ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |

Использование собак в военной службе. Доберманы

Использование собак в военной службе. Доберманы
ZOO-бизнес № 3-06

Во время Первой Мировой войны немцы начали использовать в армии собак. Именно этот опыт Германии заставил правительство США создать конкретную организацию, которая занималась бы выращиванием и обучением собак для нужд армии и полиции. Собаки также закупались у населения — у частных заводчиков. По самым приблизительным оценкам, ко времени, когда США оказались вовлеченными во Вторую Мировую войну, в германской армии уже были обучены более двухсот тысяч военно-полицейских собак. Германия также обеспечила более чем двадцатью пятью тысячами обученных собак своего союзника — Японию. Именно эти животные использовались японцами в войне против Китая.
В СССР тоже использовали военных собак. Например, белоснежные самоеды работали в упряжках непосредственно возле линии фронта, а управляли ими солдаты в белых маскхалатах. На одном участке фронта упряжка ездовых собак перевезла с поля боя 1239 раненых бойцов и 327 тонн боеприпасов в течение одного месяца. Эти упряжки использовались для транспортировки оружия, людей и амуниции. Один советский корреспондент писал, что «собаки спасли тысячи и тысячи жизней на российских фронтах».
Американцы неизменно относились с любовью к собакам и всегда хорошо ухаживали за своими животными. Однако в полиции их использовали незначительно. Фактически до Второй Мировой войны не было опыта регулярного использования в полиции и армии собак ни одной из известных пород. В Европе собак, использовавшихся для пастушьей работы, уже успешно обучали для службы в полиции и армии, а в США для пастушьих пород реальной работы было очень мало — поголовье скота было немногочисленно, и управлялись с ним, в основном «люди в седлах» — ковбои.
Не только в плане использования военных собак, но во многих отношениях США оказались неподготовленными ко Второй Мировой войне, разразившейся в воскресенье 7 декабря 1941 года. И самое удивительное в том, что нация, оказавшаяся совершенно не готовой к войне, за четыре года одержала победу над врагом.
Корпус морской пехоты США
Корпус морской пехоты США изначально задумывался в качестве «бойцов нашего флота». Оставаясь формально в ведении Военно-Морского департамента, на сегодняшний день морские пехотинцы — бойцы главным образом воздушные и наземные. В задачу флота входит обеспечение морских пехотинцев всем необходимым и поддержка во время береговых операций. Таким образом, большинство боевых операций, осуществленных Соединенными Штатами в период между двумя мировыми войнами, включали в себя высадку войск на вражеское побережье. Так морские пехотинцы США приобрели огромный опыт борьбы на чужой территории по всему миру.
Не позднее 1935 года морские пехотинцы США заинтересовались военными собаками. Они столкнулись с вражескими караульными собаками на Гаити, а также в период так называемых «Банановых войн» в Центральной Америке. Террористы использовали собак, привязывая по периметру лагеря, расположенного в глубине джунглей. Снова и снова морские пехотинцы, врываясь в лагеря, находили там только палатки, одежду, даже горячую пищу в котелках, словом — все, кроме солдат и оружия! Они хорошо усвоили эти уроки, наглядно показавшие преимущества собак как охранников и разведчиков. Так появились собаки-разведчики, которые пробирались впереди патруля и предупреждали о засаде. Их проводники, — теперь уже ветераны, — убедили начальство в незаменимости четвероногих помощников.
Хотя до событий в Перл Харбор (Pearl Harbor) граждане США были настроены против вступления своей страны в войну, которая бушевала далеко в Европе и Азии, руководство Корпуса морской пехоты догадывалось, что им придется сражаться с японцами в Тихом океане. Так как японцы были великолепно подготовлены для ведения войны на островах и атоллах в Центральном, Южном и Западно-Тихоокеанском регионах, морские пехотинцы знали, что им придется воевать в условиях тропического климата и растительности, образующей полог, как в джунглях. В таких условиях собаки станут идеальными охранниками и связными. И неудивительно, что Корпус морской пехоты имел самое большое в американской военной истории подразделение, использовавшее собак для ведения военных действий.
Американский Клуб любителей доберманов
Доберман-пинчер был первой породой, зарегистрированной в Американском клубе собаководства еще в 1908 году. До 1922 года не было случая, чтобы регистрировалось более 100 собак ежегодно. Но с 1934 года ситуация изменилась: клуб стал регистрировать более 1000 щенков ежегодно, а в 1941 году было зарегистрировано уже 1637 доберманов. Порода занимала пятнадцатое место в списке популярности среди чистопородных собак. Хотя их и было сравнительно немного, это все же была единственная порода «военно-полицейского» назначения. И руководство Корпуса морской пехоты США приняло решение, что доберман-пинчер станет их «официальной» боевой собакой.
Именно в Американский Клуб любителей доберманов обратилось руководство недавно сформированного подразделения Корпуса морской пехоты США — Отделения подготовки военных собак, находящееся в Северной Каролине, Кэмп Ле Юн, Нью Ривер (Camp LeJeune, New River). Сидни Э. Мосс, Президент Американского Клуба любителей доберманов, взял на себя обязанность посодействовать военным в приобретении четвероногих «новобранцев». Еще один активист клуба, Ричард К. Вебстер из Балтимора, возглавил Комитет по укомплектованию. Он разделил страну на шестнадцать регионов, чтобы облегчить отбор наиболее достойных животных. Рядовые члены клуба без лишних слов тратили свое время и деньги, тестируя животных и отбирая наиболее подходящих для нужд армии. Набор собак производился среди владельцев доберманов по всей стране, и те без колебаний отдавали четвероногих «добровольцев» на службу в армии. Владельцев доберманов заверили, что их любимцы вернутся домой, «отслужив» свой срок или же досрочно, при наличии на то соответствующих причин. Владельцы подписывали соглашение, где указывалось, что «собаки несут службу без какой-либо компенсации их владельцам» и возвращаются владельцам, когда «армия более не будет в них нуждаться». Многие из военнослужащих так привязались за годы службы к четвероногим партнерам, что, увольняясь из армии, забирали их с собой, разумеется, с согласия прежних владельцев. Другие животные благополучно возвратились в свои семьи.
Собаки Корпуса морской пехоты США получили прозвище «Дьявольские Псы». 90 % из них составляли доберманы, а большинство было набрано при содействии Американского Клуба любителей доберманов или же непосредственно у владельцев. Было также несколько немецких овчарок, служивших ранее в сухопутных войсках.
Четвероногие новобранцы
В то время президентом Американского Клуба любителей доберманов был Сесил МакКой, директор по связям с общественностью Нью-Йоркской фондовой биржи. Он возглавлял кампанию по набору собак в штате Нью-Йорк. Именно он отправил воевать одно из первых подразделений, укомплектованных доберманами. 26 января 1943 года первые шесть собак торжественно «вступили в должность» в Корпусе морской пехоты США. Церемония происходила в знаменитом Сабтрежери Билдинг (Subtreasury Building) в Нью-Йорке. Один из этих шестерых стал первым «Дьявольским Псом», погибшим в боевых действиях.
Поступая в Кэмп Ле Юн, четвероногие новобранцы сразу же регистрировались в сорокастраничной книге, в которой фиксировалось «прохождение службы». Только в Корпусе морской пехоты США велись столь уникальные и подробные записи. Все доберманы получали личный номер — татуировку на внутренней стороне правого уха. В книгу записывались номер, кличка, порода и дата рождения собаки, а также дата начала службы. Дальнейшие записи отражали характер дрессировки и даты сдачи экзаменов по каждому виду дрессировки: послушание, разведслужба, служба связи, спецоперации. Доберманы проходили также психологические тесты на обучаемость, лабильность психики, на пугливость и агрессивность. Учитывая, что сами тестирующие были новичками в этом деле, можно сделать вывод, что эти испытания не были как слишком суровыми, так и строго научными. Доберманы должны были весить не менее 22 кг при высоте в холке не менее 51 см. Собаки, не выдерживавшие экзаменов по той или иной причине, отправлялись домой. Службу свою четвероногие «добровольцы», также как и двуногие, начинали рядовыми. Через три месяца подготовки им присваивали звание ефрейтора, через год — капрала. Через два года они могли дослужиться до сержанта, затем до старшего сержанта и старшины, а после пяти лет службы — до прапорщика (приблизительное соответствие званиям в армии Украины — примечание переводчика). Были курьезные случаи, когда доберманы «обгоняли» по званию своих проводников.
Сами проводники также были либо новобранцами, либо переведенными из других отделений. Предыдущий опыт работы с собаками в счет не шел. Все собаки, прошедшие тесты на «специальность» разведчика, прикреплялись к одному проводнику. Собаки-связисты должны были привыкать к двоим вожатым. В течение полутора месяцев все собаки проходили интенсивный курс послушания. Их учили мгновенно ложиться, вставать, подходить или замирать на месте, повинуясь как голосу, так и жесту руки. В течение этого времени ни одному служащему не разрешалось общаться или играть с чужой собакой. После этого курса, когда между собакой и проводником устанавливался хороший контакт, собаку обучали взаимодействию и с другими военнослужащими. Это делалось на случай чрезвычайных обстоятельств, когда собака обязана будет выполнить команду немедленно, независимо от того, отдаст ли ее проводник или кто-либо из его товарищей.
Пройдя основной курс, собаки были разделены на группы для прохождения спецкурса. Собаки службы связи должны были доставлять донесения, амуницию или медикаменты от одного проводника к другому. Их приучали к автоматным очередям, огню пулеметов, взрывам мощных доз тротила — словом, делалось все, чтобы приблизить условия обучения к условиям реальных боевых действий.
Собаки-разведчики обучались предупреждать свою группу солдат о приближении или близком нахождении любого другого человека. Обычно собаки реагируют на приближение незнакомца лаем. Примерно за год до описываемых событий в печати появилась якобы «научная» статья, в которой говорилось, что лай — это «внутренняя потребность» собаки, и ни один человек ничего с этим поделать не сможет. Многие газеты тогда перепечатали эту чушь. «Дьявольские Псы» были натренированы молчать. Сторожевые собаки обязаны были предупреждать о появлении врага, а не выдавать ему свое местоположение. О появлении незнакомцев они предупреждали любым другим способом, кроме лая. Это входило в программу обучения.
Доберманов обучали обнаруживать присутствие врага и при необходимости нападать на него, однако на этом последнем не делалось акцента. Ведь работа собак по обнаружению врага была столь ценной для проводников, что никто не хотел рисковать своим верным помощником, позволяя ему ввязываться в схватку с вооруженным человеком. Морские пехотинцы утверждали, что у них достаточно оружия, чтобы справиться с японцами, и незачем применять для этого собак. А собак-связистов вообще обучали избегать любого человека, кроме своих двоих проводников.
В бою
В течение 1942 года японские вооруженные силы завоевали Гонконг, Сингапур, Таиланд и Бурму в Западно-Тихоокеанском регионе; Филиппины, Марианны и Соломоновы острова в Центрально-Тихоокеанском регионе. Японцы не проиграли ни одного боя вплоть до битвы при Мидвэй (Midway). В ней они потеряли четыре авианосца и сотни лучших пилотов.
Японцы понимали, что последней из стран, способной остановить их экспансию в тихоокеанском регионе, остается Австралия, и потому двинули свои войска на юг, захватывая группы островов и Новую Гвинею. В конце 1942 года американские войска в ходе долгой и кровавой битвы победили японцев у Гвадалкенала (Guadalcanal) на Соломоновых островах — самой северной точки Австралии.
Бугенвилль (Bougainville) — один их крупных ост-ровов в группе Соломоновых островов. Морская пехота высадилась на нем в 1943 году. Американцы бомбили и обстреливали место десанта, а затем послали кинологический взвод вдоль побережья под интенсивным минометным и автоматным огнем, буквально через час после начала операции. Если раньше морские пехотинцы неоднозначно оценивали участие «Дьявольских Псов» в военных действиях, то после этой операции их отношение к четвероногим помощникам сменилось на восхищение. Высадка на острова и последующая стоянка на побережье были сопряжены с огромным риском. Обычной тактикой японцев было пробраться ночью на побережье, занять удобную позицию, обстрелять спящих людей и исчезнуть под покровом ночи. До появления собак морские пехотинцы не знали покоя по ночам. Однажды батальон, высадившийся на берегу, отстреливался всю ночь, убив лишь водяного слона и ранив одного из своих солдат, а на следующий день было решено вызвать кинологический взвод. Впервые усталым воинам удалось хоть немного поспать. Острейший нюх и слух добермана улавливал присутствие человека на сотни метров вокруг. В одно мгновение «Дьявольские Псы» определяли наличие вражеских отрядов на полмили вокруг. Доберманы всегда помогали обнаружить засаду, поэтому морские пехотинцы были спокойны, если рядом находился четвероногий сторож.
В течение Второй Мировой войны в Кемп Ле Юн, Северная Каролина, были подготовлены семь кинологических взводов. Все они служили в Тихом океане во время войны с Японией. Первый кинологический взвод служил во Втором десантном батальоне на Бугенвилле. Из этой и других воинских частей была сформирована Первая бригада морской пехоты, захватившая Гуам (Guam) вместе с Третьей дивизией морской пехоты и 77-м армейским дивизионом. Еще несколько кинологических взводов было послано в Шестой дивизион морской пехоты, высадившийся на Окинаве. Второй и Третий кинологические взводы участвовали в боевых действиях на Гвадалкенале, Кваялине (Kwajalein), Эневитаке (Enewetak) и Гуаме.
В боях собаки сопровождали пехоту в наступлениях, обыскивали вражеские пещеры, землянки и укрытия, ходили в разведку по укрепленным вражеским позициям. Вместе с военной полицией они служили связными. Как правило, именно собакам и их проводникам доверяли первыми пойти в патруль, когда заканчивались бои. Это более чем 350 патрулей, и на их счету было больше трехсот уничтоженных японцев. Только один из проводников был убит во время патрулирования. Были жертвы и среди четвероногих «солдат»: четырнадцать собак погибло в ходе военной кампании в Гуаме, еще десять умерло там же в результате несчастных случаев, переутомления, от тропических болезней, сердечных приступов или же анемии, вызванной паразитами. Эти двадцать четыре добермана были похоронены на Кладбище военных собак в Гуаме.
Удивительные доберманы
В сороковых годах ХХ века, когда доберман-пинчеры — «Дьявольские Псы» — начали служить в армии, для простых граждан США эта порода была в новинку. Доктор Уильям В. Пэтни, капитан Корпуса морской пехоты, служивший там ветеринаром, до этого ни разу не видел доберманов со времен окончания колледжа. То же самое относилось к большинству его коллег. Где бы ни появились «Дьявольские Псы» морской пехоты США, они сразу же приковывали к себе восхищенное внимание людей. Простые граждане много слышали об этой породе — мощной, сильной, с гладкой, блестящей шерстью, но никогда не видели этих собак «вживую». В Гуаме, где местное население особенно страдало от японской оккупации, еще много лет после освобождения можно было услышать от старожилов: «Да, эти доберманы…» или «Вот это доберманы!» Люди отдавали дань памяти «Дьявольским Псам», сыгравшим необычайно важную роль в освобождении их родных островов.
Конец службы
Школа военного собаководства начала сворачивать свою деятельность уже в августе 1945 года — к тому времени стали расформировывать подготовленные кинологические взводы. Большинство собак вернулось домой к прежним владельцам, другие уехали на родину со своими проводниками. Несколько четвероногих ветеранов были усыплены, так как никто не соглашался их взять. Так или иначе, но вскоре «Дьявольские Псы» стали историей, причем для большинства — давно позабытой.
Несколько лет спустя отставной капитан, доктор ветеринарной медицины Уильям В. Пэтни начал кампанию за перезахоронение доберманов, погибших в Гуаме, на Национальном военном кладбище Гуама. Его усилия были поддержаны Американским клубом любителей доберманов и многочисленными почитателями этой породы. Как только эта история получила огласку в прессе, было решено перезахоронить павших воинов на родине. Сейчас это кладбище находится на Военно-морской базе США в Орот-Пойнте (Orote Point). Там же установлен единственный в своем роде памятник военным собакам — статуя доберман-пинчера. Двадцать пять доберманов, погибших в Гуаме, похоронены здесь, а всего в армии США доблестно служило более восьмисот четвероногих воинов.
Перевод Ольги Павленко
Использованные источники
Основной источник — «Доберманы времен войны»,
составленный Анной Ланье со слов капитана Уильяма В. Пэтни для ежеквартального издания «Доберман», осень 1994 г., часть II, стр. 513-528.


Рекламные ссылки на другие сайты