ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 |

«НО КАК НА СВЕТЕ БЕЗ ЛЮБВИ ПРОЖИТЬ?»

ZOO-FITO № 12/2000

Ищу к тебе пути.
И в темноте
Найдем друг друга,
Если любим.
Г. Петников

«И В ДАЛЬНИЙ ПУТЬ НА ДОЛГИЕ ГОДА…»?
После такого длительного и трудного ритуала ухаживания гусю вряд ли захочется иметь еще жен, кроме уже имеющейся. Видимо, поэтому гусиные браки заключаются на всю жизнь. Даже если гусыня погибнет, гусь долго или навсегда останется вдовцом. Аналогичная ситуация наблюдается и у лебедей. Оставшийся в живых лебедь больше никогда не связывает себя узами брака, часто предпочитая даже смерть жизни без любимого или любимой. Годами, а то и десятилетиями хранят верность друг другу альбатросы, ястребы-тетеревятники. Но не все птицы спешат начать супружескую жизнь, не все быстро делают свой выбор. Например, самцы серебристых чаек долго держатся общей компанией, образуя своего рода «клуб холостяков». У этих птиц обычно, вопреки природе и общепринятым правилам, самка ухаживает за самцом, пленяя его «походкой», прохаживаясь перед ним с откинутой назад головой и вытянутым вверх клювом мелкими шажками. Самец же с гордой осанкой ходит вокруг нее, задирая по пути других самцов в «клубе», которые подошли слишком близко. И вдруг он, очарованный, с победным криком улетает, самка спешит за ним. В птичьем мире еще встречается довольно редкий пример матриархата – это птица тинаму. Самки у тинаму крупнее ярче и даже «мужественнее» самцов. Да и не удивительно, ведь и повадки у них мужские. Самки-тинаму выбирают себе супруга и взяли за правило токовать. Распушить веером хвосты, полураскинув крылья, ухаживают за самцом, очаровывая его чудным песнопением. Некоторые из них, взяв на себя мужскую роль, и гнездовую территорию охраняют. И все, как одна, отказываются высиживать и воспитывать детей! Отложив яйца, самки уходят, поручив их петухам, а сами, занимаются поисками нового супруга! Что за легкомыслие! Неужто это мудрая природа так устроила? Впрочем, никто не гарантирован от ошибок.
Зато как приятно вспомнить о таких птичках, как африканские попугаи-неразлучники, которые очень привязаны друг к другу. «Один погибнет – второй умрет от тоски» — такое мнение о супружеской верности этих попугаев и определило их название. А вот супружеские отношения в семье дятлов совершенно не похожи на любовь и взаимопонимание. Создается впечатление, что супруги-дятлы едва терпят друг друга: один прилетит – другой скорее улетает. Выкормят птенцов и быстро расстаются. Каждый живет на своей территории, с которой изгоняются и подросшие дети.
Длительная моногамная связь, продолжающаяся в течение многих лет и даже всей жизни, характерна для бобров. Каждая семья бобров владеет собственной хаткой. Ежегодно у них рождается по 3-4 бобренка. Со временем семья разрастается и превращается в бобровую колонию. В ней есть доминирующий самец, который проявляет агрессивность по отношению, как с самцам других колоний, так и к молодым самцам собственной колонии, достигшим половой зрелости. Время от времени подросшие самцы (в возрасте 2 лет) изгоняются из колонии и отправляются на поиски пары и новых мест для образования собственной колонии.
К моногамным животным, способным сохранять верность долгое время, можно также отнести волков. Их самцы бывают хорошими отцами: принимают самое деятельное участие в воспитании молодняка и его охране. Лисы также склонны сохранять верность одному партнеру. Тем, кто занимается разведением лисиц, хорошо известно, как трудно порой заставить соединиться самца более, чем с одной самкой. Удивительную верность супругам хранят также некоторые обезьяны (например, белорукий гиббон), гиены. А вот у млекопитающих длительная моногамная связь – явление крайне редкое. Животные многих видов, особенно грызуны, летучие мыши, не оказывают предпочтения какому-либо конкретному партнеру. После спаривания оба животных расходятся в разные стороны и могут никогда не встретиться.

«ЕСЛИ Б Я БЫЛ СУЛТАН…»
Тюлени, морские котики, олени, хоть и не так неразборчивы в брачной жизни, все же далеко не однолюбы. Многие из них полигамны: в брачный период самцы собирают вокруг себя целые гаремы. Примером может служить аляскинский морской котик. Каждую весну на Аляске, в начале мая, за несколько недель до появления самок, которые зимуют с молодняком у берегов Калифорнии, самцы обираются у островов Прибылова. Вскарабкавшись на берег, каждый взрослый самец «закрепляет» за собой участок пляжа, охраняя его от посягательств соперников. Молодые самцы, еще недостаточно возмужавшие, чтобы бороться за самок, игнорируют деятельность старших и «удаляются» на другие пляжи. В июне – на исходе беременности – приплывают самки. Каждый самец пытается привлечь на свою территорию как можно больше самок. Все время раздается рев и происходят стычки между самцами-соседями, старающимися отбить друг у друга жен. Вскоре беременная самка рожает детеныша; почти сразу же после этого у нее начинается течка и она спаривается с владельцем гарема. Тот все лето продолжает охранять все стадо самок и детенышей и в течение нескольких месяцев ничего не ест и не оставляет своей территории. Осенью животные расстаются до следующей весны, когда каждый самец точно таким же способом будет добывать себе группу самок, но в новом гареме может и не оказаться ни одной из прошлогодних подруг.
Примеры полигамии преимущественно встречаются среди птиц. Полигамны вальдшнепы. Союз самки и самца у них мимолетен. Сразу же после свидания самцы улетают. Замашки гаремного владыки свойственны страусу, у которого часто бывает по три подруги: старая – главная и две побочные – молодые. Не признает также единобрачия птица-ткач. Самцы-ткачики плетут гнезда сразу для нескольких самок и впоследствии покидают своих временных подруг, предоставив им самим высиживать и выкармливать в уютном доме потомство. Полигамны и все виды насекомых. Но их брачные ритуалы и обычаи достойны того, чтобы поговорить о них особо.

«КОВАРСТВО И ЛЮБОВЬ»
Трудна, длинна дорога в дом,
В котором мы любовь найдем.
Пожертвуй жизнью, – в этот дом
Нельзя прийти иным путем.
Кабир

Ухаживание и спаривание насекомых является нелегким делом и иногда даже представляет большую опасность для самца, особенно если его самка питается насекомыми. Самцу приходится совершать сложные ритуалы ухаживаний, чтобы соединиться со своей избранницей. Например, тонкости процесса ухаживания паука обуславливает тот факт, что паук внимательно следит за тем, что попадает в его сеть. У большинства видов этого насекомого самец должен прийти к самке, на ее паутину. А учитывая, что пауки относятся к насекомым-хищникам, питающимися своими собратьями, и что самцы-пауки меньше самок, это «очень и очень»… Поэтому, прежде, чем приблизиться, «кавалер» должен убедиться, что его не принимают за добычу. Он начинает постукивать по паутине и нежно ее покачивает, чтобы предупредить «даму сердца» о своем приходе. При этом все его тело вибрирует особым образом. Несмотря на эти предосторожности, если самка не готова к спариванию, она может выгнать или напасть на гостя. Не получив ответа, самец будет посылать сигналы в течение нескольких дней. Он даже может ждать до тех пор, пока молодая самка не достигнет половой зрелости. Если самка готова к спариванию, она отвечает на сигналы самца подергиванием и покачиванием тела. Получив ответ самки, самец начинает медленно двигаться к центру паутины, продолжая посылать сигналы и проявлять различные манеры ухаживания. Так, чтобы задобрить «невесту», некоторые пауки (паук-бегун, паук-нянька) дарят самке пойманную ими добычу, некоторые (паук-муха) танцуют перед капризницей, поднимая и опуская передние «ноги». Но предусмотрительней всех самец паука-краба, который связывает лапки самки паутиной, чтобы она не напала на него во время спаривания. Интересен у пауков и сам процесс спаривания, его не назовешь традиционным. Все виды пауков, достигнув половой зрелости, внутри своей большой паутины плетут еще одну маленькую, куда собирают сперму. Достает ее самец из сети специальными, расположенными у него за зубами приспособлениями (педипальцами), имеющими специальные углубления для хранения спермы. Во время спаривания паук перекладывает из них сперму в половое отверстие самки.
Но если предусмотрительному пауку удается избежать опасности быть съеденным (он спаривается с самкой, пока она поедает его дар), то простодушный самец-богомол просто-напросто гибнет за любовь. Дело в том, что у некоторых видов богомолов самка начинает поедать самца, едва они приступают к спариванию. Пожирает она партнера с головы, и к тому времени, когда она доберется до брюшка, спаривание уже заканчивается. Став жертвой столь страшной трапезы, богомол-отец становится источником питательных веществ для яичек, из которых выведется его потомство.
Жертвами «женского» коварства становятся некоторые светляки. Как уже говорилось, у каждого вида светляков – свои собственные опознавательные сигналы. Однако некоторые самки приманивают самцов других видов и съедают их. Например, самки светляков-фотуристов, подражая сигналам самок-фотинусов, привлекают к себе самцов этого вида. И когда те прилетают, коварные самки взлетают и бросаются на них, как светящиеся ракеты. Видимо, прав Э. Рязанов, утверждавший: «Любовь – обманная страна, в ней только миг бывает счастье…». Но и в мире животных, как мы уже убедились, счастье просто так в руки не дается. Его надо выстрадать, заслужить, заработать.

«ПОДАРИ МНЕ ЛУННЫЙ КАМЕНЬ – ТАЛИСМАН МОЕЙ ЛЮБВИ…»
В брачные ритуалы многих животных входит подарок для избранницы. У некоторых видов, как уже говорилось, это обусловлено необходимостью обеспечить себе безопасность, задобрить самок. Вот и приносят самцы «невестам» пойманную добычу (пауки, эмпидные мухи), а некоторые даже завертывают свои подарки в шелковистые сети.
Но большей частью подарки носят ритуальный характер и служат знаком внимания. У насекомых, питающихся нектаром, самцы приносят самке в качестве ритуального дара пустой шелковый кокон. Самец пингвина Адели в качестве свадебного подарка приносит камушек. Если самка наклоняется и забирает подарок, это значит, что она принимает ухаживание жениха и согласна стать ему парой. У крачек в брачном ритуале преподношение и принятие самкой этого дара – своего рода акт формального бракосочетания. Самец крачки идет по отмели и несет рыбку в клюве. Это его свадебное предложение. Крачки-самцы и сосватанные самки не нее внимания не обращают. А та самка, которая еще не нашла себе пару, подойдет и в птенцовой манере попросит ее покормить, тем самым предлагая себя в жены. Потом, когда согласие достигнуто, птицы играют в воздухе в «догонялки»: одна из птиц с рыбкой в клюве, а другая ее догоняет. Кормит самку рыбой и самец зимородка. Свадебным подношением многих орлов и сарычей являются зеленые лиственные или хвойные ветки, которыми они украшают свои гнезда в знак приветствия. Лесные птицы подорлики часто гнездятся на косогорах и в степи и летают на большие расстояния, чтобы найти сосновую ветку и воткнуть ее в гнездо. Степные же орлы, уже потерявшие всякую память о лесах и зеленых ветках, заменяют ветку разными другими предметами, которые легко найти в степи (костями, тряпками, сухой травой).
Но богаче всех – свадебные дары беседковых птиц. Беседковые птицы строят особый проход с колоннами или хатку из палочек и украшают цветами, ягодами, раковинами и даже предметами, сделанными людьми, например, пробками от бутылок чайными ложками. Иногда они окрашивают свои произведения древесным углем и слюной, пользуясь корой как кистью, или сажают сады из мха.
В одном из номеров «ZOO-FITO» за 1999 г. публиковалась статья о таких «домах свиданий», построенных самцами шалашников. Эти беседки, которые строят шалашники, не что иное, как своего рода вторичный половой признак, перенесенный с живой птицы на неживой объект. Самец приглашает невесту в беседку посмотреть, как он будет играть перед ней цветными штуками. Он хватает то один, то другой яркий предмет, вертится с ним, кидает, берет новую игрушку. И с каждым разом вертится все азартнее и все энергичнее кланяется. Иногда он замирает с протянутым к ней лоскутком, который соответствует тону ее оперения или цвету глаз. И опять начинается демонстрация собранных коллекций. И так в течение долгих месяцев (с июня до ноября - декабря) изо дня в день птица с увлечением играет своими цветными игрушками, забывая о еде, питье и страхе перед врагами. Эта цветовая «серенада», калейдоскоп красок пленяет пернатую даму лучше нежных слов, потому что, выбирая партнеров для брачных союзов, самки явно предпочитают лучше построенные и украшенные шалаши и их искусных строителей. Каждая самочка, прежде чем дать согласие, посетит не менее трех таких домов. Поэтому, наверное, некоторые самцы возводят не одно строение, а несколько. А некоторые, видимо, желая быть вне конкуренции, строят «башенки» высотой до трех метров вокруг молодого дерева, трудясь над своим сооружением по несколько лет, – больше шансов заполучить подружку! Что ж, как говорится: «Для милого дружка – и сережка из ушка».

ПОСТСКРИПТУМ
В любви мелочей не бывает
Все скрытого смысла полно…
А. Дементьев
Итак, как видно из нашего краткого обзора многообразных брачных ритуалов, любовных объяснений и ухаживаний разных видов животных, суть этих действий сводится к одному – найти пару. Причем все действия, которые совершаются во время брачных игр, имеют какой-то определенный смысл для тех, кто их совершает. Демонстрация свой силы – способ дать понять самке, от кого у нее будет полноценное здоровое потомство, и кто может ее защитить в момент опасности. Подношение «невесте» добычи (особенно у насекомоядных насекомых) имеет целью обеспечение личной безопасности. Подношение же пищи у других видов (не питающихся себе подобными) скорее выглядит как обещание быть добытчиком, способным прокормить и себя, и семью. Камушек, преподнесенный самке пингвина, видимо, имеет смысл брачного обещания делить пополам тяготы жизни. Чистка друг другу перьев и фехтование клювом у альбатросов – клятва совместно строить гнездо и защищать его. Свадебный дуэт аистов («клацанье» поднятыми вверх клювами), наверняка, означает обещание жить «душа в душу». Просьба самки серебристой чайки «покормить» ее и символическое кормление – условный ритуал в любовной игре, символизирующий смысл союза, совместное воспитание птенцов. Танцы журавлей и увлечение шалашников красивыми игрушками, помимо всего прочего, доставляет птицам эстетическое удовольствие. Для обозначения этого редкого инстинкта (получение эстетического наслаждения) в науке даже имеется термин – «проэстетизм».
Не зависимо от того, какую форму принимают брачные ритуалы и любовные игры животных, они имеют колоссальное значение: они помогают самцу показать самке свои намерения, скоординировать обоим свои половые желания и настроиться на спаривание. А вот что касается любви, испытывают ли ее животные, или руководствуются какими-то иными критериями, создавая себе пару, – этот вопрос до сих пор остается открытым и находится в стадии изучения. А разве мы сами знаем, что такое Любовь?

Любовь, любовь – загадочное слово.
Кто мог бы до конца его понять?
Всегда во всем старо ты или ново,
Томленье духа ты иль благодать…
(Вс. Рождественский)

Анжелика Лель

Рекламные ссылки на другие сайты