ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 |

Пляж морских змей

«ZOO-БИЗНЕС» № 4 `05

«Относительно образа жизни морских змей мы не имеем еще достаточных сведений. Обыкновенно они встречаются вместе в очень большом числе, иногда такими обществами, что на некотором протяжении совершенно наполняют воду. Они плавают, высоко подняв голову и делая такие же движения, как и другие змеи, но превосходят виды, не живущие постоянно в воде, легкостью, изяществом и красотой движений… Страх местных рыбаков перед морскими змеями совершенно основателен, так как их укусы по действию совершенно сходны с укусами других бороздчатозубых…
Когда в 1837 году английское военное судно «Элджерин» стояло на якоре на Мадрасском рейде, была поймана морская змея длиной 2 м. Один из матросов до тех пор рассматривал и трогал ее, пока она не укусила его в указательный палец правой руки. Он не обратил внимания на маленькую рану, так как ранее подвергался укусам водяных змей в Малаккском проливе, и не чувствовал никаких дурных последствий. Через полчаса он позавтракал, оделся и приблизительно часа через два отправился на палубу. Здесь у него вдруг началась рвота, вскоре пульс стал слабым и по временам пропадал; зрачки были расширены, но сужались под влиянием света; на коже выступил холодный пот, а выражение лица становилось все более тревожным и обнаруживало общее тяжелое болезненное состояние. Скоро наступил паралич гортани, который существенно затруднял дыхание; края раны и ближайшие части руки опухли; затем опухоль распространилась по всей правой стороне, а шея и лицо приняли пятнистый пурпуровый и серый цвет. Врач прописал различные средства, больной делал усилия, чтобы принять их, но они тотчас же выбрасывались обратно вместе с бурой липкой жидкостью. Приблизительно через 20 минут после ванны приступы судорог, от которых больной страдал с самого начала, стали чаще и темный цвет распространился по всему телу. Дыхание становилось все труднее, изо рта вытекала темно-бурая волокнистая масса, затем наступило беспамятство, и еще до истечения четвертого часа после укуса больной умер…»
Альфред Брем «Жизнь животных»

Эти три цитаты из «Жизни животных» Альфреда Брема я привел не случайно, в них полностью отражается вся красота и опасность морских крайтов (Laticauda colubrina), и это была единственная информация, которой я обладал, когда меня пригласили посетить ночной «пляж морских змей» на индонезийском острове Бали. Так получилось, что мои друзья, зная, что я посетил остров не для отдыха, а для поиска разных «интересностей» из мира живой природы, сразу же вспомнили, что существуют места, которые не очень любят посещать местные жители. Вот и этот пляж, который находится в южной части острова, относится к подобным местам.
Не долго думая, хотя ничего хорошего об этих пресмыкающихся, кроме их красы, я не знал, я согласился с предложением побывать на этом пляже. Поначалу мне показалось, что это будет маленький «экстрим». Все же не легко представить себя бродящим ночью среди многих сотен, ато и тысяч опаснейших змей. А меня как раз и пытались «заманить» туда необычайно большим количеством змей! Вот и боролись во мне где-то в подсознании два чувства: необычайная привлекательность подобной экспедиции и некоторый страх за собственную жизнь. При этом могу сказать, что змей я никогда не боялся, но видел их преимущественно в террариумах. Видел змей и пострашнее: тех же кобр, а однажды даже какое-то время у меня и мамбы жили, а с гадюками, вообще, можно сказать, что на «ты».
Но все это, когда они в небольшом количестве и в террариуме, значительно понятней и проще! А как быть, когда ты на их территории, на улице ночь (опять же, это их время суток) и их очень много?
Вот так и подтачивали меня целый день эти два червячка, а время приближалось к вечеру — времени выезда на пляж. Несколько раз пересмотрел свой скудный гардероб. Несколько раз пристегивал к шортам штанины, доставал из шкафа кроссовки, в которых прилетел из Украины. Пристегивал, доставал, а затем отстегивал и прятал. Слишком экзотический для Бали вид был бы у меня, если бы я одел штаны и осенние кроссовки. Не просто носить подобную одежду, когда на улице +32 0С! Вот и терзался сомнениями: что будет, если я не увижу ночью змею и наступлю на нее ногой во «вьетнамке», да еще и в шортах?! Но, в конце концов, решил на всякий случай приготовить полный «защитный комплект одежды», а самому одеться согласно местной моде и погоде, и если мои сопровождающие будут экипированы более осторожно, то и самому переодеться перед тем, как покинуть номер гостиницы.
В 10 часов вечера я услышал стук в дверь. Наконец-то прибыл мой друг Раян, который и был организатором этого приключения. И он был не сам. С ним была его прекрасная помощница Кики — отличный специалист по рептилиям, и Патрик — специалист по местной герпетофауне. Они были одеты, как и я — в шортах! Мда…. Ну что ж, шорты, так шорты! Камеру на плечo — и вперед!
Ехать нам пришлось минут 40. Джип «Тойота» военного образца примчал нас к самому побережью. Пока ехали в машине, благодаря мощным фарам, как-то не ощущалось, что на улице непроглядная темнота. На Бали, как, впрочем, и на любых других тропических островах, характерны очень темные ночи. Практически никогда
не бывает неба без туч. Ни звезд, ни луны не видно! Выходишь из машины и попадаешь в сплошную влажную темноту, которую, кажется, можно пощупать или отрезать ее кусочек острым ножом. Но благо, проводники были опытными, а фонари мощными!
Прошли около ста метров в сторону шума Индийского океана, после чего Кики предупредила, что нам необходимо быть особенно осторожными и внимательными. Тропа пошла вниз. Справа и слева фонарь освещал «кактусовые стены» и создавалось впечатление, что мы идем не к побережью Индийского океана, а спускаемся в какой-то каньон в Северной Америке. Темнота, кактусы, под ногами скалы…. Когда же будут индейцы из вестерна?
Чем дальше вниз, тем круче становилась тропа, больше и острее камни. Все внимательней и внимательней приходилось подбирать место для ноги, чтобы сделать очередной шаг. Но вот спуск преодолен. Впереди «ровная» местность — пляж морских змей. Скажу сразу, эта ровная местность совсем не ровная! Представьте себе выход на поверхность карстовых пород (это можно увидеть и на фотографиях) — очень твердой породы с множеством отверстий, пещер, вымытых водой, острых, как бритва, углов и глубоких провалов со скользкими стенками, в которых запросто можно сломать ногу, если туда попадешь. Представьте себе, как я обрадовался, что одел вьетнамки, а не кроссовки. Через тонкую резиновую подошву вьетнамок очень хорошо ощущается поверхность, на которую ставишь ногу. В кроссовках, да еще в темноте, мне бы вряд ли удалось ходить по этому берегу.
Немного потанцевав, осваиваясь с новыми принципами хождения — четкой фиксацией стоп на острых ребрах скользких валунов, мы потихоньку двинулись дальше. Тут конечно, стоит признаться, что я вспомнил о своей малой опытности в общении с опасными змеями в дикой природе, вспомнил о своих голых ногах и решил, что следует малость, хотя бы на несколько шагов, отстать от своих более опытных компаньонов. С другой стороны, можно сказать, что я немного испугался или проявил благоразумную осторожность. Думаю, что многие, кто читал Брема, поступили бы также. Сделав шагов 8-10, я ощутил впереди себя первые признаки обнаружения змеи: лучи фонарей начали концентрироваться в одной точке, глаза ослепила вспышка фотокамеры, послышались возбужденные голоса на индонезийском и английском языках. Как-то само собой получилось, что организм вместо генерации адреналина, начал генерировать какой-то другой гормон — гормон неистового любопытства. Осторожность позабылась, и как-то сам собой ускорился шаг. Но я не успел увидеть то, что нашли мои товарищи! Перепрыгивая, спеша к месту происшествия, через промоину в карстовой породе, я осветил небольшую впадину между соседними валунами. Тут мое сердце замерло. Менее чем в одном метре от меня ползла громадная змея! Она была около двух метров! Руки самостоятельно направили камеру в сторону громадной и опасной рептилии — три вспышки осветили пляж! Похоже, что полосатой красавице не очень понравились яркие вспышки, она развернулась и поползла в противоположную сторону. Теперь у меня появилось время подумать. Я удивился, что мои товарищи не бросились мне на помощь, когда змея была у моих ног! Опять небольшое повышение адреналина и я осторожненько начал пробираться к компаньонам, благо они ушли не далеко, и остались на том месте, где увидели первую змею. Потихоньку подобравшись к ним, я увидел весьма интересную картинку — Кики поглаживала руками лежащего на земле крайта. Он был весьма спокоен и, похоже, его совсем не беспокоили направленные на него три пары любопытных глаз и лучи достаточно мощных фонариков. Вокруг темнота, лучи трех ручных фонарей сошлись в одном месте, а в этом пересечении света на корточках сидит красивая индонезийская девушка и поглаживает опаснейшую, судя по литературным данным, змею! Рука опять потянулась к фотокамере…. Но это еще не было самой крайностью. Через несколько секунд рядом с Кики проползла еще одна змея. А еще через пару секунд я был вынужден замереть, так как рядом с моими ногами оказался третий экземпляр. И как только этот третий экземпляр немного отполз, я сразу же выбрался на более высокий валун — нервишки! Осветил лучом фонарика местность вокруг себя и был поражен! Действительно, змей здесь очень много! Их не тысячи, хотя может быть и тысячи, но в том пространстве, которое мог высветить мой фонарь, их было около пяти штук! Полный же размер этого берега я реально оценить не мог.
Наблюдая за поведением моих товарищей, а особенно за очень смелым поведением Кики, я был вынужден полностью успокоить свои нервы и смириться с присутствием большого количества опасных рептилий у моих ног. Единственное, что я не перестал делать, так это очень хорошо освещать места, куда собирался ставить ноги. Ведь существует правило, что и самый добродушный щенок, если его испугать или сделать ему больно, может укусить даже своего хозяина! А береженого, Бог бережет! Используя эту тактику, я потихоньку пробрался между опасными рептилиями к побережью океана, к самой кромке воды. Очень было интересно посмотреть, что живет в лужах, которые оставляет за собой волна. И я не был разочарован. Еще не дойдя до самих луж, мне удалось услышать звуки разбегающихся из-под моих ног относительно не маленьких животных. Внимательно прислушиваясь к звукам, я смог определить направление движения одного из них. Луч фонаря высветил огромного «лупастого» краба, который пытался скрыться в промоине между двумя валунами! Тут-то я его и сфотографировал.
Подойдя ближе к океану, я обнаружил в лужах большое количество красивых бычков. И что интересно, смотришь в лужицу и видишь единственную рыбку. Направляешь на нее камеру и фотографируешь. А сидя дома и увеличивая снимок, обнаруживаешь, что в этой лужице была не одна рыбка, а три или больше, а рядом из-под камня выглядывает краб. Не все могут зафиксировать глаза человека в этой темноте! Ночь — не время человека!
Вот так произошло мое первое знакомство с ночными обитателями побережья индонезийского острова Бали. Время шло — опыт увеличивался. Я научился ходить без опасений. Научился не бывать в тех местах, где может смыть волной. Океан хороший учитель — после того, как я неосторожно устроился на остром валуне рядом с водой, меня полностью, от головы до пят, накрыло волной и, благо, я успел зацепиться рукой за соседний валун. Урок усвоился с первого раза! Нервишки совершенно успокоились. Дошло до того, что я, как заядлый змеелов, начал брать крайтов в руки, хорошо, что примеров было много. Между делом (перепрыгивание с валуна на валун и нажимания пусковой кнопки фотокамеры), научился различать пол змей. Успел сделать вывод, что Брем наверняка ошибался, утверждая, что крайты спариваются в воде, так как неоднократно наблюдал ухаживания самцов за самками на суше. И если не ошибаюсь, то наблюдал и несколько процессов спаривания. Если призадуматься, то зачем этим змеям покидать воду, если это их стихия, и выползать на этот очень неудобный берег, как не для спаривания? Пищи для них здесь нет. Погреться на солнце? Так какое солнце ночью?
Вот в таких делах и раздумьях и пролетели четыре часа. За это время крайты стали моими друзьями. Множество из них побывали в моих руках, некоторые из них побывали на моих ногах, причем не по моей воле. А пытаясь сделать хороший снимок «фейса», мне пришлось и поползать между ними, чуть ли не целуясь! И, как ни странно, змеи не претендовали на исключительное первенство на своем пляже. Они спокойно уступали дорогу ползающему между них «конкуренту», а те, кто не хотел уступать дорогу, удалялись с этой дороги насильно. Пролетели четыре часа, пора было ехать обратно в гостиницу. А пляж остался только сказочным пляжем со сказочными приключениями в моих воспоминаниях. И если бы не было снимков, то сейчас было бы трудно поверить, что я там был, и все это видел собственными глазами!
Уже возвращаясь домой и беседуя с друзьями, а также значительно позже, копаясь в интернете, я смог полностью оценить произошедшее. Оказывается, яд морских крайтов действительно очень сильный. Он содержит в себе нейротоксины, которые убивают человека в течение нескольких часов после укуса. Но, как и другим бороздчатозубым змеям, крайтам не просто укусить человека. Вот они и не стремятся сделать этого. Тем более, если человек не пытается принудить змею защищаться. Возможно, что и недостаточное количество адреналина в крови жертвы не способствует этому. Неоднократно встречал в литературе подобные утверждения. Был также свидетелем одного случая, который может стать хорошим подтверждением этого. Как-то однажды моя знакомая распечатывала мешок, на котором было указано, что в нем находится полоз, прибывший из Африки. Как только мешок был развязан, из него очень шустро выползла большая змея. Женщина схватила змею за хвост, и тут началась борьба. Змея изо всех сил пыталась уползти и спрятаться, а хозяйка пыталась удержать ее за хвост. Животное было довольно большое, около двух метров, поэтому удержать ее было не так просто. Иногда она вырывалась из рук женщины и уползала вперед, но опять попадала в руки человека. Эта борьба продолжалась около пяти минут, за это время было сделано несколько кругов по периметру комнаты. Но, в конце концов, змея была поймана и посажена в террариум. Вот тут-то и начались проблемы. Оказалось, что это не полоз, а мозамбикская кобра, укус которой смертелен! Так почему она не укусила человека? Может быть потому, что человек не знал об угрожающей ему опасности? Эта кобра относится к плюющимся ядом змеям, но она даже не сделала попытки плюнуть! Похоже, в крови змеи адреналина оказалось больше, чем в крови человека. Вот она и позабыла, что обладает смертоносными способностями! Возможно, нечто подобное происходило и с моим общением с морскими крайтами. Нет адреналина — нет агрессивности со стороны животных. Для того, чтобы общаться со змеями, нужно быть спокойным как змея?!
В заключение хочу сказать несколько слов о самих змеях. Растут крайты до двух метров. Самцы значительно меньше самок. Спариваются на суше, но, возможно, и в воде. Яйца откладывают в расщелинах прибрежных скал. Живут в морской воде, предпочитая держаться ближе к берегу. Этот вид населяет почти все побережья Юго-Восточной Азии. Питаются змеи преимущественно рыбой и беспозвоночными. Яд смертоносный, но случаев укуса людей не так уж и много. В любительских террариумах почти не встречается, думаю, из-за сложностей содержания. Есть информация, что морские крайты содержатся в некоторых зоопарках.

Владимир Власенко
с. Трушки, Украина

В заголовке использовано фото: Морской крайт. Лицом к лицу с опасным собеседником.

Отзывы и комментарии по данной статье ждем на форуме http://www.zoobusiness.kiev.ua

Рекламные ссылки на другие сайты