ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 |

Универсальный атрибут летающего мира или кое-что о перьях

«ZOO-FITO» № 9 `2000

I. ЧУДО В ПЕРЬЯХ
Птицу узнают по перьям
(Англ. пословица)
Из всего живого, что окружает нас на Земле, чаще всего мы видим птиц. И это закономерно, потому что общее число птиц, летающих, плавающих и бегающих по просторам Земли, превышает 100 миллиардов. Есть птицы совсем крошечные, меньше мотылька (колибри), есть огромные, весящие в 100 000 раз больше колибри, ростом выше человека (страусы). Некоторые птицы – неутомимые путешественники и способны даже облететь вокруг земного шара, другие – вообще не могут летать. Есть птицы, летающие хвостом вперед (колибри), а есть спящие на лету (стрижи) или впадающие на зиму в спячку (белобрюхий козодой). Есть даже птицы, которые ловят рыбу на приманку (цапли)… Такие разные привычки… такое разнообразие инстинктов и родовых признаков.… Но птицу сразу отличишь от любого животного.
В отличие от всех других видов животных лишь у птиц тело покрыто перьями, которые согревают их, помогают взлететь и держаться в воздухе. Трудно поверить, что предками наших птиц были наземные бегающие некрупные рептилии. Есть версия, что перья развились из чешуй на теле рептилий, помогавших сохранять тепло. И она, кажется, близка к истине, потому что перья состоят из кератина – того же материала, который образует волосы, ногти, а у рептилий — чешуи. Перья появились у птиц в ходе эволюции лишь в юрское время, когда существовала промежуточная между пресмыкающимися и птицами древесная форма – археоптерикс. Правда, эта птица еще не умела летать, а лишь лазила по веткам, цепляясь за них когтями на крыльях, но она уже была покрыта перьями.
Количество перьев на теле птиц разное и не зависит от размеров. Например, самая оперенная птица лебедь имеет свыше 25 тысяч перьев, у полярной чайки их 6 500, у голубя – 2 600, а у крохотной колибри с рубиновым горлышком – всего 940 перьев. Но в расчете на 1 см2 поверхности тела она имеет значительно больше перьев, чем даже лебедь.
Оперение птиц выполняет разнообразные и важные функции. Оно служит для сохранения тепла, создает «обтекаемую поверхность тела» и предохраняет кожные покровы от повреждений. Интересно, что перья растут не по всему телу птицы, а только на определенных местах, называемых птерилиями. Главных птерилий всего 8; а между ними голая кожа, которая прикрыта перьями, дотягивающимися сюда с соседних птерилий. Кроющие перья птиц для этого достаточно длинны.
Перья различно устроены не только у разных птиц, но и в разных частях тела одной и той же птицы. В основном различают контурные перья и пух.
Каждое контурное перо имеет плотный и упругий стержень, вокруг которого обычно симметрично расположено опахало, образующее плотную, непроницаемую для воздуха пластинку, составленную из сотен бородок (щетинок). Каждая бородка пера имеет множество крючков, которые цепляются друг за друга, придавая перу форму. Когда птица чистит перья, она как бы застегивает крючочки, которые расцепились. Часть стержня, выходящая из кожи и не несущая опахала, называется очином, остальная его часть носит название ствола.
Контурные перья имеют различные размеры и форму, и разные их группы выполняют различные функции. По своему значению перья разделяются на маховые, рулевые, кроющие и т.д.
У многих взрослых птиц есть еще пуховые внутренние перья на теле, которые помогают сохранять тепло. Они находятся под более крепкими контурными перьями, покрывающими их гладким водонепроницаемым слоем. Водонепроницаемые перья придают птицам обтекаемую форму, наиболее подходящую для плавания или полета.
Пух отличается от контурного пера тем, что стержень его мягкий, опахала тоже мягкие, и бородки их не сцеплены между собой. Растет пух или только на птерилиях, или только на аптериях (участках кожи, не несущих перьев), а у некоторых птиц – по всему телу.
II. ПТИЧИЙ ДОМ МОДЕЛЕЙ
При выходе из яйца молодая птица одета эмбриональным пухом, который вскоре заменяется первым, так называемым гнездовым, нарядом из контурных перьев. Для него характерна особая окраска, мягкость и меньшая плотность пера, а также большая ширина или длина рулевых и маховых перьев. Гнездовой наряд птицы носят различное время – от нескольких недель до 16-18 месяцев, а затем происходит полная, либо частичная смена оперения. После полной послегнездовой линьки птица надевает наряд, который будет носить целый год – это так называемый годовой наряд. Те птицы, «которые одевают» предбрачный наряд, линяют 2 раза в год.
Если окраска годового наряда, полученного в результате послегнездовой линьки, отличается от окончательной окраски взрослых птиц (как у больших чаек, орлов и орланов), то этот наряд называется переходным.
Если до получения окончательного наряда проходит 3 или 4 года, то птица имеет несколько нарядов: первый переходный годовой наряд, второй переходный годовой наряд и т.д.
III. ПТИЦА СОЗДАНА ДЛЯ ПОЛЕТА
Совершенству своего полета птицы обязаны особому устройству крыльев, перья которых частью налегают друг на друга, наподобие черепиц, и изогнуты таким образом, что крыло образует снизу вогнутую поверхность. Когда крылья приподнимаются, то между ними появляются щели, через которые проходит воздух; при опускании крыльев опахала плотно прижимаются друг к другу и воздух на своем пути встречает сопротивление. Таким образом при каждом взмахе крыла птица поднимается на воздух, а так как движение крыльев происходит не только по направлению сверху вниз, но и спереди назад, то птица движется не только вверх, но и вперед.
Обычно в крыле птицы имеется 9-10 первостепенных маховых перьев, прикрепляющихся к тыльной стороне кисти. Они жестче всех остальных перьев, их опахала несимметричны, во время полета они создают тягу. Второстепенные маховые перья крепятся к предплечью, число их изменчиво и колеблется (от 6 у колибри до 37-38 у некоторых крупных птиц). Эти перья являются несущей поверхностью крыла. Хвост образован рулевыми перьями, число которых колеблется от 8 до 28.
Нелетающих видов среди современных птиц немного, но и они все равно имеют недоразвитые крылья (крылья-ласты пингвина). У нелетающих птиц (страус) оперение рыхлое, перья растут равномерно по всему телу, то есть нет птерилий и аптерий. Строение пера у них примитивное: бородки почти не сцеплены друг с другом, поэтому плотных пластинок – опахал – не образуется. У некоторых нелетающих птиц нет рулевых перьев (нанду, казуаровые).
IV. ПРИВЫЧКА СВЫШЕ ИМ ДАНА…
Оперение периодически меняется, то есть линяет, что объясняется обнашиванием и выцветанием пера. Под влиянием солнца, влаги, сухости окраска пера меняется: черный цвет становится буроватым, темно-бурый – бледно-бурым, серый – буровато-серым и т.д. Края перьев стираются, что вызывает нарушение их структуры: мелкие сцепляющие бородки частично разрушаются. Особенно изнашиваются слабопигментированные или непигментированные части пера. Эти изменения наиболее значительны в маховых и рулевых перьях, наиболее ответственных за полет элементах оперения. Обнашивание пера невыгодно влияет на летательные свойства птицы. Но если перья линяют, то есть меняются все сразу, птица не может летать некоторое время. Так происходит у некоторых видов птиц (гагар, уток, гусей, лебедей, фламинго, журавлей и др.). Утки из-за этого, например, лишены возможности летать 21-35 дней, лебеди – до 49 дней. В это время птицы абсолютно беззащитны и могут легко стать добычей хищников или людей. Но для большинства птиц природа придумала более совершенный механизм: у одних птиц линька начинается с мелких перьев, у других – с крупных, но смена передних первостепенных маховых перьев (как наиболее важных при полете) обычно происходит в самом конце линьки.
V. «УМЫВАЮТСЯ УТЯТА…»
Вот как устроила птицу мудрая природа. Однако, чтобы птица взлетела, ее перья должны быть еще и чистыми. Поэтому даже те птицы (например, утки), которые почти из воды не вылезают, должны купаться. Птица, которая несколько дней не купалась, не ухаживала за оперением, если ее сразу пустить в воду, может… утонуть. А если и не утонет, то плавать будет плохо, тело ее будет почти все погружено в воду. Дело в том, что бороздки, которые, цепляясь друг за друга микроскопическими крючками, делают перо прочным, без воды слипаются и ломаются. Вот и «бежит» стая гусей или уток по воде, поднимая фонтаны брызг. Такое коллективное купание основательно промывает не только крылья, но и все перья и кожу под ними, куда вода, хоть весь день птицы будут «мокнуть» в ней, ни разу не попадет.
Но и после купания бороздки могут потерять взаимную связь: перо рассекает воздух не упруго, а мягко, как нож масло, и поэтому не получается нужного упора для полета. Однако это беда поправимая: если перо сильно встряхнуть, микрокрючочки его «запоров» автоматически войдут в соединение друг с другом – и оно снова станет упругим.
Поэтому, искупавшись и выбравшись на берег, птицы клювом отжимают воду и отряхиваются, восстанавливая структуру перьев. А бакланы после купания еще сушат хвост и крылья, раскинув их в стороны.
Отряхнувшись и приведя после купания перья в надлежащий порядок, утки, гуси и все птицы, у которых есть копчиковая железа, вырабатывающая специальный жир, намазывают этим жиром свои перья (чтобы вода стекала с них). Такая окруженная щитком из твердых перьев железа есть над хвостом почти у всех птиц.
Дело в том, что кожа птиц не такая, как кожа зверей: она совершенно сухая. У млекопитающих каждый волосок снабжен у основания собственной сальной железой, которая смазывает его, тем самым предохраняя от ломки. Таким образом у зверей каждая шерстинка смазывается как бы автоматически. Птицы же вынуждены делать все сами. Это строгий каждодневный ритуал, знание которого получено с рождения вместе с другими инстинктами. Птица давит клювом железу, выжимая из нее, как из тюбика, жировую смазку, берет ее в клюв и натирает сначала перья груди, потом бока, спину, крылья, живот, хвост, перья на бедрах и в последнюю очередь голову. А так как достать до головы клювом невозможно, то ее смазывают, потирая круговыми движениями о спину, либо, сняв когтями жир с клюва, расчесывают ими перья на голове… А дело это не простое. Вспомните хотя бы лебедя – 25 тысяч перьев, и лишь пятая часть из них на теле, а остальное на голове и длинной шее. Да и у других птиц перьев достаточно. На занятия туалетом у птиц уходит немалая толика времени – из того, что они проводят на земле. Зато в воздухе эти заботы окупаются. Хорошо смазанное перо «вмещает» много воздуха. Оскар Хейнрот, например, установил, что у крякового селезня весом 1 337 г под перьями, которые весили всего 67 г, каким-то хитрым образом умещалось почти 650 см2 воздуха. Такое «надутое» воздухом оперение весьма облегчает и плаванье и полет. Старательно уложенные перья не только образуют превосходные аэродинамические профили крыльев и хвоста; но и те, что покрывают голову и туловище, выполняют не менее важную функцию – придают птице хорошо обтекаемый контур. Так что рассекаемый воздух почти не создает завихрений и не препятствует полету.
(Продолжение следует)
Анжелика Лель

Рекламные ссылки на другие сайты