ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 |

Звериный кайф. Животные-наркоманы. Жажда наслаждений


ZOO-бизнес № 3-06

Истоки большинства «темных» человеческих инстинктов, страстей и болезней мы ищем и у своих прародителей — животных. «Птичка Божия не знает ни заботы, ни труда…» — написал классик. При всем уважении к Пушкину — ни один орнитолог не согласится с этим утверждением. Естественный отбор, существующий в природе, не дает возможности животным предаваться неге. Большинство птиц и зверей переходит «на харчи» к человеку с такой легкостью, что становится понятным, как нелегко им достается «хлеб насущный». Холод, болезни, опасность нападения, нехватка пищи, партнеров для размножения — сплошные стрессы, сплошной дискомфорт! Должна же быть хоть какая-нибудь разрядка, какой-то просвет! Как оказалось, среди извечных инстинктов (полового, пищевого, родительского, самосохранения) есть еще один — инстинкт наслаждений, хотя он и вторичен. Добыв крупную жертву, медведь зачем-то ломает вокруг валежник, обдирает кору деревьев. Возможно, это возбуждение носит эйфорический характер. Что ж, каждому нужна своя доля радости и наслаждения — но только доля!
Приходится все-таки признать, что наркомания в мире животных (по сравнению с человеческим) распространена в неизмеримо меньших масштабах, и возникает большей частью лишь на короткое время при стечении обстоятельств или при содействии человека. Не исключено и лечебное воздействие растительных наркотиков на диких животных. Но механизмы-то у нас одни — остается изучать (спасибо крысам и остальным).
Крыса-наркоман, приученная научными сотрудниками к морфию, суетлива и агрессивна. Она худеет, меньше пьет воды, однако чаще мочится и испражняется. У нее появляется особая «повадка мокрой собаки, стряхивающей с себя брызги» — крыса-морфинист без видимой причины время от времени встряхивается. Появление этого синдрома говорит о возникновении зависимости зверька от наркотика. Кстати, подобное состояние испытывает кокаинист: он ощущает под кожей инородности — червей или вшей — и так явственно это чувствует, что порой выцарапывает иголкой из-под кожи мнимых насекомых. У большинства подопытных животных, в том числе собак и обезьян, при регулярном введении героина резко снижается половая активность, а после прекращения подачи наркотика — сразу же усиливается.
В одном из ежегодных докладов Международного комитета по контролю над наркотиками сказано, что кокаин у подопытных животных способен вызвать такую степень зависимости, что они в условиях эксперимента при наличии свободного выбора скорее предпочитают умереть голодной смертью, нежели лишиться очередной, постепенно возрастающей дозы этого наркотика. То есть крыса готова за кокаин пойти на голодную смерть!
Известно, что ссоры у особей одного вида животных происходят на основе строгих врожденных ритуалов. Повергнутый наземь волк подставляет более сильному собрату-победителю свое горло, но тот не добивает побежденного: стычка существует для наведения порядка, а не для взаимоистребления. Как бы ни ссорились птицы — «ворон ворону глаз не выклюет». А птицы-наркоманы, как сообщают ученые, в стенах лабораторий пренебрегают законами природы и безжалостно калечат друг друга.
Как известно, в преступном мире татуировка, изображающая паука в паутине — символ наркомана. Паучья сеть — одна из самых совершенных ловушек в мире. Но вот что интересно: изобретая различные лекарства, некоторые фармакологи приспособились первоначально испытывать их на пауках и обнаружили, что под действием ряда веществ пауки плетут странные бесформенные паутины. Каждый наркотик заставляет паука плести совершенно определенную паутину, с характерными отклонениями от нормы. Причем, как пишет знаменитый ученый-этолог Н. Тинберген, «поведение животного обнаруживает удручающее сходство с тем типом дезориентации, которую испытывает человек под действием того же препарата». Иногда рисунок паутины позволяет определить вещество быстрее, чем длительный лабораторный анализ. Чтобы дать пауку наркотик, им пропитывают муху и бросают ее в паучью сеть, или просто капают на паутину капельку, которую паук, видимо, принимает за изловленную жертву. Под воздействием первитина паук делается нетерпеливым, он протягивает радиальные нити, но кольцевыми нитями заполняет лишь малую часть тенет. Под влиянием хлоралгидрата паук засыпает, не доведя работу до конца. Кофеин вызывает у него подобие человеческого невроза, заставляя сплетать беспорядочную путаницу из нитей. Зато лизергиновая кислота, вызывающая у людей галлюцинации, обостряет внимание паука, и он плетет прекрасную сеть, еще более совершенную, чем обычно.
Узор паутины также изменяется, если пауку дать каплю крови отравленного или психически нездорового человека, у которого, как известно, меняется биохимический состав крови. Имеется даже специальный атлас-справочник, по которому определяют заболевание человека и следят за ходом лечения.
Материал подготовила
Н. Мищанчук


Рекламные ссылки на другие сайты