ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 |

Почти знакомый кот

«ZOO-FITO» № 3 `1999

Кошачьи — известнейшее из семи семейств отряда хищных класса млекопитающих представлено в Украине двумя дикими видами — рысью и диким котом.
Кот дикий или лесной (Felis silvestris) внешне очень похож на кота домашнего самой обычной полосато- или пятнисто-серой окраски, но гораздо крупнее. Взрослый самец достигает 91 см длины (при 43 см высоты в плечах), самка — 40–77 см. Его пышный и толстый, с тупым концом хвост короче, чем у домашнего кота (по отношению к длине тела), уши средние, округло-треугольные, без кисточек, широко расставленные.
Вес, зависящий от возраста, сезона и обилия пищи, колеблется у самцов от 3,3 до 7,7 кг (обычно 5-7 кг), а у самок — от 2,6 до 5,8 кг. Сведения о весе самцов до 11,5, а самок — до 10 кг вызывают серьезные сомнения. Упоминания же о котах весом 15 и даже 18 кг считаются следствиями охотничьих преувеличений.
Шерсть средней длины, относительно равномерная — лишь на хвосте волосы значительно длиннее. Зимняя шерсть пышная и густая. Общий тон окраса серый. Характерная особенность расцветки — узкая черная полоса, идущая от лопаток по хребту вдоль всей спины, иногда переходящая и на хвост. На лбу и темени ярко выражены 4 черных продольных полосы. Бока и внешняя сторона лап имеют темные полосы или неоднородно выраженные пятна. Живот и внутренние поверхности лап более светлые, с оттенком охры, проявляющимся и на лицевой части головы. На горле иногда встречается белое пятно, реже бывают белые пятна между передними лапами и в паху. Хвост: конец (несколько сантиметров) однородно черный, далее — 5-7 поперечных кольцевых полос, более черных и широких к концу, менее — у корня.
Дикие коты линяют дважды в году: весенняя линька заканчивается в мае, осенняя — в середине ноября. Летом мех светлее, с меньшей примесью охры и менее выраженным узором. У молодых котят, еще не покидающих дом, черные бархатистые пятна ярче и по площади больше основного фона. Возможно, рисунок и окрас бледнеют с возрастом. Половых же различий в окрасе практически нет.
В отличие от рыси, вида, преимущественно, таежного, лесной кот — типичный обитатель широколиственных и смешанных лесов, чем и определяется его ареал (область распространения). Изначально он охватывал большую часть Западной и Центральной Европы: на севере — до Англии и Балтийского моря, на юге включал Испанию, Италию, Балканский полуостров, Малую Азию, Кавказ; северо-восточная его граница проходила по западным регионам Советского Союза.
По ряду причин, главная из которых — сокращение лесов, в наши дни во многих странах Европы лесной кот исчез. Как исчезнувший вид он включен в Красную книгу Беларуси, проблематично его сохранение в Литве. В Молдавии (по оценкам середины 80-х) оставалось 60–70 особей. На Украине еще недавно он был распространен весьма широко: по всему Полесью, особенно на западе, в Карпатах — до высот 1200–1400 м — и Закарпатье, а также на юго-западе по низовьям рек. Сейчас он сохранился лишь в Карпатах (численностью в 300–400 особей) и, возможно, в устье Дуная.
Как уже сказано, наиболее типичное место обитания этого вида — леса с участием лиственных пород (в Карпатах это, прежде всего, бук). В горах он предпочитает скалистые и каменистые участки, где в расселинах или россыпях устраивает жильё; селится также в дуплах деревьев (обычно не очень высоко), в пустотах упавших стволов; может занимать покинутые норы лис и барсуков.
Тем не менее кот обитает и в более южных районах, где нет лесов, населяя, в основном, плавни — заросли тростника и талька вдоль рек и даже моря (например, в Дагестане). Здесь для него особую важность приобретают хотя бы отдельные деревья, в дуплах которых он и устраивает жильё. Дикий кот способен жить даже на плавучих островках: в центре обычно располагается логово, рядом с ним — площадка, где поедается добыча и играют котята, а несколько поодаль — туалет.
Среди камней и в норах коты выстилают жилища сухой травой, листьями, перьями, в дуплах же довольствуются естественной подстилкой из трухи. Летом они часто меняют места отдыха, стремясь избавиться от блох, особенно многочисленных в это время; зимой же, когда высокий снег затрудняет передвижение, могут подолгу держаться в одном логове. Не раз замечали следы их жилья вблизи человеческих домов и даже в самих постройках — на чердаках сараев и дач.
Кот ведет преимущественно ночной образ жизни, хотя есть сведения и о дневной охоте — в основном, в пасмурную погоду и особенно летом. Обычно же охота начинается за час-два до захода солнца, в середине ночи следует отдых, а на рассвете кот снова выходит за добычей.
Самки становятся половозрелыми на втором году жизни, самцы — на третьем. На Украине период гона приходится на февраль-март, а в более теплых регионах может начинаться в январе и даже декабре. В эту пору слышны их крики, похожие на крики домашних кошек; между самцами происходят отчаянные драки. Беременность длится 63–68 дней. Котята рождаются в конце апреля или мае — слепыми и беспомощными, но полностью покрытыми шерстью, как и котята домашней кошки. Число новорожденных — 1–7 (обычно 3–4), вес — 38–45 г. Матери вскармливают их молоком до 3–4 месяцев.
Пока котята малы, мать усиленно заботится о них, защищает от мелких хищников, при опасности переносит в другое логово. Самцы же о потомстве не заботятся. Сведения о выводках с двумя взрослыми признаны ошибочными. Беременные и лактирующие самки с котятами, замеченные во второй половине лета и осенью, наводят на мысль о двух пометах в год, хотя возможно, что второй появляется лишь в случае гибели первого.
Котята чуть старше одного месяца уже выходят из логова, играют, взбираются на деревья; в полтора — начинают есть мясо, с двух — ходят с матерью на охоту, оставаясь при ней около пяти месяцев, после чего начинают самостоятельную жизнь. Охотящиеся в одиночку молодые коты в августе — обычное явление, однако замечали их и в середине июня (Кавказский заповедник). Описано, как в Карпатах с выпадением снега самка уводит потомство в более низменные участки, где они и остаются — один за другим, сама же она возвращается на свой участок.
Лесной кот — типичный хищник с широким и разнообразным спектром добычи. Обычная его пища — мелкие грызуны: мыши, полевки, сони. На втором месте идут птицы, особенно куриные — в Дагестане, например, от дикого кота изрядно страдают выводки куропаток и фазанов. Мелкие птицы играют в питании меньшую роль. В прошлом веке кот охотился на дроф, а однажды в логове были найдены даже перья орлана белохвоста.
В местах обитаниях, близких к воде, основной его корм — серые крысы, водяные полевки, ондатры, иногда нутрии и гнездящиеся здесь птицы — лысухи, погоныши, серые утки. Кот ловит рыбу, в частности, форель в мелких ручьях в период нереста; ест речных раков, моллюсков, насекомых; изредка — растения, главным образом, листья осок и злаков. Охотится он на зайцев и кроликов, насекомоядных (кротов, землероек), рептилий (ящериц, а возможно — и змей), способен добывать мелких хищников (ласок, горностаев, хорьков, куниц). Неоднократно отмечались его нападения на молодых косуль и серн, возможно, некоторые коты даже специализируются на них.
В зависимости от объектов охоты приемы ее различны, но есть и общие моменты. К добыче кот обычно подкрадывается, а приблизившись — ловит, делая несколько прыжков, при неудаче — не преследует. Однако при охоте на деревьях он может преследовать жертву, взбираясь на самые вершины и даже перепрыгивая с дерева на дерево. Иногда кот караулит добычу у выхода из ее норы или другого убежища. В поисках пищи главную роль играют зрение и слух, обоняние развито слабее. Мелких животных кот хватает когтями и убивает, прокусывая шею или затылок; крупным прыгает на спину, стараясь перегрызть сонную артерию. Если охота удачна, дикий кот может съесть более 2 десятков мышей общим весом около полукилограмма, в крупной же добыче его обычно интересуют лишь внутренности — сердце, легкие, печень. В неволе взрослое животное обычно съедает в сутки до килограмма мяса.
Враги и конкуренты лесного кота — камышовый кот, рысь, шакал, лиса, куница. В частности, в Карпатах отмечался уход кота с тех участков, куда вселялась рысь. Наиболее серьезную опасность, несмотря на его превосходство в размерах, представляют для кота куницы — сами бывая добычей дикого кота, они являются причиной гибели многих молодых кошек, в частности, в Центральной Европе. Что до камышового кота, то его ареал лишь местами пересекается с ареалом лесного — в частности, на Кавказе, да и там эти виды разобщены биотопически: камышовый населяет низменные участки, а лесной селится выше — по склонам гор. Относительно лисы данных нет, шакал же сам избегает дикого кота, покидая падаль при его появлении и вновь приступая к еде лишь после ухода кота.
Все вышеизложенное касается, собственно, не всего вида, а лишь одного из его подвидов — европейского лесного кота. Еще одним подвидом дикого кота признан теперь степной дикий кот, он же буланый, пятнистый, длиннохвостый, нубийский (Felis Silvestris libuca), считавшийся до недавнего времени самостоятельным видом.
Его ареал шире и охватывает почти всю Африку (кроме зоны тропических лесов), а также пустынные и степные районы юго-западной и центральной Азии, на севере доходя до Казахстана, низовьев Урала и Волги. На Украине степного кота нет, однако он заслуживает отдельного упоминания, поскольку именно он считается предком домашней кошки.
По сравнению с лесным степной кот выглядит несколько мельче, что обусловлено не только размером, но также меньшей длиной и пышностью меха. Хвост немного длиннее, но тоньше, с округлым, а не тупым кончиком. Окраска меха в целом светлее с более или менее выраженным желтоватым (палевым) оттенком, рисунок образован не полосами, а округлыми сплошными буроватыми пятнами, расположенными равномерно, без скоплений или розеток. Зеркало носа черное или темное, в отличие от розового или красноватого у лесного кота.
Происхождение домашней кошки от степной (ливийской) ныне признается всеми, хотя некоторые аспекты остаются спорными. Появление домашней кошки как особой формы относят обычно к IV–III тыс. до н.э., хотя другие мнения относят это событие ко II тыс. до н.э., считая более ранние находки в египетских гробницах изображениями еще дикого животного.
С другой стороны, есть предположение, что изображения и статуэтки кошек из долины Иордана и Передней Азии, датируемые VI тыс. до н.э. относятся к домашним животным, хотя доказательств тому недостаточно, в отличие от сомнений — к примеру, в Передней Азии обитает европейский лесной кот, гораздо менее степного поддающийся приручению и одомашниванию. Однако нельзя исключать существование и иных центров появления домашних кошек, кроме Египта — и даже более ранних.
Изучение богатого наследия египетских гробниц однозначно доказало одомашнивание здесь именно ливийской кошки, хотя уже в то время существовала особая домашняя форма, несколько крупнее исходной дикой.
Нередко указывается, что предком длинношерстных пород домашней кошки (ангорской, персидской) является совсем другой вид — манул. Это мнение высказал около двух веков тому назад Паллас — но лишь как предположение, требующее специального анатомического исследования. Впоследствии же это было воспринято как утверждение, иногда повторяемое и теперь, несмотря на уже имеющиеся свидетельства того, что два эти вида анатомически столь далеки, что безосновательно допускать даже частичное участие манула в родословной домашней кошки. Отрицать возможность спаривания домашней кошки с манулом нельзя, но нет и доказательств обратного — во всяком случае, гибриды не известны.
Другой претендент в предки персидской кошки — барханный кот (Felis margarita) — ближайший родственник манула, у которого, как и у персов, длинная шерсть на лапах совершенно скрывает подушечки, так что они не отпечатываются на следах. Но это приспособление к обитанию в песчаной пустыне, имеющееся также у близкого к барханному южноафриканского черноногого кота, не расценивается учеными как доказательство участия в родословной. Происхождение длинношерстных пород пытались объяснить также гибридизацией домашней кошки с кавказским подвидом дикого кота, но доказательств этому приведено не было, так же, как и версии происхождения абиссинской окраски — гибридизацией с хаусом (камышовым котом), гибриды с которым получены в неволе, однако в природе неизвестны.
С камышовым котом связана еще одна интересная проблема: есть мнение, основанное на соответствующих изображениях, что в Древнем Египте кошки использовались как охотничьи животные, для чего специально получали гибриды домашнего и камышового кота. Сейчас такая гибридизация отрицается, для охоты же, как предполагается, использовались либо специально прирученные и дрессированные камышовые, либо просто домашние коты. Как бы то ни было, но даже использование камышовых котов не может служить доказательством их участия в происхождении домашней кошки.
Сходство же некоторых пород с определенными видами диких котов вполне объяснимо так называемым законом гомологической изменчивости. Суть его в том, что близкие виды могут давать одинаковые изменения и вариации, в частности, по длине шерсти, окрасу и пр., поскольку сходный генетический материал и меняется сходным образом.
Если пойманный лесной кот злобен и агрессивен, и даже котенком поддается приручению с большим трудом, то представители степного подвида не столь «принципиальны». Иногда они ведут себя так же дико, как и лесные, однако есть примеры и сравнительно легкого приручения — по крайней мере, котенком.
В соответствии с постулатами биологии, организмы одного вида могут свободно спариваться, давая при этом полноценное жизнеспособное потомство. Спаривание же между представителями разных видов, хоть и встречается в природе, а тем более — в искусственных условиях, однако потомство таких пар обычно ослаблено в той или иной степени и, как правило, само бесплодно (хотя бывают и исключения).
Именно происхождение домашней кошки (чей статус как самостоятельного вида весьма условен) от дикой формы того же вида, что и лесной кот, обуславливает легкость их спаривания, плодовитость потомства и, таким образом, возможность их природного смешения. Этому благоприятствует, с другой стороны, и способность домашней кошки к «одичанию», ведению независимого от человека образа жизни. Третьим способствующим фактором многие считают повсеместное снижение численности и плотности популяций дикого кота, создающее проблему поиска половых партнеров.
В связи этим некоторые исследователи даже пришли к выводу, что в Западной Европе, где домашние коты многочисленны, а дикие, напротив, крайне редки, едва ли не все последние несут в себе примесь крови первых. Степень этой примеси неодинакова в разных популяциях, но в некоторых может быть даже преобладающей.
Эту точку зрения разделяют далеко не все даже в отношении Европы — для украинских же Карпат и Кавказа гибридизация с домашней кошкой оценивается как маловероятная, хотя и не исключается полностью. Дело в том, что плотность населения здесь значительно меньше, чем в Западной Европе — соответственно, меньше и домашних кошек.
Впрочем, распространенный на Кавказе и давно известный там своеобразный черный кот, описанный в начале века как самостоятельный вид (Felis daemon), оказался при дополнительном изучении типичным домашним котом черного окраса. Еще более показательны данные по Молдавии, где в плавнях Прута наряду с диким котом обитает и одичавший домашний, ведя сходный с ним образ жизни. Следовательно, даже несвойственная домашней кошке близость к воде не препятствуют ее контактам с диким котом. О массовости одичавших котов, в частности, на Украине свидетельствуют широко проводившиеся якобы в интересах охотничьего хозяйства мероприятия по их отстрелу, признающиеся теперь одним из главных факторов сокращения численности диких котов, часто гибнущих при таких облавах так же, как и в капканах.
Ввиду агрессивных отношений между котами в период гона, высказывается сомнение в возможности успешной конкуренции домашних самцов, более мелких и слабых, с дикими. Из этого делается вывод, что гибридизация может влиять только на тип домашних кошек. Однако одичанию подвержены не только самцы, но, видимо, в равной степени и самки, а выведенное ими в свободных условиях потомство от диких самцов будет все же обитать вместе с дикой популяцией, так или иначе смешиваясь с ней.
Таким образом, если сама возможность гибридизации между домашней кошкой и дикой вполне естественна, мнения о действительных ее природных масштабах серьезно расходятся.
Что касается практического значения лесного кота для человека, то на Украине, да, видимо, и в Европе вообще, ввиду угрожающе низкой его численности, этот вопрос, как это ни печально, имеет чисто исторический интерес.
А. Н. Пиндрус

Рекламные ссылки на другие сайты