ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 |

«Охранные модели поведения служебных собак». Профессиональная дрессировка собак

№ 11 (50) 2000 г.
Наверное, каждый собаковод хоть раз видел атакующую собаку. Атака собаки – прекрасна. Пластика, грациозность и скорость бега, прыжок, крепкая хватка, мощные встряски головой и поверженный враг… В крови у непосвященных интенсивно прибывает адреналин, а специалисты обсуждают тонкости и ньюансы, анализируют, спорят и ищут общие принципы построения оптимальных вариантов атаки. В этих конструктивных спорах как-то забывается, что любая боевая единица (в том числе и служебная собака) считается эффективной лишь в том случае, если она способна не только атаковать, но и обороняться. Более того, способность обороняться ценится значительно выше, чем умение атаковать (это подтвердит вам любой спортивный тренер, любой военноначальник).
Искусство достижения победы не в том, чтобы самому, сломя голову, бросаться в атаку и жертвовать собой, а в том, чтобы заставить вначале жертвовать собой ваших противников. Азбука военной науки гласит: атакующая сторона теряет сил в 4 раза больше, чем обороняющаяся. Отсюда вытекает следующая форма разумного поведения в конфликтах: дайте возможность атаковать противнику первому, измотайте его подвижной и грамотной обороной, обескровьте, заставьте раскрыть свои слабые стороны, деморализуйте, а когда его атаки захлебнутся — контратакуйте!
О защитных охранных собаках в последнее время много пишут. Чем больше пишут, тем больше говорят, а еще больше спорят. В этих бесконечных спорах теряется смысл. Так какой же все-таки должна быть служебная собака в городе? Защитной или охранной? А может и той и другой одновременно? Чем защита отличается от охраны? И что лучше? Похоже, что не только владельцы собак, но и многие специалисты начинают терять ориентиры в этих вопросах. Смысл и истина должны быть восстановлены.
В современной дрессировке под ЗАЩИТОЙ следует понимать пресечение собакой уже свершившегося правонарушения, например, нападения, несанкционированного проникновения на территорию и т.д.
ОХРАНА — это профилактика, предупреждение и предотвращение собакой правонарушений.
Если в вашу квартиру залез вор и ваша собака атаковала его, значит она защищала квартиру. Если же он только попытался это сделать, открыл дверь, увидел сверкающие зубы оскаленной пасти, услышал рычание или лай и решил не рисковать собой, значит собака охраняла квартиру.
В дрессировочной терминологии изначально и традиционно заложена некоторая путаница, вводящая многих в заблуждение. Эта путаница состоит в том, что, когда говорят о собаках защитных, имеют в виду только собак атакующих и никаких других, а вот, когда говорят о собаках охранных, в виду не имеют вообще ничего конкретного, а говорят о неких собаках, подготовленных несколько хуже или иначе.
С защитными собаками все более менее ясно: в конфликтных ситуациях их задачей будет атака и поражение (той или иной степени тяжести) ваших противников. Модели поведения таких собак требуют правильного использования инстинктов, а также обучения, в процессе которого создается необходимый баланс игровой и инструментальной агрессии, происходит запоминание собакой набора пусковых стимулов, выстраиваются оптимальные движения и траектории ее атаки.
Элементарная рассудочная деятельность защитных собак практически не задействована, поскольку от них не требуется решения ни экстраполяционных1), ни логических задач. Под элементарной рассудочной деятельностью будем понимать форму высшей нервной деятельности, основными свойствами которой являются: 1) способность животного улавливать простейшие законы, связывающие предметы и явления окружающей среды; 2) возможность оперировать этими законами при построении модели адекватного поведения в новых ситуациях. Рассудочная деятельность отличается от любых форм обучения. Эта форма адаптивного поведения может проявляться только при первой встрече животного с новой ситуацией. При этом уникальная особенность рассудочной деятельности как приспособительного механизма в постоянно меняющихся условиях окружающей среды заключается в том, что животное сразу, без специального обучения, может принять решение об адекватном поведении.
Серьезными недостатками (обусловленными неиспользованием элементарной рассудочной деятельности) любых видов подготовки защитных собак является то, что:
1) собаку можно обучить адекватному защитному поведению только в каком-то ограниченном количестве учебных ситуаций, имитирующих реальные конфликты; 2) защитные собаки очень часто не понимают логическую структуру даже учебных ситуаций и не столько защищают владельцев, сколько атакуют фигурантов (то есть атака начинается не по команде «фас», а только при хорошо заученных пусковых стимулах, то есть при своеобразном поведении фигурантов). Новизна реальных конфликтов, неожиданные формы поведения будущих противников, неизвестные ньюансы фактически обесценивают весь процесс обучения защите, за исключением чисто технических его сторон (хватка, траектория атаки) и ставят перед собакой в каждом конфликте принципиально новую задачу, которую ей всякий раз приходится решать заново. Успешность решения в первую очередь предопределена уровнем элементарной рассудочной деятельности собаки. Неиспользование при подготовке рассудочной деятельности ведет к шаблонности, стереотипности и автоматизму действий защитных собак. Причем, чем выше стереотипность и автоматизм, тем надежнее защитная собака. Но надежнее только в определенных, хорошо знакомых ситуациях.
Напрашиваются 3 логичных варианта преодоления затруднительного положения.
1. Каждую конфликтную ситуацию нужно стремиться приводить к стандартной и хорошо знакомой для собаки ситуации. Однако это легче провозгласить, чем сделать. Попробуйте, например, привести реальный конфликт к лобовой атаке или задержанию, вы ведь не милицейский патруль и не пограничник и не имеете права кого-то задерживать.
2. Ограничившись чисто техническими сторонами подготовки защитных собак, нужно развивать у них рассудочную деятельность и уповать на то, что в каждом новом конфликте собака самостоятельно выберет необходимую вам оптимальную модель поведения. Но развить элементарную рассудочную деятельность у собак нельзя, поскольку она контролируется генетическим фактором и не является результатом обучения. Тут хотелось бы предостеречь и от безосновательных надежд на ИНСАЙТ (то есть мгновенное «озарение»), тем более, что инсайт пока мало изучен, и исследования проводились в основном на обезьянах. А у собак инсайт вообще не изучается.
3. Изменить сам процесс обучения, отказаться от подготовки только защитных собак и делать основную ставку на подготовку охранных собак. Охрана невозможна без использования элементарной рассудочной деятельности. Дело в том, что охрана представляет собой достаточно длинную программу адаптивного активно-оборонительного поведения в конфликтной ситуации и говорить об условно-рефлекторном или даже оперантном2) обучении нельзя. Ведь рефлекс — явление кратковременное. Появился раздражитель — животное отреагировало рефлексом, раздражитель исчез — рефлекс тоже исчезает. Вот защита действительно подпадает под определение условно-рефлекторного обучения. Есть пусковой стимул — дресс. рукав или фигурант, есть реакция, то есть атака. Охрана же может происходить и без наличия пусковых стимулов.
Мало кто из дрессировщиков пока серьезно занимался охраной, поэтому и информации на эту тему нет. Заниматься охраной — дело кропотливое, а подчас и неблагодарное, ведь охрана имеет эмоциональную окраску конфликта, то есть собака испытывает эмоции отрицательные. На защите все проще — там эмоции только положительные и у собак, и у фигурантов, и у владельцев. Кстати, это еще одна причина ненадежности защитных собак. Привыкнув в процессе защитной подготовки испытывать положительные эмоции и попав в реальный конфликт, собака испытывает новые для себя отрицательные эмоции и интенсивно корректирует программу адаптивного поведения. В итоге собака отвечает неадекватным конфликту поведением, не агрессией, а ориентировочным поведением (рефлексом «что такое?» по Павлову), торможением, пассивно-оборонительной реакцией, откровенной трусостью и т.д. С охранными собаками все намного сложнее и интереснее. При опасности возникновения конфликтных ситуаций их задачей будет не атака и поражение, а оборона. Поведение охранных собак намного сложнее и пластичнее, чем собак защитных. Охранная собака не атакует, а контратакует, да и то в самом крайнем случае, когда все иные аргументы уже исчерпаны. Значит охранным собакам, кроме умения атаковать, нужны и многие другие умения.
Рассмотрим на простом примере различие охранных и защитных моделей поведения служебных собак. Предположим, что вы движетесь с собакой в незнакомом безлюдном месте, например в парке, и замечаете, что в нескольких десятках метров находится посторонний. Он меняет направление своего движения и быстрыми шагами идет к вам. Что делать? Как вести себя вам и, главное, вашей собаке?
Модель поведения настоящей защитной собаки: оставаться у вашей ноги до приближения постороннего и внимательно следить за ним либо после вашей команды отойти на несколько метров в сторону, лечь и продолжить наблюдение (то есть осуществить прикрытие). Настоящей защитной собаке категорически запрещается срываться, мчаться навстречу постороннему и тем более кусать его на подходе, пока его намерения окончательно не выявлены (возможно, он хочет лишь узнать время). В противном случае злоумышленником становитесь именно вы и собака, укусившая еще ни в чем неповинного человека. Но, допустим, ваша собака предварительно прошла обучение и ведет себя правильно, то есть остается у ноги. А ситуация развивается следующим образом: посторонний, остановившись в нескольких метрах, не очень вежливо просит закурить, 20 копеек или еще что-нибудь в этом роде. Ни огнестрельным, ни холодным оружием он вам не угрожает, а просто-напросто нарывается на неприятности. К сожалению, дезориентированное сознание определенной части обнищавшего и обозленного населения склонно к проявлению спонтанной, ничем не мотивированной словесной агрессии и хаотичному поведению. В подобной ситуации адекватной и самой разумной моделью поведения защитной собаки будет — спокойно оставаться на месте. Если на словесную агрессию вы ответите атакой собаки (что приравнивается к применению холодного оружия), вы нарушите закон о необходимой обороне. Значит, именно вам придется вступать в словесную перебранку с посторонним, выслушивать глупости, провокации, терпеть оскорбления, да еще и удерживать собственную собаку от нанесения тяжких телесных повреждений агрессору. Видно, что при помощи защитной собаки отстоять свою честь и достоинство не так то просто, ведь до нападения собака должна оставаться пассивной. А после нападения ведь может быть уже поздно… Может, ее вмешательство будет вам уже не нужно.
Практика применения защитных собак показывает, что примерно в 70% подобных случаев владельцы не могут преодолеть нерешительность и использовать защитных собак по назначению. Основная причина — страх перед последствиями. Еще 10% владельцев подают собаке команду «фас», но все же не решаются ее пустить, и только примерно 20% используют защитных собак по назначению.
Модель поведения настоящей охранной собаки: оставаться у вашей ноги или податься несколько вперед на 0,5-1 м, приняв угрожающую стойку, при первых словах постороннего демонстрировать оскал, рычать или облаивать его. При такой охранной модели поведения (фото 1) вам достаточно подать команду «охраняй» — и дальше «ругаться и спорить» с посторонним будет охранная собака. Внимание постороннего после этого будет сконцентрировано уже не на вас, а на собаке. Если посторонний психически здоров, то после демонстрации оскала (фото 2) его инстинкт самосохранения погасит его же агрессию. Причем, как правило, посторонний останавливается в растерянности, боясь шелохнуться и произнести слово. Тут он попадает в определенный поведенческий тупик: бежать — страшно, продолжать — невозможно, остается одно — замереть на месте. Вы же добились того, что действовать и как-то выбираться из тупика нужно вашему противнику, вы же ушли в оборону. В 90% случаев посторонний вежливо просит держать собаку и тихо удаляется. Моральная победа досталась вам и, конечно, собаке. Впрочем, иногда у посторонних наблюдается парадоксальная реакция — желание атаковать охранную собаку. В этом случае уместна будет не мгновенная контратака, а ваше отступление вместе с собакой, когда она движется назад, не сводя взгляда с постороннего (фото 3). Посторонний скорее всего готов к контратаке, он ждет ее. Но не действуйте по его сценарию! Если посторонний продолжает наступать, то ставит себя в положение злоумышленника. После нескольких секунд отступления неожиданно подайте собаке команду «фас», следует короткая (2-3 секунды) хватка, желательно в бедро (фото 4), и немедленный отзыв собаки: «Ко мне! Охраняй!» Собака опять демонстрирует оскал, рычит или облаивает уже не постороннего, а злоумышленника, преследующего и атакующего вас. Поведение собаки вынудило постороннего перевести свою агрессию из словесной формы в физическую и стать злоумышленником.
После хватки и первой крови злоумышленник, как правило, идет ва-банк (бьет бутылку и угрожает «розочкой», хватает палку, выхватывает нож или пытается поразить собаку ударами ног). При этом вам важно не растеряться, ведь злоумышленник уже потерял сил в 4 раза больше, чем вы и ваша собака. Снова отступайте! Движением назад собака легко уйдет от беспорядочных наскоков злоумышленника. Сделав 2-3 безуспешных маха ногами или несколько холостых ударов ножом, злоумышленник обязательно остановится на насколько секунд, чтобы перевести дыхание и подкорректировать дальнейшую программу действий. Приготовьтесь! Как только он вновь ринется в атаку, подавайте команду «фас», собака неожиданно контратакует его и он никогда не успеет нанести удар. Вновь короткая хватка и отзыв собаки. Знайте, что каждая последующая атака злоумышленника будет менее энергична и менее опасна, чем предыдущая, степень его поражения будет усугубляться, а степень вашей победы соответственно увеличивается. После 3-4-ой хватки злоумышленник сникает, его внимание больше не концентрируется, раны достаточно серьезны, а силы на исходе, как правило, он падает. Немедленно отзывайте собаку, ни в коем случае не давайте ей «добивать» лежащего раненого человека (он уже повержен)! Это тяжкое преступление. Окажите ему посильную помощь, захватите 1-2 свидетелей (если конфликт был в городе, они обязательно найдутся) и транспортируйте злоумышленника в ближайшее отделение милиции. Именно такой была охранная модель поведения служебной собаки Гелы (вл. Е. Теплицкий) в недавнем конфликте в парке, недалеко от ст. м. «Дарница». Свидетелями этого конфликта было множество людей. Причем, интересно, что симпатии невольных свидетелей были однозначно на стороне собаки и ее владельца. «Дескать, его же (злоумышленника) предупреждали. Сам напросился!».
Говоря об охранных моделях служебных собак, необходимо затронуть 2 важных вопроса.
1. ЗОНА ОХРАНЫ — это заданная интенсивно охраняемая площадь вокруг своего владельца, или вещи (то есть внешняя охрана), или огороженная территория, квартира, автомобиль (то есть внутренняя охрана).
При внутренней охране: после соответствующего охранного поведения (предупреждения угрожающей стойкой, оскалом, рычанием или облаиванием) собака кусает постороннего только в том случает, если он нарушил границы охраняемого объекта.
При внешней охране: после соответствующего охранного поведения собака кусает постороннего только если он преследует вас или если пытается неоднократно предпринять попытку взять охраняемую вещь. При внешней охране размеры зоны заранее не определены. Так, если речь идет о патрульной, сторожевой или караульной собаке, находящейся на службе в правоохранительных органах, зона ее охраны может быть достаточно велика, до 50 м (см. Нормативы караульной службы). Для таких собак размеры зоны охраны не столь принципиальны, как для служебных собак, находящихся в частном пользовании и охраняющих своих владельцев на многолюдных улицах. Для них размеры зоны охраны — принципиальнейший вопрос. Для городских служебных собак размеры зоны охраны должны быть минимальны, то есть 1 м в диаметре. Многим покажется странным, что размеры зоны охраны так малы. Как же собаке охранять в такой тесноте, как выполнять свои функции? Чтобы понять это, рассмотрим второй вопрос.
2. СУПЕРПОЗИЦИЯ — это наиболее удобное для охраны положение собаки, позволяющее ей, во-первых, контролировать самый опасный в данный момент участок границы зоны охраны и, во-вторых, производить контратаку по кратчайшей траектории. Суперпозиция собаки не постоянна и все время меняется в зависимости от местонахождения вас и злоумышленника. На фото 3 показана суперпозиция, когда злоумышленник наступает, а вы движетесь назад вместе с собакой. Суперпозиция постоянно обуславливает такое положение собаки, при котором ее основное оружие, то есть пасть, направлено на злоумышленника. Умение собаки постоянно находиться в суперпозиции — всецело результат обучения.
Отдельно следует сказать несколько слов об обучении и подготовке охранных собак. Упрощенно последовательность этапов обучения выглядит так: 1) послушание,
2) защита, 3) охрана. Но на практике все три этапа взаимно переплетаются, то есть послушание частично комбинируется с защитой, защита с охраной при постоянном повторении послушания.
Послушание имеет огромное прикладное значение, является базой и фундаментом дальнейшего обучения служебной собаки. Без послушания нет и не может быть ни защитных, ни охранных собак. Послушание — это управляемость собаки, контактность, взаимопонимание, дисциплинированность, наконец, это спокойствие и безопасность владельца и собаки в условиях города.
Защита имеет ограниченное применение, а следовательно и малое прикладное значение. Обучение защите заключается в развитии боевых возможностей служебных собак. Защита — это вспомогательное, связующее звено при подготовке служебных собак, при обучении их охране.
Охрана — заключительный этап обучения городских служебных собак. Охрана может и должна широко применяться в условиях современного города. Охрана открывает большие перспективы перед зашедшей в тупик подготовкой служебных собак для горожан.
Отдельно последовательность конструирования охранных моделей поведения состоит также из нескольких этапов: 1) охрана вещи, 2) охрана владельца на месте, 3) охрана владельца в движении, 4) охрана квартиры или территории, 5) охрана автомобиля, то есть от внешней охраны к охране внутренней.
Охрана вещи (фото 5) – ключевой, основополагающий этап, в процессе которого собака осваивает все главные элементы охранных моделей поведения (угрожающую стойку, демонстрацию оскала, рычание, облаивание, уясняет размеры зоны охраны, умение занимать суперпозицию, понимание логической задачи, то есть что, от кого и как охранять). Все освоенное на охране вещи собака в дальнейшем переносит на охрану других объектов. Охрана вещи представляет собой достаточно длительную (до 60 минут) программу действий, с достаточно гибкой и вариативной тактикой, поэтому говорить об условно-рефлекторном обучении не приходится, налицо элементарная рассудочная деятельность собак. Весьма показательна в этом отношении именно гибкость и вариативность тактики в процессе выполнения охраны вещи отдельно взятой подготовленной собакой: от интенсивной охраны с облаиванием и оскалами собака неожиданно переходит к хитрости, притворившись спящей, затем может уйти в «глухую» оборону и закрывать вещь своим телом, потом взять вещь в зубы, перенести ее на несколько метров и демонстративно рычать в сторону от злоумышленника, затем вновь перейти к интенсивной охране, начать закапывать вещь и т.д.
Некоторые специалисты иногда опрометчиво утверждают, что охрана вещи не имеет прикладного значения и опускают этот этап подготовки. Согласиться с этим никак нельзя. Если собака не может охранять лежащую перед ней маленькую вещь, как же требовать от нее грамотной охраны территории (фото 6) или автомобиля?
Без освоения самостоятельной (причем без привязи) и длительной (не менее 20 минут) охраны вещи ни одна служебная собака не может считаться охранной.
Охранные модели поведения не только используют элементарную рассудочную деятельность служебных собак, повышают сложность, надежность, многообразие и пластичность их поведения, но и недвусмысленно демонстрируют намерения животного, его возможности, что позволяет во многих реальных конфликтах предотвратить жестокие и кровавые столкновения, избежать тяжких последствий. Да, атака собаки — прекрасна. Иногда одной разящей атакой удается одержать победу, достигнуть блицкрига. Но так ли это хорошо? Ведь ни агрессия, ни сила не должны вести к разрушению мира. Высшая форма боевого мастерства состоит в том, чтобы побеждать не грубой силой, а умением, хитростью, с наименьшими затратами для себя, без приложения каких-либо сверх усилий. Если собаку пришлось использовать как оружие — это может вызвать лишь сожаление, но если ей удалось предотвратить преступление — это вызывает только восхищение. Поэтому как бы ни были прекрасны атаки служебных собак, охранные модели их поведения не только эффективнее и умнее, но и гуманнее.

Валерий Головцев,
инструктор служебного собаководства, центр «Кион Плюс»
1) Экстраполяция — способность применять наработанный опыт в новых ситуациях.
2) Оперантное обучение — обучение, базирующееся на условном подкреплении правильных, желательных действий животного.

Рекламные ссылки на другие сайты