ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 |

Человеческий фактор.

ZOO-бизнес №5 – 2005.
Летят годы. Одна генерация собак сменяется другой. Кто-то вяжется, кто-то выставляется. Движется ли вперед качество наших собак? И, если движется, то насколько интенсивно?
Мне хотелось бы вспомнить пример необыкновенно быстрого качественного взлета поголовья доберманов и столь же стремительного его падения.
В 1971 г. на Крымской областной выставке экспонировался маленький невзрачный кобель из Запорожья Фэб (вл. Козлова). Собаку эту выставляли на малозначительных районных выставках и на каких-то даже получали призы и медали. Своенравная честолюбивая девушка-хозяйка и мягкий интеллигентный папа, который послушно возил на машине дочь и собаку. Преодолев границу Запорожской области, они приехали в Крым. Однако, вместо привычного провинциального запустения, в Симферополе оказалось толпа великолепных доберманов. Выставку эту судила Наталья Михайловна Оленева из Выборга — очень грамотный специалист высокого класса. Фэб потерпел сокрушительное поражение, получив последнее место с оценкой «хорошо». Гневу хозяйки не было предела. Выразив сомнение в компетентности эксперта и безапелляционно «смешав с мусором» соперников, юная Козлова с Фэбом и папой удалилась в свое Запорожье.
Мы все сталкивались с бурными амбициями неопытных владельцев. Они часто встречаются и мгновенно забываются. Но что-то необъяснимое заставило меня вспомнить эту девушку, ее искренний азарт и искренний гнев. Напечатав фотографии с этой выставки, я отправила ей снимки Фэба и лидеров и постаралась объяснить причины поражения ее собаки. Так началась наша дружба.
Увлеченность Татьяны Козловой собаководством росла стремительно.
Период от заинтересованности в собственной собаке до развития общепородных интересов, растягивающийся у многих на долгие годы, Татьяна проскочила в несколько месяцев. Заняв пустующее место руководителя породы в Запорожском клубе служебного собаководства, она приступила к делу… улучшения доберманов.
Запорожское поголовье того времени представляло собой достаточно многочисленную совокупность беднокостных, простых, примитивных, светлоподпалых собак плохого общего экстерьера. Созидательные планы Татьяны заключались в следующем. Во-первых, жесткой экспертизой провести отбор в этой популяции, сохранив для дальнейшей работы не более 2-3 лучших сук. Во-вторых, повязать их очень продуманно и надежно. В-третьих, завезти из Севастополя 2-3 сук — носительниц приоритетных селекционных ценностей.
Из местных собак в план разведения вошли Сорбонна-Рона (вл. Черторогов) и Юзара (вл. Агафонов), из Севастополя были завезены Жервеза (вл. Петрова, д.р. 1974 г.) и Нора (вл. Сербаев, д. р. 1972 г.). Жервеза — дочь голландского кобеля Аякса NHSB 577676 (вл. Аствацатуров) и знаменитой севастопольской производительницы Майи (вл. Дерябина), а Нора — младшая сестра Победителя и Чемпиона московских и крымских выставок Лорда (вл. Сильниченко) из дубль-помета. Обе суки отличались незаурядными конституциональными характеристиками, они были очень компактны и глубоки.
Сарбонну-Рону повязали в Севастополе с племенным чемпионом и выставочным победителем тех лет Рензелем (вл. Марсальский) — очень ярким породным глубоким кобелем. От этой комбинации в 1974 г. родилась превосходная сука Мэйби (вл. Мороко). Она была чрезвычайно удачной шоу-собакой. Многократный победитель разнообразных украинских выставок, Мэйби и в Москве смотрелась прекрасно, став третьим призером ринга сук средней группы, которых было более тридцати. Жервезу — глубоченную, с корпусом подчеркнуто треугольной конструкции, Татьяна направила тоже в Севастополь к чемпиону Бруту (вл. Кондрашева), сыну известного привозного финско-немецкого кобеля Гюнтерсфорст Клиффа. В результате этой комбинации появилась еще одна незаурядная собака — коричневая Нувель (вл. Коренев). Нувель получила второе место в младшей возрастной группе в 1978 г. на очень престижной и представительной московской областной выставке в Подольске. От Брута она унаследовала очень крупную длинную прекрасных линий с крепкими челюстями голову. А в целом, это сочетание принесло Нувель совершенно потрясающий для суки костяк, а также цельный упругий верх.
Простоватая, но тоже очень крепкокостная Нора (вл. Сербаева) поехала для облагораживания в Ленинград уже непосредственно к самому Клиффу.
В полученном в 1974 г. помете суки оказались неудачными — резко укороченными и дробными, но два кобеля — черный Ленц (вл. Карташев) и коричневый Лорд (вл. Черная) — получились отличными. Они соединили прекрасную конституциональную основу матери с кровным багажом Клиффа — потомка лучших заводов Западной Европы.
Если первые шаги в разведении Татьяна Козлова делала под контролем «старших товарищей», то следующую генерацию запорожских собак она создавала уже совершенно самостоятельно. Обладая безупречным чувством стиля, являясь пропагандистом собак подчеркнуто крепких и цельных, она имеет талант и потрясающую интуицию в подборах. Татьяна повязала Мэйби с московским сыном нашего знаменитого Лорда (вл. Сильниченко) — Виртом (вл. Зацерман), а Нувель комбинирует с живущим в Мелитополе Лордом (вл. Черная, Клифф х Нора) в инбридинге на Клиффа II-III.
За всю историю московского разведения доберманов, я помню только два случая коричневых комбинаций, и оба раза с превосходным результатом. Первый раз — это помет от Лорда (вл. Сильниченко) и Юлен-де-Бины (вл. Сорока), а второй — спустя четверть века — Альфа Аделанте дель Читонэ х Звездочка С Лихобор. От сочетания Лорда с прекрасной дочерью Гесса Юлен-де-Биной родился отличный помет, в котором были два замечательных брата — Викинг и Вирт. Татьяна выбрала Вирта, по ее мнению более правильного и гармоничного кобеля, хотя он, как правило, оставался как бы в тени славы своего брата.
Полученный от Вирта и гомозиготной Мэйби черный алиментный щенок Рошфор (вл. Панин) приезжает в Москву. Он быстро становится звездой московских выставок и ведущим племенным производителем. Крепкий, очень эффектный в показе, с гордой осанкой, — Рошфор и по кровям был очень удобен для племенного использования, так как три четверти его родословной составляли далекие от Москвы периферийные собаки, а популярный московский Гесс в детях Рошфора уходил уже в четвертую генерацию.
Вне всякого сомнения, в то время в Советском Союзе Рошфор был кобелем номер один.
Комбинация Лорд (вл. Черная) х Нувель (вл. Коренев), тоже, кстати, коричневая, как часто бывает в случае тесного инбридинга, принесла «сюрприз»: часть щенков оказалась с пятью резцами, в том числе, к огромному сожалению, и лучший кобель. Но обе суки оказались выше всяких похвал. Их назвали Сальвэ и Сагитта. Эти собаки были рождены в 1978 г.
Когда говорят, что есть собаки старотипные, а есть современные, так сказать, передовые, не верьте. Всегда были, есть и будут хорошие собаки и плохие собаки. Сальвэ — это выдающаяся собака по любым меркам. Мощный литой подчеркнуто треугольный корпус, исключительная крепость и одновременная сухость, длинная, строгая, с сильными челюстями голова… Другой суки равного ей класса тоже в Советском Союзе не было.
Вот так, всего за две генерации(!!!), на «подножном» материале Татьяна Козлова создала двух лучших доберманов своего времени!
Семья Козловых переехала в Одессу, а вскоре отца Татьяны, известного офтальмолога Валентина Ивановича Козлова забирает в Москву Святослав Федоров в свой знаменитый Центр микрохирургии глаза.
Талантливый человек талантлив в разных областях. Пойдя по стопам родителей-медиков, доктор Т.В. Козлова — академик РАЕН, кандидат медицинских наук, опытный офтальмохирург. Однако в среде московских собаководов экстраординарные способности кинолога и эксперта Татьяны Козловой оказались невостребованными.
Уехав из Запорожья, Татьяна оставила в наследство своему городу и своему клубу прекрасных собак: среди которых, например, роскошные однопометники Рошфора. Проходит всего два года. На очередной запорожской выставке было показано четыре убогих добермана, из них два без родословных…
Что можно сказать в заключение?
Породы домашних животных — это продукт человеческого духа. Не случайно классическое определение породы начинается со слов: «Созданная человеческим трудом…» Вне постоянного ежедневного созидательного труда породы не существует, а ее деградация идет стремительно и неотвратимо.
Этот рассказ наглядно показывает, какой огромный селекционный потенциал заключен в наших собаках, в тех, которые нас окружают, которых мы почему-то не всегда достаточно ценим и любим. Надо только суметь его раскрыть, а это дано, увы, немногим. Ну, а тех, кому это дано, тоже надо ценить и любить во имя нашей общей любви к доберману.
Елена Ивлева, вл. п-ка доберманов «Ак-Яр», г. Севастополь.

Рекламные ссылки на другие сайты