, в пещерах, в горах, в пустынях, даже в морях и океанах. Как им это удается? Только благодаря универсальности организма. Сегодня абсолютно точно известно, что многометровому крокодилу (выходцу из Триаса) необходимо съесть третью часть взрослой зебры (100 кг), чтобы спокойно жить и размножаться на протяжении всего года! Для сравнения нужно отметить, что современный лев (представитель млекопитающих) съедает за год около 42 таких зебр. Поэтому, чтобы прокормиться, ему необходимо иметь охотничьи угодья площадью около 10–15 кв.км. Простой арифметический подсчет приводит к выводу о том, что на этой же территории легко могут уживаться 42 крокодила или 1 крокодил-гигант, в 42 раза превосходящий размерами своих соплеменников.
О пауках и говорить не приходится, так как арахниды еще менее прихотливы, нежели рептилии — потому их и дожило до наших дней бесчисленное множество. Все пауки приспособились по-разному добывать себе пищу, но большая часть ловит свою добычу сетью из паутины. Такой способ охоты считается наиболее перспективным в плане увеличения массы самого паука. Однако птицеяды никогда не используют паутинный шелк ни для постройки ловчей сети, ни для охоты вообще. Будучи самыми древними и гигантскими представителями арахнид, они нуждаются в охотничьих трофеях внушительных размеров. Им проще поймать и насытиться одной крупной жертвой, нежели долго и утомительно вылавливать прытких мелких насекомых.
В тропическом лесу гастрономический интерес птицеяда возрастает на поверхности почвы и под землей. Здесь пауку, как бродячему, так и сидящему в глубине норы, предоставляется больше шансов поймать не только крупных насекомых, но также мелких рептилий, амфибий, млекопитающих, птиц и т.д. При этом — что очень важно — он остается практически незамеченным, в то время, как пауки-тенетники постоянно находятся в поле зрения и аборигенов, и естественных своих врагов.
Не исключено, что где-то в глубине девственного леса до сих пор обитают гигантские пауки-тенетники, выплетающие прочную многометровую ловчую сеть, в которую попадаются гигантские бабочки, жуки, летучие мыши, мелкие птицы, летающие перепончатолапые гекконы, белки и даже мелкие обезьяны. На эту тему можно услышать или прочесть много рассказов и историй, но все они либо относятся к далекому прошлому, либо не подтверждены фактами. Хотя человек и считает себя полноправным хозяином планеты, однако он так и не изучил ее до конца — поэтому существование исполинского размера пауков вполне допустимо. Конечно, таким гигантам — если они существуют в природе — необходимо скрываться, ибо их шансы на выживание по соседству с человеком слишком малы.
Мясо паука по своим вкусовым качествам ничем не хуже, например, мяса краба. А похожие на икру рыбы паучьи яйца в жареном виде — почти деликатес. В рационе индейцев — аборигенов тех мест, где водятся птицеяды, последним отводится участь лакомства. При таком подходе гигантские пауки-тенетники везде, где есть люди, будут истребляться куда интенсивнее, чем земляные пауки такого же размера. Их легче обнаружить по встречающейся на пути крупной паутине, которую не просто разорвать голыми руками — еще одна причина истребления этих пауков.
Сказки о страшных монстрах, которыми взрослые пугают себя и своих детей, не лишены оснований. Человек с детства должен знать, что ярко раскрашенные насекомые — не игрушки. Однако в разговорах о кровожадных и ненасытных гигантских пауках редко упоминают, какое количество пищи такой паук способен съесть и, что еще важнее — с какой периодичностью. Таким образом, в прессе и на экранах появляются пауки-монстры, аппетиту которых мог бы позавидовать Робин Бобин Барабек.
Природа вынуждена идти от гигантизма к уменьшению размеров, но холоднокровным легче приспособиться и сохранить размеры. На самом деле, чем крупнее паук, тем реже он ест — конечно, чуть больше остальных пауков, но гораздо реже — иначе ему не выжить в современном мире, потому, что главная защита таких животных — это укрытие, а не суперЯд и природная мощь. Причины укусов пауков — неосторожное поведение человека или несчастливая случайность. Нет таких пауков, которые бы специально выискивали людей с целью нападения. Их претензии на территорию очень скромны и ограничиваются обычно пределами укрытия, в котором они обитают.
В силу древности происхождения, сделавшего пауков совершенными в своем роде существами, каждый из них в отдельности является яркой индивидуальностью. И мы имеем право даже говорить о характере того или иного животного — миролюбивом, агрессивном, флегматичном... Однако никогда не следует повторять ошибку, крайне часто допускаемую человеком при общении с животным: никогда не следует очеловечивать животное, ища в нем черты личности.
Как бы это ни разочаровывало вас, необходимо всегда помнить, что паук не обладает интеллектом и проявления его характера абсолютно неосознанны. В отличие от человека, он не способен ни на мстительность, ни на злопамятность, ни на ненависть — но не ждите от него и нежности, доброты, любви. Чувства — прерогатива человеческого существа. Для тех, кто содержит или собирается содержать крупного паука как ручное животное, в заключение добавлю: чем скорее вы избавитесь от иллюзий, связанных со своим домашним питомцем, тем скорее обретете взаимопонимание и возможность полноценного общения, равно приятного и вам, и вашему пауку.
Этим номером открывается новая серия публикаций — «ЭНЦИКЛОПЕДИЯ АРАХНОЛЮБА», которая будет освещать практические аспекты содержания пауков-птицеядов. Первый объект этой серии — Чилийский Розовый или Медный птицеЯд.
Из большого числа пауков-терафозидов, рекомендуемых начинающим, есть заслуживающие особого внимания. Бывает так, что человек обзаводится питомцем, а тот все никак не может привыкнуть к хозяину. Чилийский Розовый птицеяд (Grammostola spatulata) к таким не относится — его можно довольно легко приучить не только к рукам, но и использовать в роли «артиста» на съемках — как, например, в телешоу «Ключи от форта Байяр». Именно эти пауки, (описанные в 1897 году основоположником британской арахнологии, путешественником и исследователем Фредериком Октавиусом Пикардом-Кэмбриджем) представлены во всем великолепии в этой передаче.
Размер самок этого вида в размахе лап достигает 12–13 см. Это не самый крупный представитель подсемейства Theraphosinae, но взрослая особь не оставит равнодушным ни специалиста, ни стороннего наблюдателя.
В коротком подшерстке преобладает теплый коричнево-рыжий тон, который при ярком дневном освещении варьирует от орехового до жженной сиены. Верхняя часть головогруди — карапакс — покрыта характерными шелковистыми волосками, стелящимися по ее поверхности. Они имеют цвет неокислившейся меди и при разных углах зрения переливаются розовым, фиолетовым и сиреневым. Выступающий по всему телу обильный прямой волосяной покров, в первую очередь бросающийся в глаза, имеет белесый полупрозрачный жемчужный оттенок, отчего паук кажется седым или припорошенным тальком. На верхней задней части брюшка хорошо просматривается четкое темно-коричневое (на вид как бы ороговевшее) округлой формы «войлочное» пятно средней величины. Это пятно состоит из мельчайших, плотно лежащих токсичных волосков, которые паук вычесывает при первых признаках опасности. Ручные пауки, правда, этого не делают, предпочитая мирно ретироваться. Нижняя часть тела, включая лапы и брюшко, также покрыта шерстью — только черного цвета. Начиная с боков и далее вверх, цвет шерсти плавно перетекает из черных в коричневые тона. Самец фактически идентичен самке, за исключением того, что его карапакс более яркого, металлического оттенка.
Места обитания этих пауков — засушливые районы Центрального Чили. Соответственно, при содержании в неволе субстрат садка должен быть немного суше, чем у других видов Терафосидов. Нежелательно превышение 60–70%-ой влажности.
По словам английского исследователя и натуралиста Рональда Бакстера, Grammostola spatulata признан довольно «общительным» видом подсемейства Theraphosinae. Он легко приживается в неволе, быстро привыкает к новому хозяину и потому рекомендуется для начинающих арахнолюбов.
Из дополнительных наблюдений отметим, что после достижения половой зрелости Grammostola spatulata легко и неоднократно спаривается, а также хорошо размножается и разводится при мало-мальски пристойных условиях содержания. Срок беременности длится не менее 6-ти и не более 9-ти месяцев. Период инкубации яйцевого мешка составляет около 8-ми недель. Первая линька новорожденных паучков происходит примерно 10 дней спустя их выхода из кокона, а до этого молодняк имеет бледный палевый цвет. Затем личинки становятся коричневыми, и только лапки их остаются прозрачно-розовыми.
Все крупные пауки, о которых говорилось выше, относятся к популярному семейству Терафосидов, подсемейства которого послужат темой наших последующих публикаций — они опишут как наиболее подходящие для содержания в неволе виды, так и те, содержать которые арахнолюбам-аматорам не рекомендуется.
Олег УГРЮМОВ

Рекламные ссылки на другие сайты