ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 |

Скажи мне, что ты ешь, - и я скажу, кто ты

ZOO-БИЗНЕС № 11-12/2004

Раздавая животным имена, разумеется, нельзя было обойти вниманием их привязанность к определенной пище. Даже само отношение к питанию отразилось в названиях или кличках животных. Вот хотя бы сова неясыть, надо полагать, не страдает отсутствием аппетита! Потому и названа столь выразительным именем, передающим характер ненасытной хищницы.
Название рыбы жереха происходит от старинного слова «жер» — клев, пища, аппетит, а также от глагола «жерати», в современной форме — «жрать». Звучит грубовато, но зато точно!
Жерех-обжора — по существу, тезка неясыти-ненасытной.
Предполагают, что старой формой названия одного из наиболее неприятных животных — крысы — было «грыза», происходящее, естественно, от «грызть». Понятно, что по этому же способу питания назван и весь многочисленный отряд грызунов.
Кто-то грызет, а кто-то глотает — да еще как! Очень красноречиво передает характер такого глотания название одной глубоководной рыбы — живоглота. Небольшая рыбка, всего 30 сантиметров, но желудок у нее настолько легкорастяжимый, а проглоченная добыча бывает настолько велика, что сам живоглот выглядит эдакой прилипалой, с комфортом устроившейся на крупном и несколько обособленном от остального тела брюхе.
В приведенных выше примерах отражен сам процесс питания, подход к еде. Другой тип имен содержит уже прямое указание на род пищи — это большая группа животных разных классов, имена которым даны по любимому или даже единственному их корму. Например, всем известный медведь буквально означает «едящий мед». Хотя пчелиный мед — отнюдь не основная пища Топтыгина, но его привязанность к меду слишком бросается в глаза, когда, добравшись до дупла, где гнездятся пчелы, или же до ульев на пасеке, мохнатый зверь готов выдерживать атаку разъяренного роя ради желанного лакомства.
Собрат медведя по пристрастию к сладкому — довольно крупный зверь семейства куньих медоед, обитающий в Африке и Южной Азии. Он совсем не прочь полакомиться сладким и ароматным медом и нередко забирается на деревья, чтобы с сознанием дела опустошать гнезда диких пчел. А обнаруживать пчелиные гнезда медоеду так же, как и другим его добытчикам, в том числе и человеку, помогает интереснейшая птица — медоуказчик. Громкими криками и характерными перепархиваниями медоуказчик умеет привлечь внимание к своей особе и буквально приводит шаг за шагом очередного искателя к пчелиному гнезду. Делает он это, разумеется, не из любви к искусству, а в надежде самому поживиться в разоренном гнезде. Долгое время считалось, что медоуказчик поедает личинки пчел. Но оказалось, что эта птица лакомится… воском, что поначалу привело видавших виды натуралистов в некоторое замешательство: ведь общеизвестно, что воск не переваривается желудочным соком животных! Может, у кого и не переваривается, а у медоуказчика очень даже переваривается. В его кишечном тракте нашли целую микрофлору — особые бактерии, способные разрушать воск и переводить его из неудобоваримой пищи в корм, достаточно легко усвояемый желудком птицы.
Замечательная особенность кишечника медоуказчика отличает его от всех позвоночных животных; она свойственна, кроме этой птицы, только очень немногим насекомым. В частности, тем же знаменита муха со странным названием нефтяная псилопа. Ее личинки, живя в нефтяных источниках Калифорнии, умеют также с помощью микрофлоры своего кишечника разлагать содержащийся в нефти парафин.
Помимо медведя и медоеда, есть еще немало столь же прозрачных кличек. Муравьед, например. За один день этот величайший любитель насекомых умудряется поедать до 30 тысяч муравьев. Пристрастие к подобной пище вызвало у муравьеда изменения ряда органов. Так, у него длинный, 60-тисантиметровый, червеобразный язык, которым животное легко добирается до самой середины муравьиного гнезда. Втягивая затем язык с прилипшими к нему насекомыми, муравьед счищает их во рту особой щеткой из роговых сосочков, расположенных на внутренней поверхности щек и на нёбе. Во время приема пищи, язык муравьеда вытягивается и втягивается обратно до 160 раз. И всегда эта процедура сопровождается обильным слюноотделением, поскольку для приклеивания муравьев требуется большое количество клейкой слюны, так что слюнные железы у него гораздо лучше, чем у всех остальных млекопитающих. Еще одна особенность — у муравьеда нет зубов, а их роль принимают на себя сильные мускулистые стенки желудка с ороговевшей выстилкой внутри. Кроме того, в желудке всегда найдутся песок и камешки, помогающие перетирать неразжеванных насекомых.
Судя по названию одного из тараканов — муравьелюб — можно подумать, что этот мелкий, бескрылый, с сильно редуцированными глазами тип проникся к муравьям пылкой любовью. Ничего подобного! Живя в гнезде муравьев-листорезов, он на своих хозяев не обращает ни малейшего внимания, а они отвечают ему таким же полным равнодушием. В чужом доме муравьелюба интересуют лишь заботливо выращиваемые неутомимыми тружениками грибы, которые и составляют его рацион. Так что правильнее было бы именовать таракана не муравьелюбом, а, скажем, гриболюбом или даже грибовором.
Основная пища птицы кедровки — семена кедра и ели. Корм на зиму птица заготавливает, устраивая потайные кладовые либо под мхом, либо в каменистых россыпях, а то и под корой деревьев и в дуплах, подобно запасливой белке. Кедровка не опускается до того, чтобы носить собранное по одному орешку: в расположенном под языком особом мешочке-кармашке она собирает до 50, 100 и даже более орехов!
Так же любит орехи ореховка, рябину — рябинник, просо — просянка, овес — овсянка и бананы — турако, имеющая второе имя — бананоед. Довольно банальны пристрастия двух певчих пичуг — мухоловки и личинкоедка. Не то, что романтическая трапеза нектарницы…
Конечно, не могли обойтись без параллелей с объектами любимых «блюд» при нарекании хищных птиц. Самый большой сокол назван тетеревятником. В его «меню» входят дикие голуби, куропатки, дрозды, скворцы, а также зайцы, белки и грызуны, но наиболее впечатляет охота на таких крупных птиц, как тетерева. Название малого сокола — перепелятник — показывает, каким размером добычи ограничивается этот хищник.
Осоед, хотя и принадлежит к хищным, но по роду питания ничем не отличается от мирных насекомоядных птиц и питается личинками ос и шмелей. Медленно летая над лесными полянами, следит за направлением полета насекомых, обнаруживает и разрывает гнездо, закапываясь в него иной раз наполовину.
Странным образом заслужил свое имя ягнятник. Он относится к грифам и питается, соответственно, падалью. Впрочем, возможно, что иногда ударом своего мощного тела он сталкивает в пропасть ягнят, потому и носит столь хищное название.
Замечательные приспособления для совершенно оригинального способа питания выработала эволюция у африканской яичной змеи и индийского яйцееда. Зубов у них меньше, чем у сородичей, и они очень слабые. Зато пасть и глотка — словно резиновые, растягиваются настолько широко, что змея запросто заглатывает яйцо величиной с куриное, хотя сама хищница к числу великанов отнюдь не принадлежит: в длину она не превышает и 80 см. Главная особенность змей – поперечные отростки передних позвонков туловища. Они покрыты эмалью, направлены вперед и настолько длинны, что даже прободают стенку пищевода, что для других животных было бы равносильно травме. Отростки же яичных змей — не что иное, как пила, разрушающая скорлупу проглоченного яйца. Из разрезанного яйца жидкое его содержимое проскальзывает в желудок, а твердую скорлупу, как ненужный хлам, змея одним плотным комком выплевывает. Легко и просто!
Это «техническое» усовершенствование, помимо оригинальности, отличается и большой экономичностью: ведь другие рептилии — любители яиц — вынуждены либо растворять раздавленную скорлупу сильным желудочным соком, либо выталкивать непереваренной через весь немалый по протяжности пищеварительный тракт.
Около 600 видов тропических пауков Южной Америки, претендующих не только на положенные им «по штату» мелких насекомых, но представляющих угрозу для пернатых, заслужили имя птицеядов. Несмотря на то, что их добычей становятся не только птицы, но и ящерицы, змеи, лягушки, по-видимому, умение справиться именно с птицами, обладающими неплохими средствами самообороны — крепким клювом и острыми когтями — наиболее поразила наблюдателей, давших пауку столь откровенно хищное название. Конечно, размеры этих пауков не идут ни в какое сравнение с размерами сородичей: длина тела некоторых птицеядов превышает 10 см. Но главное их оружие — сильная ядовитость, представляющая угрозу даже для человека.
Невероятно имя одной странной мухи — лягушкоедка. Она относится к зеленым падальным, большинство из которых – типичные обитатели трупов животных. Имя этого уникума – лягушкоедка — уже само по себе довольно странно: обычно лягушки едят мух, но чтоб мухи – лягушек?.. Однако само насекомое не употребляет земноводных ни в живом, ни в мертвом виде. Как и положено мухам по самой их природе, всю жизнь они опасливо сторонятся лягушек — рьяных истребителей насекомых. Но вот наступает момент, когда инстинкт самосохранения уступает еще более могучему инстинкту — продолжения рода. И тогда можно наблюдать невероятную картину: муха с созревшими в ней яйцами смело прохаживается туда-сюда перед самым носом своего заклятого врага! Она как бы дразнит лягушку, мозоля ей глаза до тех пор, пока не будет съедена. И вот тут-то проявляется все ее коварство: в кишечнике лягушки из яиц съеденной мухи вылупливаются личинки. Они переселяются в носовую полость хозяйки и там незамедлительно начинают свою разрушительную паразитическую деятельность, а вместе с нею — и собственное развитие, вплоть до того момента, когда, наконец, превратятся во взрослых мух и покинут «родные пенаты». Таким вот странным образом — ценой собственной жизни — самка-лягушкоедка обеспечивает благополучие своего многочисленного потомства.
Некоторые имена животных — иностранного происхождения и потому не столь явно передают гастрономические склонности их носителей. Капибара — самый крупный грызун не только Центральной и Южной Америки, где он обитает, а и всей планеты. Излюбленная пища грызуна-великана, тело которого может достигать полутора метров в длину, а масса доходит до 60 кг, — прибрежная и водная растительность. Этим фактом и объясняется данное ему индейцами племени гуарани имя «капибара», означающее «господин травы».
Панды — большая и маленькая — водятся в горах Тибета и в Гималаях, питаются, в общем-то, различными растениями, но основным кормом служат им молодые ростки бамбука.
Стоит заметить, что это деликатес и большей части народов Восточной и Юго-Восточной Азии. Слово «панда» происходит от местного названия зверя — ньялапонча, что буквально означает «пожиратель бамбуков».
Рыбы аргусы, благодаря своей привычке поедать различные гниющие отбросы, очень часто собираются в крупные стаи у выходов канализации вблизи портовых городов. Поэтому научное название неразборчивых к еде рыб, древнегреческое по происхождению, — скатофагус, то есть «пожиратель нечистот».

Материал подготовила Н. Мищанчук

Рекламные ссылки на другие сайты