ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 |

Их скрипки и цимбалы

(звуковые органы насекомых)

«ZOO-FITO» № 3 `1999

В летний полдень, когда смолкает пение птиц и воздух, кажется, звенит от жары, прислушайтесь — и Вы различите сотни, тысячи голосов, слитых в единый несмолкающий хор. Если вслушаться повнимательней, можно различить два типа песен: одни — более глухие, скрипучие, «шумные», другие — более звонкие, «чистые», содержащие очень высокие тона. Первые принадлежат кобылкам — многочисленным видам саранчовых насекомых, вторые — кузнечикам. Звуковые органы кобылок устроены проще, чем у кузнечиков, их песня (а точнее, поскрипывание, напоминающее царапанье иглы по бумаге) возникает при трении бедер их длинных задних ног об утолщенные жилки надкрылий.
Песни настоящих кузнечиков и их музыкальный инструмент гораздо сложнее. Он состоит из утолщенной жилки на левом надкрылье, наискось изрезанной твердыми зазубринками — настоящий смычок! — которая трется об утолщенную жилку на правом надкрылье, обрамляющую тонкую перепонку — «зеркальце» овальной формы. Перепонка-«зеркальце» колеблется, усиливая возникающий при трении звук. Звуковые органы прямокрылых насекомых — сверчков, кузнечиков, саранчовых — человек издавна сравнивал со скрипкой и цимбалами — они действительно отчасти напоминают их устройством и звучанием. У кузнечиков органы слуха помещаются на передних ногах — у основания голени — в том месте, которое дети называют у кузнечика «коленкой». Внешне они малозаметны — это небольшие продолговатые отверстия, затянутые перепонкой. Кроме кузнечиковых и саранчовых, самые известные из насекомых-музыкантов — сверчки и цикады. Их очень много в тропических странах, но и у нас в деревне, а иногда и в городе можно услышать песни домовых сверчков. Песни сверчков служат не только для привлечения самок, но и для того, чтобы отмечать границы собственной территории. Песни разных видов сверчков так же музыкальны и сложны, как и трели кузнечиков, да и звуковые аппараты этих насекомых, размещенные на надкрыльях, по строению схожи. Слышат сверчки, как и кузнечики, «коленками».
Цикады — насекомые из другого отряда; многочисленные виды мелких цикад обитают там же, где наши кузнечики и саранча. Пересекая луг или поляну, взгляните под ноги — и Вы увидите множество крошечных зеленых или желтоватых существ, словно брызги разлетающихся в стороны при каждом Вашем шаге. Это и есть цикады — небольшие сосущие насекомые. Поющие цикады — крупные насекомые с прозрачными и твердыми, словно сделанными из слюды крыльями необыкновенной красоты и изящным рисунком жилок — обитают на юге. Их песни — неотъемлемая черта тропической ночи. Во многих странах юга, чтобы наслаждаться пением сверчков, кузнечиков и цикад, их сажают, словно птиц, в небольшие тростниковые или соломенные клетки-садки — и слушают вечерами их голоса. Обычай этот издавна существовал на Востоке — как, впрочем, и в античном мире: по свидетельствам греческих классиков, афинские дети забавлялись пением цикад, звучащим из тростникового плена.
Какова же природа песен сверчков и кузнечиков? Поют ли они, только «потирая руки от удовольствия и переполняющей их радости жизни», как полагал Фабр, или их трели служат иным целям? Первые экспериментальные доказательства того, что прямокрылые насекомые слышат, появились только в 1913 году и были осуществлены очень оригинальным способом — ученый-энтомолог Иван Реген заставил сверчка «говорить по телефону» (новейшему, кстати, по тем временам изобретению): призывный голос полевого сверчка передавался по телефону в помещение, где находились активные насекомые того же вида — и самки немедля спешили приблизиться к телефонному аппарату. Опыты Регена дали ответы сразу на несколько вопросов. Во-первых, стало ясно, что звуковые сигналы — важный способ общения насекомых. Во-вторых, выяснилось, что самки сверчков распознают песни самцов своего вида по их ритмической организации. В третьих, оказалось, что стрекотание сверчков имеет значение призыва.
Звуковое общение насекомых заинтересовало акустиков — ведь звуковые контакты первых имеют гораздо больший радиус и более широкий диапазон применения, чем, например, зрительные. Еще одна удивительная особенность — несмотря на серьезные помехи (посторонние звуки), животное безошибочно выделяет свой сигнал и точно определяет его источник. Это свойство акустической системы животных ученые называют помехоустойчивостью.
Представим себе, что слышит кузнечик, сидящий на лугу в летний полдень: шелест травы под дуновением ветра смешивается с поскрипыванием саранчовых и песнями других видов кузнечиков, очень похожих на его собственную — все эти звуки сливаются в один громкий оркестр, из которого нужно выделить голос кузнечика своего вида. Эта задача трудна даже для технически совершенного прибора, а слуховые органы кузнечиков, как показывают опыты, помехоустойчивостью превосходят лучшие технические устройства! Как полагают ученые, насекомые узнают свой сигнал прежде всего по его ритмическому «рисунку» — ритму звуковых посылок-импульсов. Когда самкам кузнечиков предлагалось прослушать искусственный звуковой сигнал с аналогичным рисунком — они реагировали на него так же, как на настоящую песню: некоторое время крутились на одном месте, размахивая усиками, а затем в несколько скачков безошибочно достигали источника звука и, облепив микрофон, ползали по нему, оживленно двигая усиками и расталкивая друг друга. Кроме того, как выяснилось, песни важны и для равномерного распределения животных одного вида на поляне или на лугу. Чем сложнее жизнь насекомого, тем богаче его звуковой «репертуар».
Разумеется, все сказанное далеко не охватывает всех нюансов столь сложной темы, как звуковая организация насекомых. Впрочем, в «ZOO-FITO» уже публиковался довольно исчерпывающий материал о жизни сверчков («ПЕВЦЫ ЛЕТНЕЙ НОЧИ», №№ 4/98 и 5–6/98), а что касается их «коллег-музыкантов», то каждый их них заслуживает, по меньшей мере, монографии, в крайнем случае — статьи. Так что до следующих встреч с маленькими скрипками великих оркестров Природы!
Сергей ВАЛИЦКИЙ

В заголовке использовано фото: сверчок и кобылка

Рекламные ссылки на другие сайты