ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 |

Выставки: все «за» и «против»

На прогулках со своим боксером мне не раз приходилось слышать от владельцев «домашних собачек» такие вопросы: «А зачем нужны эти выставки?», «А что вам за это платят?» и подобные им. Многие хозяева собак искренне считают, что собаке на выставке необходимо продемонстрировать чудеса дрессировки или даже цирковые номера, а ведь их питомец «ничего не умеет». Определенной частью «неудачливых» дебютантов высказываются мысли о том, что выставка — это «ярмарка тщеславия», где все титулы и оценки оплачены заранее, и ничего общего с истинной любовью к собакам эти шоу не имеют. Так что же это такое — выставки собак? Кому и зачем они нужны?
Для обычного наблюдателя, пришедшего просто отдохнуть, выставка — это яркое шоу, поражающее разнообразием, качеством и количеством собак. Даже самый неискушенный в собаководстве человек, просто любитель собак, не сможет не оценить по достоинству всю красоту и разнообразие пород, являющихся результатом кропотливого труда не одного поколения людей. Где еще можно увидеть одновременно представителей одной породы разного возраста — от щенков до титулованных ветеранов? Разве могут кого-то оставить равнодушными лучшие представители собачьего мира, застывшие в скульптурных стойках или демонстрирующие великолепную рысь и выигрывающие под громкие аплодисменты зрителей? Некоторые породы собак еще столь редки в нашей стране, что увидеть их можно только на выставке.
В своей книге «Боксер» автор О. Кубышко сетует на то, что, к сожалению, в последнее время выставки становятся мероприятиями сугубо зоотехническими, а не настоящими шоу, которые собирают множество зрителей и транслируются по многим телевизионным каналам — так это делается в странах Европы, в США и Канаде. Действительно, за рубежом слово «выставка» означает именно шоу. Это, в первую очередь, зрелищное мероприятие, праздник. А отбор племенного поголовья ведется путем сдачи большого количества тестов. Например, для немецких боксеров в Германии правила допуска к разведению чрезмерно жесткие: надо пройти тест на дисплазию, тест на спондилез, введена также проверка на стенокардию (стоит 500 $). Кроме всего перечисленного, необходимо пройти тест ЦФП «Проверка на пригодность к племенному использованию» (реакция на выстрел, поведение при большом скоплении людей и при лобовой атаке). Этот тест служит для проверки нервной системы и врожденных качеств животного, а не навыков, которые собака получила в процессе дрессировки, как это происходит у нас при сдаче тестов IPO. Помимо такого понятия, как допуск к разведению, существует понятие «рекомендация к разведению» («керунг»). Получить керунг может собака, которая выдержала проверку охранно-сторожевых качеств, сдала проработку следа, испытание на послушание и продемонстрировала необходимую выносливость (собака должна пробежать за велосипедистом 20 км со скоростью 10-12 км/ч, с двумя остановками). Также отбор в племенное разведение подразумевает обязательные промеры основных частей тела (существуют жесткие ограничения по высоте в холке, по соотношению в формате, не допускается асимметрия в прикусе и т.д.). У нас же на выставках мне доводилось только слышать о промерах, они не делаются даже на племсмотрах. Я, например, не знаю, как выглядят эти специальные инструменты-линейки, а ведь моя собака посещала племсмотры сразу в двух кинологических клубах. Может быть, именно поэтому в породе боксер так много переростков, а некоторые заводчики не понимают, как широкотелая собака может быть при этом не костистой, и что индекс костистости и индекс массивности измеряются по-разному. Описания, которые получают на наших выставках собаки, зачастую бывают настолько формальными, что прочтя их, не удаётся представить не только конкретную собаку, но и угадать породу, к которой она принадлежит. Если же очень повезёт и эксперт, приглашённый судить породу, оказывается высококлассным профессионалом, то судьба может преподнести другой «сюрприз». Например, на последней международной выставке, проводимой в моём родном городе, «боксеристам» повезло — экспертизу боксёров проводил «породник». Я слышала описание своей собаки, которое эксперт диктовал ассистенту, работающему в ринге. Невзирая на САСIB, который эксперт присудил моему псу, описание содержало не только перечень его достоинств, но и полный комплект всех его недостатков, которые, безусловно, не были для меня откровением. Однако другими экспертами они или не замечались по причине отсутствия должной квалификации, или не отмечались в полном объёме в силу других обстоятельств. Разумеется, что столь грамотное и ёмкое по содержанию описание, в котором образ собаки не растворился в перечне отдельных деталей, было для меня бесценным. Однако то, что я получила на руки, не выдерживало никакой критики, поскольку в самом тексте не возможно было разобрать ни единого слова.( Копия, написанная под копирку с наложением одной строчки на другую, крайне небрежно и неразборчивым почерком, не подлежала расшифровке.) Приведённый мною пример — скорее закономерность, чем исключение. Хотелось бы напомнить организаторам выставок, что мы, владельцы собак, оплачивая участие в выставке, платим не за возможность «побегать» с собакой в ринге. Такая возможность у нас есть всегда. Также мы платим не за титул, поскольку никогда не известно, получит ли его собака, ведь экспонируемых на выставке собак значительно больше, чем присуждаемых титулов. Регистрируя собаку на выставку, мы оплачиваем экспертизу собаки, т. е. её осмотр и оценку, документально зафиксированные на бумаге. Именно работа с теми описаниями, которые получает собака от разных экспертов, а также их сравнительный анализ не только дают возможность сложить объективную картину уровня экстерьера (породности) данной собаки, но и помогают любому владельцу собаки, при желании, разобраться в приоритетах и всех тонкостях породы. Для хэндлера, если только он настоящий специалист, вдумчивое прочтение описания собаки, которую он выставлял — это реальная возможность анализа собственных ошибок и недоработок. Ведь задача хэндлера состоит в том, чтобы показывая эксперту собаку, продемонстрировать все её достоинства и по возможности максимально скрыть её недостатки. Для этого для каждой собаки подбирается своя идеальная выставочная кондиция, свой темп и манера движения в ринге (но не аллюр) и своя наиболее эффектная стойка. Анализируя всё происходящее на наших выставках, я бы не назвала их «в чистом виде» зоотехническими мероприятиями. Даже на национальных монопородных чемпионатах все чаще победителями становятся шоу-собаки. Уступая конкурентам в безупречности отдельных статей, они демонстрируют прекрасный хэндлинг и истинный характер своей породы (насколько выбор победителей, основанный на данных приоритетах, является правильным — тема другой статьи).
Однако, настоящими зрелищными мероприятиями наши выставки тоже ещё не стали. Объясняется это тем, что выставки собак продолжают оставаться вне поля зрения нашего общества. Просто зрителей — обычных жителей города, любящих собак (а не родственников и друзей самих участников), — на выставке крайне мало, в связи с полным отсутствием рекламы и информации о выставке (я уже писала на эту тему в одной из своих статей). Наряду с этим, телевидение не скупится на видеосюжеты о людях, искусанных собаками, нескончаемо растет количество «антисобачьих» законов и запретов на места выгула собак. Я живу в центре полуторамиллионного города, и мне приходится прибегать к изощренной фантазии, чтобы даже мысленно проложить маршрут предстоящей прогулки с собакой...Я думаю, что было бы целесообразным регулярно приглашать на выставки собак тех чиновников, которые своими запретами оставили нашим собакам места для прогулок только в балках и посадках за городом. Может быть, именно тогда, когда выставки будут посещать и государственные чиновники, и обычные жители города, нам, владельцам собак, удастся донести до сознания сограждан мысль о том, что чистопородное животное является национальным достоянием страны, а не «ходячей заразой», как это кажется некоторым перепуганным мамочкам в тот момент, когда собака на прогулке приближается к их ребенку. Ведь они даже не знают, что нашим собакам ежегодно делаются прививки, многие собаки посещают ветеринара чаще, чем некоторые дети — педиатра.
Подводя итог вышесказанному, можно смело констатировать, что выставка — это один из способов знакомства населения с разными породами собак, а также развенчивания нелепых, часто несправедливых мифов о собаках. Выставка — это прекрасная возможность напомнить обществу о четвероногих друзьях, о необходимости жить в гармонии с окружающим их животным миром, в котором из всех созданий на земле ближе всего к человеку по тонкости восприятия и по способности к истинной дружбе стоит именно собака.
О значении выставки в масштабах всего собаководства очень хорошо сказано в книге «Доги и бульдоги» (А.И. Иншаков, Е.Г. Цигельницкий): «Ни для кого не секрет что именно благодаря выставкам, удалось привлечь внимание любителей ко многим вымирающим породам, спасенным в тот момент, когда они находились на грани полного исчезновения. Из имеющихся сейчас более чем 400 пород едва ли десятая часть сохранила в полной мере сферу традиционного применения. Уберите выставки — и спустя короткое время значительная часть пород исчезнет, а вместо миллионов разнообразных собак у нас будет такое же по количеству метизированное поголовье. Порода может возникнуть и существовать только в определенных культурно-исторических условиях, исчезновение которых влечет за собой и уничтожение породы (вспомните судьбу догообразных на их родине — в странах Среднего Востока). В настоящее время породное многообразие домашних собак обязано своим существованием почти исключительно выставкам. Поэтому любые разговоры о «вреде» выставок для состояния породы беспредметны».
Но среди авторитетов в мире зоологии существуют и противоположные мнения. Великий австрийский зоолог, лауреат Нобелевской премии Конрад Лоренц в своей книге «Человек находит друга» (глава «Призыв к тем, кто разводит собак») явно без симпатии отзывается о выставках. Я приведу вашему вниманию лишь три цитаты из его действительно потрясающей книги:
«Как ни грустно, но стремление поддерживать в породе строжайшие стандарты определенных физических данных несовместимо с развитием умственных качеств. Индивиды, отвечающие и тем, и другим требованиям, настолько редки, что не в состоянии послужить основой для дальнейшего развития своей породы. При всем желании я не могу вспомнить ни одного великого мыслителя, который физически был бы сравним с Аполлоном, и ни одной настоящей красавицы хотя бы со средними умственными способностями, и точно так же мне не известен ни один собачий чемпион, которого я хотел бы получить в свою собственность. Нельзя сказать, что эти два разнонаправленных идеала обязательно должны исключать друг друга, и трудно понять, почему собака с безупречным физическим сложением не может быть и умственно столь же одаренной; однако и по отдельности эти идеалы настолько редки, что их объединение в одной особи крайне маловероятно. Если даже кто-нибудь поставит себе целью вывести такое совершенство, он убедится, что достигнуть его без какого-либо компромисса невозможно. Для собак, как и для голубей, выход из этой дилеммы был найден в организации двух выставок разного типа, на которых животных судят либо по экстерьеру, либо по умению «работать».
«Как я уже упоминал, при отборе физических и психических черт возможны определенные компромиссы — это подтверждается тем фактом, что различные чистые породы собак долгое время сохраняли лучшие черты характера, пока не стали жертвой моды. И все-таки собачьи выставки опасны уже сами по себе, так как сравнение чистопородных собак по экстерьеру неминуемо приводит к культивированию и гиперболизации тех черт, которые, собственно, и определяют каждую данную породу».
«Но проблема становится очень серьезной, когда мода, эта глупейшая из глупейших особ женского пола, начинает диктовать бедной собаке, какой должна быть ее внешность; и из всех вошедших в моду пород не найдется ни единой, чьи первоначально прекрасные психические способности не были бы в результате погублены. Только там, где эту породу продолжали культивировать ради дела, без реверансов в сторону моды, она сохраняла свои первоначальные достоинства, …пока еще существуют настоящие сенбернары в монастыре Святого Бернарда и на Тибете, но в Центральной Европе мне приходилось видеть только умственных недоносков. Когда практическая польза перестает быть целью при «модернизации» какой-нибудь породы, ее можно считать обреченной».
С мнением такого авторитета, каким является Конрад Лоренц, спорить нелегко, а особенно — если это мнение столь обоснованно. Но я попытаюсь. Разве выставки виноваты в том, что с происходящими социально-экономическими изменениями в человеческом обществе, со сменой хозяйственно-культурного уклада жизни людей изменилась и роль собаки в нашей жизни? Зачастую пользовательные качества собак просто не востребованы: людям все реже нужны бойцы, охотники и ездовые собаки, в то время как спрос на собак-компаньонов растет вместе с повышенным требованием к их эстетическому облику. Безусловно, на земле еще остались «островки» жизни, которых не сильно коснулась цивилизация, и в таких условиях собаки помогают человеку пасти стада, с ними ходят на охоту или заправляют их в упряжки. Но современный мир — это мир жесткой урбанизации, ставящий перед заводчиками главную цель разведения: получать психически здоровое потомство, способное к максимальной социальной адаптации, к жизни в городских условиях бок о бок с людьми. Именно выставка способствует выявлению «проблемных собак» и любых отклонений в психике животного, поскольку является сильнейшей психологической нагрузкой для любой собаки. Представьте себе вместе одновременно от 300 до 3000 собак, как, например, на «Евразии», такое же количество владельцев, неопределенное количество зрителей, иногда звучит музыка, громкая речь в микрофоны и т.д. Собака, не способная справиться с такой психологической нагрузкой, никогда не сможет вести себя в ринге адекватно, а, следовательно, получить положительную оценку эксперта. Бывает забавно наблюдать, как рядом со столом, на котором делают «прическу» йорку, возлежит грозный мастиф в ожидании своего выхода в ринг. Все это говорит о правильном воспитании и устойчивой психике экспонируемых собак.
Я согласна, что при разведении заводчики зачастую пытаются получить экстремальные характеристики, поскольку собаки с утрированными, подчеркнутыми породными признаками смотрятся в ринге более эффектно и больше обращают на себя внимание. Это нередко приводит к проблемам со здоровьем в породах: «короткомордые» собаки задыхаются от жары; бассеты, спрыгнув с дивана, ломают позвонки; бладхаунды лечатся от конъюнктивита… Но кинологи всего мира уже давно бьют тревогу, и во многих странах количество медицинских тестов, которые должна пройти собака, чтобы получить допуск к разведению, непрерывно растет. Существует целая система тестов-испытаний, и в Украине для получения титула Чемпиона Украины по красоте для рабочих пород собак необходимо иметь сертификат по дрессировке. А вот прямой связи между утрированными экстерьерными данными и психическими характеристиками собаки просто не существует, поскольку одно никак не влияет на другое. Подчеркнуто утрированные черты экстерьера могут влиять лишь на физические способности собак. Это, безусловно, отражается и на их «рабочих» качествах, которые в равной мере зависят как от физических возможностей собаки (способности к большим или длительным физическим нагрузкам, приспособляемости к разным климатическим условиям, способности преодолевать препятствие в высоту и т.д.), так и от психических способностей (например, реакции на звуковые раздражители). Претензии в адрес заводчиков касательно того, что они ведут селекционную работу исключительно по экстерьерным признакам, не учитывая «первоначально прекрасные психические способности» породы, о которых пишет Лоренц, мне кажутся необоснованными, в первую очередь, потому, что специалисты из разных областей мира кинологии еще не договорились между собой, с какими же критериями подходить к оценке этих способностей, и что же нужно понимать под понятием « ум собаки». Обычно думают так: собака легко дрессируется — значит, она умная. Но способность к дрессировке или, более точно, к обучению не имеет никакого отношения к уму собаки: здесь речь идет лишь о легкости выработки и закрепления условных рефлексов. Я думаю, будет правильно под понятием «ум собаки» подразумевать элементарную рассудочную деятельность, описанную членом-корреспондентом АН СССР Л.В.Крушинским, то есть способность в незнакомой обстановке решать ранее не известную сложную задачу. Каким образом в существующей реальности можно выявить такие способности у всех представителей разных пород собак, используемых в разведении? Увы, но приходится констатировать, что в современном мире, когда роль собак в жизни человечества сильно изменилась, альтернативы выставкам нет. Их влияние на развитие любой породы однозначно положительное, поскольку выставки хоть в какой-то мере помогают выявлять и контролировать негативные тенденции в породах. Я с оптимизмом смотрю на идею получения идеального животного — исключительно умного и красивого. В любой сфере человеческой деятельности (к которой относится и кинология) ставятся задачи краткосрочные и перспективные, которые зачастую воспринимаются человечеством как некая утопия. Но ведь главная идея чистопородного разведения и заключается в том, чтобы получить идеальную собаку — лучшего из лучших представителей породы.
Осталось ответить на вопрос: зачем нужны выставки самим собакам и лично каждому владельцу? Имея «выставочную» собаку и желая, чтобы она получила максимальную оценку в ринге, владелец вынужден направить все силы на ее правильное выращивание (отчего собака будет только в выигрыше). Для этого владельцу приходится максимально расширять свой кругозор, пополняя его знаниями из разных областей кинологии (что уже на пользу ему самому). Я, например, всегда легко отличаю на улице «выставочную собаку» от просто «домашнего любимца». Первые, как правило, имеют холёный вид и находятся в прекрасной физической форме и оптимальной кондиции, и объясняется это очень просто — они правильно выращены. Кроме вышеперечисленного, скажу, что многие собаки, побывав на выставке, четко уясняют, какие приготовления ей сопутствуют, и радуются предстоящей поездке на выставку — возможности побывать в центре внимания и провести целый день со своим владельцем. Для самих же владельцев собак выставка — это возможность отключиться от каждодневных забот повседневной «рутины» или другими словами, это — настоящий «выход в свет» со своим питомцем.
«С точки зрения кинологов, выставка — это важнейшее мероприятие, где демонстрируются достижения в племенной работе, оценивается общий уровень поголовья, отмечаются тенденции в развитии породы, а также подбираются пары для разведения, поэтому участие в выставках — это обязанность всех племенных животных» (О.В. Привалов). Я лично считаю, что, приобретя щенка с высокой выставочной и племенной перспективой и не выставляя его на выставках, вычеркнув его тем самым из разведения, владелец собаки совершает преступление перед поколениями специалистов, вложивших свой труд в создание породы. Ведь породистая собака — это своеобразное произведение искусства, результат труда тысяч людей (профессионалов и фанатов породы). Нельзя игнорировать плоды их усилий, итог работы многих поколений разведенцев. В любом, даже самом перспективном помете, от самых достойных родителей только один-два щенка в полной мере наследуют незаурядные качества своих предков, а остальные вырастают просто рядовыми представителями породы. В связи с этим заводчик должен ответственно подходить к выбору покупателей для своих щенков. Ведь на практике бывает, что активность проявляют владельцы не тех щенков, которых хочется увидеть на выставке, в то время как владельцы «выставочных щенков» не желают даже оформлять на них документы. Именно поэтому многие заводчики выдвигают покупателям таких щенков требование — обязательное участие в выставках. Иначе говоря, заводчик никогда не будет призывать владельца щенка принимать участие в выставках, не видя в щенке большой перспективы, поскольку он сам не заинтересован демонстрировать в ринге перед коллегами и экспертом то, что ему, как разведенцу, не делает чести. Собака без документов (оформленной родословной) и без оценки на племсмотре (для кобеля — «отлично», для суки — «хорошо») лишена возможности оставить после себя потомство, имеющее право на родословную.
Участие в сертификатных выставках с присуждением титула CAC или международных с присуждением титула FCI — CACIB дают возможность собаке претендовать на титулы Национального Чемпиона и соответственно Интерчемпиона. Как раз об этих выставках хочется поговорить подробнее, поскольку именно они собирают самое большое количество участников, и именно вокруг них ведется так много «разных» разговоров в среде собаководов. Выставки такого уровня проводятся лишь в нескольких крупных городах Украины и мы, владельцы собак, едем на них с разных концов страны, преодолевая порой немало сложностей как в пути, так и при поселении в гостиницу. Стоит ли говорить, что все это обходится «в копеечку» особенно для владельцев крупных пород собак, которых не перевезешь в сумочке и не устроишь в дороге на коленях. Участие в выставках мы чаще всего вынуждены оплачивать по максимуму, поскольку во время регистрации по льготной цене (в начале записи) имя эксперта еще не известно. А сколько раз оно меняется на протяжении всей записи! При этом вопрос у организаторов выставки о фамилии эксперта или недовольство его заменой воспринимается в штыки. Часто можно услышать: «А какая вам разница, кто судит?» или «Если у вас действительно хорошая собака, то вам нечего беспокоиться». Однако причин для беспокойства, связанных с именем эксперта, может быть предостаточно. Это и сложность в личных взаимоотношениях, и тот факт, что для получения титула Чемпиона Украины необходимо получить четыре САС обязательно под разными экспертами. А главная причина отсутствия желания выставлять свою собаку под судейство какого-либо эксперта — это неудовлетворенность его уровнем профессионализма. Ведь в первую очередь, мы едем на выставку для того, чтобы нашу собаку осмотрел, оценил и описал профессионал, т.е. специалист, чья квалификация не должна вызывать у нас сомнений. За свои деньги мы имеем полное право выбирать, под чье судейство вести свою собаку, как это принято во всем цивилизованном мире. Оплатив участие в выставке, владелец фактически заключает с ее организаторами денежное соглашение, и он вправе требовать возврата денег, если в программе уже оплаченного мероприятия произошли изменения, в том числе и замена эксперта. Но такие прецеденты мне не известны.
Вопрос о том, кто из экспертов лучше: «породники» или «оллраундеры», — тема постоянных дисскусий. На мой взгляд, нужны и те, и другие. Я лично предпочту выставлять свою собаку под «оллраундера», если его имя известно во всем кинологическом мире, чем под «местечкового» «породника». Думаю, что оценить состояние породы в целом, в глобальном смысле, с точки зрения того места, которое порода занимает среди остальных четырехсот, профессионал — «оллраундер» может как никто лучше. Конечно, таких специалистов, которые были бы способны на высоком профессиональном уровне оценивать большую группу пород собак, немного (значительно меньше, чем тех, кто себя таковыми считает). Это признанные авторитеты и их всех можно перечислить поимённо, ведь гениев в любой области человеческой деятельности единицы. Именно поэтому владельцы предпочитают экспонировать своих собак перед «породниками». Профессиональный эксперт — «породник» знает все тонкости «своей» породы, все внутрипородные типы собак и поименно всех современных победителей европейских рингов. Он знает лучших представителей породы на разных этапах ее эволюции. Но, как правило, «породник» — точно такой же владелец собак этой породы! А из этого следует, что он общается со своими коллегами-заводчиками, т.е. имеет с определенной частью владельцев, экспонирующих своих собак, личные контакты, которые могут быть как дружескими, так и деловыми (покупка друг у друга собак, вязка и т.д.) А подобная ситуация ставит участников выставки в неравные условия. Вообще, избежать в кинологическом мире такого явления, как «личные связи» (которые обеспечиваются разными путями), бывает просто невозможно, так же, как и скрыть это, поскольку люди, увлекающиеся одной породой собак, представляют собой одну семью (не всегда дружную), где все всё про всех знают. Никакими законами FCI (хотя все они прописаны) нельзя обеспечить их безусловное выполнение, так как это напрямую связано с так называемым «человеческим фактором»..
Практически каждый активный участник выставок сможет припомнить не один случай, когда грубо нарушались правила FCI и элементарные этические нормы поведения. Бороться с такими явлениями можно по-разному. Кто-то устраивает выяснение отношений прямо в ринге, что никогда не может привести к положительному результату. Надо всегда учитывать, что выставка — это в какой-то мере спортивное состязание, а значит — это накал страстей, адреналин и море эмоций (уж так устроен человек!). И выяснение отношений в такие минуты может закончиться просто откровенным хамством. Один из вариантов цивилизованного решения проблемы — письменная жалоба в КСУ или прямо в FCI. Но личный опыт поиска правды в областном кинологическом клубе утвердил меня в мысли, что прорвать круговую поруку бывает просто невозможно, и уже на вышестоящие организации, такие, как КСУ, у меня не осталось запала. Сейчас, по прошествии нескольких лет, я жалею, что не проявила должной настойчивости и не довела начатое дело до конца, потому что безнаказанность всегда рождает уверенность во вседозволенности. Однако я думаю, что любое желание «переделать мир» в более честный и справедливый надо начинать лично с себя и не совершать поступки, о которых не хочется говорить во всеуслышание. Именно к этому я всех и призываю!
Многих негативных тенденций, наметившихся в отечественном мире кинологии, можно было бы избежать, если бы наши племенные центры, иначе говоря, кинологические клубы, членами которых мы являемся, больше соответствовали своим названиям «добровольных общественных неприбыльных организаций» и меньше напоминали «частные лавочки» — со всеми вытекающими отсюда последствиями. Меня, как и многих владельцев собак, не может не беспокоить ставшее уже довольно привычным явление спонсорства, поскольку всегда понятно лишь, кто спонсирует, но не совсем ясно, что или кого. Может быть, становление и развитие какой-нибудь породы собак в Украине или проведение научных семинаров по вопросам кинологии? Возможно, на эти деньги где-то открыт приют для бездомных собак? Я лично двумя руками голосую за любую благотворительность: в цивилизованном обществе богатые обязаны заботиться об убогих и обездоленных!
Одако есть то, что нельзя приобрести ни за какие деньги. Согласитесь, что нельзя купить уважение коллег, авторитет профессионального и бескомпромиссного эксперта, грамотного и талантливого заводчика; никакие купленные титулы кобеля не заставят владельцев сук выстроить своих собак к нему в очередь на вязку. И людей, которые уже успели заразиться «вирусом» выставок, никакие из перечисленных в этой статье негативных явлений остановить уже не смогут. Ведь неэтичные поступки совершаются в разных сферах человеческой деятельности. Они присутствуют и в оказании населению медицинских услуг, что не мешает нам продолжать лечиться, и в образовательной системе, но ведь из-за этого мы не перестали отдавать своих детей в школу… Главное, что мы имеем возможность говорить об этом открыто тогда, когда негативные тенденции четко наметились, а не превратились в устойчивую практику и незыблемую реальность. Иначе зачем бы тогда такое количество участников приезжало на выставку, преодолевая порой сотни километров пути?
Татьяна Найденова,
г. Днепропетровск

Рекламные ссылки на другие сайты