ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 |

У кого какие уши

ZOO-БИЗНЕС №10-2005

Обо всем, что происходит вокруг, органы чувств животных сообщают мозгу. У каждого из них свое «поле деятельности». Нос улавливает запахи, глаза — свет, уши — самые разные звуки: это и вой ветра, и шум листвы, и треск льда, и звуковые сигналы соплеменников и многих других животных. Все они важны. Для животных очень нужна и важна информация, передающаяся посредством звуков.
Насекомые — существа маленькие, живущие среди растений. Как разглядеть друг друга? Им, да и многим другим животным, активным в ночное время, крайне необходимы звуковые сигналы: ведь они достигают цели независимо от степени освещенности. Звуки слышны в густых зарослях трав, кустарников, нагромождениях валунов или скалах.
Звук — «орудие» дальнобойное. Крики врановых птиц слышны за километр. Рев крокодила доносится до его сородичей с полуторакилометрового расстояния. А зарычит один лев — уши другого, бродящего в двух с половиной километрах от него, уловят сигнал. «Песни» горбатых китов их собратья слышат, находясь от «певцов» на расстоянии нескольких сотен миль.
Уши «работают» даже тогда, когда животные спят. Конечно, во сне реакция на звук не та, что во время бодрствования. Однако в мозге позвоночных животных есть «сторожевые центры», которые предупреждают их об опасности, заставляют проснуться и начать действовать.
У большинства зверей, как и у человека, орган слуха состоит из внутреннего, среднего и наружного уха. Наружное ухо, в свою очередь, делится на две части: покрытый кожей хрящ, или ушную раковину, и слуховой проход от раковины к среднему уху.
Звери живут в различных условиях. Поэтому и уши у них устроены по-разному.
Волкам, кошкам, слонам и многим другим млекопитающим, постоянно обитающим на суше, нужно улавливать звуковые колебания, которые распространяются по воздуху. Входное отверстие в слуховой проход у них всегда открыто.
А как быть нутрии? Она живет и на суше, и в воде, поэтому уши у нее небольшие, закругленные, а верхний их край повернут в сторону входного отверстия. Нырнет зверек, сократятся мышцы — и эта часть ушей не пропустит внутрь ни капли воды. Внизу в ухе находится другое приспособление: пучок жестких и длинных волос. Они почти не намокают в воде и служат вторым заслоном. Вот благодаря этому нутрия и может слышать в воде.
Образ жизни выхухоли и нутрии — сходны. Но в ушах у первой столько волос, что они одни — надежная преграда для воды.
Морские котики, сивучи и каланы большую часть года проводят в море, но при этом они не потеряли связи с сушей. Наружные ушные раковины у калана и сивуча похожи на конус. Они представляют собой толстые складки кожи, края которых довольно плотно смыкаются под водой. У котика уши складываются таким образом, что не пропускают воду, когда он плавает. А выберется на берег — уши прикроют мышцы.
Дельфины и усатые киты не покидают моря. У них совсем нет наружных ушей. Да и зачем они им? Только мешали бы в воде.
Обходится без ушей и крот. Но ведь земля может попасть и в слуховой проход? Ничего подобного. Специальный клапан при необходимости закрывает его.
Имеют уши животные или нет — какие звуки они слышат? Суслики обитают в пустыне, белки — в лесу. Однако они решают все свои проблемы только днем. Поэтому и те, и другие лучше всего слышат звуки на таких частотах: суслик — 4000, белка — 8000 (человек — от 20 до 20000) герц.
Звери, покидающие свои убежища ночью, улавливают звуки, которые человеческому уху недоступны. Верхний предел слуха у обыкновенного ежа — 25000, у ушастого — 40000, у лисицы — 65000, у крысы — 70000, у медведя, малого тушканчика и домовой мыши — 80000, у сони — 90000 герц.
Хорошо слышат и птицы. Но есть ли у них наружные уши? Есть. Это — перья, своеобразно устроенные, складки кожи, валики или вместо них — клапаны.
Ухо чижа состоит из восьмидесяти восьми перьев; у ушастой совы, болотного луня перьев — сотни, а у чомги их всего девятнадцать. И сами перья отличаются по длине. У козодоя, рябчика и грача прекрасный слух — разница между длиной перьев, растущих спереди и сзади, значительная.
У птиц многое устроено не так, как у млекопитающих. Необычна у них и барабанная перепонка — относительно крупная: у пеночки-теньковки занимает около 8 мм2. Домовая мышь, равная по размерам пеночке, имеет барабанную перепонку лишь около 3 мм2. Но зачем птицам нужна большая барабанная перепонка? Чтобы слышать тихие звуки.
Слуховой аппарат человека — тонко настроенный орган. Люди, обладающие музыкальным слухом, различают звуки разной частоты. Почти таким же великолепным слухом наделены скворцы и волнистые попугайчики. А вот голубям и курам далеко до них — эти птицы поют и кричат редко, поэтому и различают они только звуки, сильно отличающиеся один от другого.
А как обстоит дело у современных рептилий? У черепах, например?
Чарльз Дарвин, наблюдая за исполинскими черепахами, пришел к заключению, что они глухие. Через 85 лет после этого, в начале ХХ века, черепах стали дрессировать. Но ни на звук электрического звонка, ни на звук свистка, ни на выстрел из пугача они не реагировали. Лишь позднее выяснилось: черепахи слышат, и не просто слышат, а очень хорошо — лесная, расписная, красноухая и каролинская коробчатая черепахи улавливают поч-ти такие же слабые звуки, как и кошки.
У игуаны — аллигаторовой ящерицы — слух плохой. А вот гекконы и колорадские песчаные ящерицы слышат прекрасно. Они хорошо различают звуки и по частоте, и по громкости. Однако самый совершенный слуховой аппарат среди всех современных рептилий — у крокодилов.
У лягушек барабанная перепонка располагается прямо по бокам головы, открыто. Ее толщина и площадь зависят от размера лягушки и от того, где она живет. Квакша размер имеет маленький, прыгает с ветки на ветку, с дерева на дерево. Барабанная перепонка у нее тонкая. Озерная лягушка велика, к тому же часто ныряет в воду, поэтому она имеет прочную барабанную перепонку, гораздо более толстую, чем у квакши. Однако уши озерной лягушки улавливают лишь низкие звуки, не больше 4000 герц. Другие амфибии слышат более высокие звуки: крикливая лягушка — 10000, леопардовая — 15000 герц.
Уже первые ученые, изучавшие слух лягушек, не сомневались в том, что они не глухи. С рыбами было иначе. Слышат ли они? В 1820 году, когда немецкий ученый Эрнст Вебер решил сравнить слуховые аппараты человека и рыб, он не нашел у последних ни среднего уха, ни наружного, но решил, что аналогом среднего уха человека у них является плавательный пузырь. Вывод Вебера не нашел поддержки. Анатомы не соглашались с его мнением и продолжали стоять на своем: раз у рыб нет наружного и среднего уха — значит, нет и слуха. Но Вебер оказался прав. Плавательный пузырь действительно заменяет рыбам барабанную перепонку. А его колебания передают внутреннему уху четыре пары соединенных между собой косточек, открытых Вебером, и потому получивших название «веберов аппарат». Этот орган выполняет такую же функцию, как и косточки среднего уха млекопитающих.
Плавательный пузырь, веберов аппарат и два внутренних уха связаны между собой. Рыбы хорошо различают звуки и воспринимают их на больших расстояниях. Но есть рыбы, у которых отсутствует плавательный пузырь. За это они «расплачиваются» гораздо более низким качеством слуха. Возможности воздушных полостей, связанных у них с внутренним ухом, ограничены.
Какие звуки доступны рыбам? Гуппи не улавливают звуки выше 2068, горчак — выше 4186, плотва — выше 7000 герц. Рыбы, у которых есть веберов аппарат и плавательный пузырь, воспринимают более высокие звуки.
Казалось бы: два типа слухового аппарата — связанный с плавательным пузырем и не связанный с ним. Вроде бы достаточно… Да не тут-то было. Вдали раздается звук, рыба обращает на него внимание. Все меньше, меньше расстояние до цели. Теперь информацию поставляют органы боковой линии: чувствительные клетки, расположенные в каналах по бокам тела. Они позволяют рыбе тонко анализировать ситуацию вблизи источника звука. Выходит — не два, а три типа слухового аппарата. Так ведь это на всех рыб!
А вот сверчок (один) имеет столько же!
Первый слуховой «прибор» сверчка расположен на конце брюшка. Там есть выступы, покрытые волосками. Когда до волосков доходят звуковые волны — они колеблются, и чувствительные нервные клетки у их основания реагируют на колебания. Сверчок слышит звуки, раздающиеся неподалеку от него. Другой «прибор» сверчка спрятан под коленками (у него их шесть), и под каждым — по «прибору» (они аналогичны). Множество особых длинных нервных клеток собраны в нем таким образом, что получается нечто, похожее на веер. Когда колебания начинают распространяться по земле, ноги сверчка передают их нервным клеткам, и те приходят в возбуждение. Третий слуховой орган сверчка находится в голенях передних ног. Это мембраны — большая (тонкая), маленькая (более толстая) и слуховой гребень. Их «обязанность» — улавливать звуки с дальнего расстояния.
Сверчок — не единственный обладатель подобных слуховых «приборов». Волоски помогают слышать звуки термитам, пчелам, муравьям. У термитов они расположены там же, где и у сверчка. У муравьев — на усиках-антеннах, а у пчел — на голове.
Пчелы, осы, шмели не хуже сверчка используют свои подколенные органы. Эти приборы у некоторых насекомых работают просто удивительно.
Уши человека необыкновенно чутки. Иногда колебания барабанной перепонки настолько малы, что составляют всего одну миллиардную долю сантиметра, около одной десятой диаметра крошечного атома водорода. А американский таракан воспринимает колебания, амплитуда которых равна примерно радиусу того же атома. Кузнечик слышит звуки вдвое слабее тех, что может воспринимать таракан.
У кузнечика есть «уши» и в голенях передних ног. У бабочки-совки мембраны располагаются между грудью и брюшком. Для златоглазки самым «выгодным» оказалось иное место — жилки, которыми испещрены ее передние крылья. Эти жилки, похожие на лучи, пролегают сначала ровно, но потом вздуваются. Вздутия наполнены жидкостью и затянуты с одной стороны гофрированной мембраной. Златоглазка слышит даже ультразвуки (до 120000 герц).
Медузе все это недоступно. Ее ухо не улавливает колебания с частотой выше 13 герц. Но что собой представляет ухо медузы? Шар с жидкостью, в которой плавают камешки. Камешки соприкасаются с нервными клетками. Дойдут колебания да шара, камешки передадут их клеткам.
У пресноводной улитки два таких шара, и она слышит звуки, частота которых в 200 раз выше, чем тех, что улавливает медуза.
Где бы ни жили животные и как бы они ни выглядели, поведение их от рождения и до самой смерти зависит от информации, которая поступает из внешнего мира. Значение ее столь велико, что одно из определений жизни звучит так: «жизнь — это непрерывный процесс приема, обработки и оценки информации, получаемой из окружающей среды».

Информацию подготовила
О. Сутормина


Рекламные ссылки на другие сайты