ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 |

Попугаи: интриганы и сквернословы

ZOO-бизнес № 5-2006

Объявление:
«Сбежал попугай. Детям до шестнадцати лет ловить не рекомендуется».

Дама в магазине:
— Вы продали мне вчера попугая, но если бы вы слышали, что он говорит! Просто уши вянут!
— Да, птичка не очень воспитана, зато не пьет и не курит!

На кого похож попугай? Да на самого себя!
Едва ли кто-либо спутает его с другой птицей. Само слово «попугай» — тоже странное. Откуда и от чего оно произошло — не совсем ясно. Орнитологи даже считают, что, несмотря на такой разный внешний вид, люди и попугаи имеют несколько общих выразительных черт.

В средневековой Европе попугаи нередко выступали в качестве диковинных подношений «великим мира сего». Эта птица считалась очень дорогим и модным подарком и в Манчестере (Англия), и в Бостоне (Массачусетс). Так, например, первый какаду был преподнесен в качестве подарка султаном сарацинов немецкому кайзеру Фридриху II. Об этих птицах упоминается даже в исторических хрониках. Хорошо известно, что большой популярностью пользовался любимец королевы Марии-Антуанеты — попугай, который был обучен произносить приветствия на французском языке и на наречиях сенегальских племен.
Не меньшей известностью пользовался попугай, принадлежавший королю Генриху VIII. До нас дошел даже один курьезный анекдот, якобы происшедший с этой птицей. Этот королевский баловень и любимец однажды упал с подоконника королевского дворца в Темзу и, барахтаясь в воде, в ужасе завопил: «Лодку, лодку! Двадцать фунтов за лодку!». На крик подоспел лодочник, спас попугая и лично отнес его королю. И когда в предвкушении награды лодочник протянул руку за двадцатью фунтами, попугай, отряхнувшись, повернулся к королю и прохрипел: «Дай ему грош!».
Отличался своими выходками попугай герцогини Ричмондской. Чучело этого попугая — первое в мире чучело птицы — вместе с восковой фигурой его хозяйки хранится до сих пор в музее Нормана Андеркрофта в Вестминстерском аббатстве в Англии.
Сохранилось несколько историй, когда попугаи за свое поведение тоже подвергались суду. Одним из таких подсудимых был попугай-реакционер. 4 флореаля (по календарю, введенному после французской Революции; соответствует августу) перед революционным трибуналом в городе Аррсе предстал… попугай. Он принадлежал аристократке, госпоже де ля Вьевилль, которой вместе с дочерью предъявили обвинение в деятельности, направленной на возвращение монархии. Однако прежде всего дам упрекали в коварном обучении своего попугая провокационным лозунгам: «Да здравствует король!», «Да здравствует духовенство!», «Да здравствует дворянство!». Две служанки, опасаясь, что их признают соучастницами, донесли на попугая-реакционера. Но птица, представ перед высоким трибуналом Республики, словно язык проглотила — смогла только засвистеть. Потому и служанки попали под подозрение. А поскольку в те времена с подсудимыми особенно не возились, всех четверых приговорили к гильотине. По крайней мере, так утверждает один враждебный революции хроникер. Попугай же достался некоему гражданину Ле Бон и полностью сменил свой репертуар — кричал исключительно: «Да здравствует народ!».
Поэт XVIII века Жан Баптист Грессе посвятил одно из своих творений судебному процессу по делу попугая по имени Вер-Верт, который состоялся во времена Людовика XIV. Так вот, Вер-Верт еще птенцом прославился как «заморское диво» в Ордене сестер-монахинь. Живя припеваючи, он был настолько разбалован добрыми сестричками, что позволял себе клевать их в чепцы и опояски. Вращаясь в столь почтенном обществе, попугай вскоре научился повторять молитвы и псалмы. Вскоре его набожность приобрела широкую известность. Ничего удивительного, что ученого попугая решили привезти и показать хоть на некоторое время в главную резиденцию Ордена в Нант.
Монахини доверили свое сокровище почтовому вознице, который, кроме попугая, вез в своем ландо двух жаворонков, трех драгунов, двух гасконцев и одну кормилицу. Гасконцы громко разговаривали на непонятном жаргоне, гвардейцы не оставались в долгу, сквернословя и богохульствуя. После двух дней путешествия Вер-Верт забыл набожное воспитание и стал выражаться по-уличному. «Да передушит вас мор!», «Монахинь — в пекло!» — выкрикивал он перед изумленными сестрами в Нанте. Скандал был громкий. Когда выяснилось, что попугай полностью растлен, его передали в распоряжение монастырского совета, который учинил над птицей формальный процесс. Некоторые из членов трибунала требовали смертной казни, иные — отправки обратно за океан, остальные не имели собственного мнения. Остановились на карантине, и после полного «очищения» попугай вернулся к своим заботливым опекуншам.
Среди любителей птиц «бродит» немало и других всевозможных историй, связанных с попугаями-сквернословами.
Во время Второй Мировой войны у одной женщины, которая обитала в небольшой французской деревушке, жил попугай, научившийся говорить: «Смерть Гитлеру!». Однажды к ней в дом зашли гестаповцы и, услышав от попугая такое о своем фюрере, пригрозили хозяйке: если еще раз тот произнесет подобное, то расстреляют обоих. Хозяйка поспешила к деревенскому кюре, у которого тоже был попугай, посоветоваться, как ей быть. Кюре предложил обменяться птицами.
На следующий день гестаповцы снова явились к женщине. Попугай молчал. Тогда, чтобы спровоцировать птицу, один из фашистов крикнул: «Смерть Гитлеру!».
— Да услышит Господь молитву твою, сын мой! — смиренно ответил попугай.
Другой попугай однажды заставил полицию итальянского курортного городка Сан-Ремо перейти к решительным действиям: блюстители порядка потребовали от владельца местного отеля немедленно убрать Лорето, ежедневно выкрикивавшего с балкона гостиницы одни и те же слова: «Вы, толпа обжор, пора спать, расходитесь!». Чтобы призвать хулигана к порядку, возмущенные постояльцы пожаловались полиции. Остается сказать, что Лорето — это… большой красно-зеленый попугай ара.
В калифорнийскую тюрьму Сан-Квентин однажды залетел попугай и взбудоражил там всех своими истошными криками: «Хочу смыться! Хочу смыться!». Охранники два дня гонялись за птицей, наконец поймали ее и возвратили владелице. К их изумлению, миссис Маккарти, хозяйка птицы, клятвенно заверила, что у нее попугай не произносил ни слова. Один из специалистов высказал мнение, что внезапное появление дара речи можно объяснить шоком, которому подверглась птица в необычной обстановке.
Уже в наше время, в конце 2003 года в Англии возник скандал вокруг одного долгоживущего сине-желтого ары. Этот попугай проживает в Садовом центре в английском графстве Сори. Его нынешний хозяин Питер Орам решил внести сумятицу в размеренную жизнь своего родного острова, заявив, что обладает самым старым попугаем в Великобритании, а может быть, и в мире. Главным доказательством возраста птицы Орам считает то, что его питомец матерится голосом Уинстона Черчилля, ибо именно легендарный премьер-министр якобы был одним из его хозяев. Питер Орам утверждает, что птице как минимум 103 года, и премьер-министр купил ее в 1937 году у тестя Перси Дабнера. До Черчилля у попугая было ориентировочно еще два хозяина. После смерти премьер-министра в 1965 году попугая якобы вернули обратно. В настоящее время птица развлекает посетителей «трехэтажными» антифашистскими тирадами, которым, как утверждает Орам, его научил Черчилль. Зачем знаменитый политик XX века обучил своего питомца отборному староанглийскому мату, никто не знает — говорят, такое уж у него было чувство юмора.
Но вскоре в диалог о попугае вмешалась дочь Черчилля Мэри Сомс. Она поставила под сомнение всю эту историю с матерящимся сине-желтым ара. По ее словам, в загородном поместье Черчиллей в Чартвелле, к югу от Лондона, до войны содержался серый габонский попугай Поли, который прожил там три года и был продан после отъезда семьи в Лондон в самом начале войны, перед тем, как ее отец стал премьером. «Сама мысль о том, что мой знаменитый отец, нобелевский лауреат в области литературы, во время войны тратил время на обучение попугая ругательствам, не стоит комментариев» — заявила Мэри Сомс.
В дело вмешались ученые-историки. Сотрудники Чартвелла (бывшего дома Черчилля в соседнем с Сори графством Кент) говорят, что провели тщательный анализ всех имеющихся у них записей и фотографий, но так и не нашли ни одного упоминания о большой говорящей птице. «Мы искали очень упорно и знаем, что у него был волнистый попугайчик и всякие другие зверушки, — говорит Джудит Сиуорд, одна из руководительниц дома Чартвелл. — Он любил животных, у него были собаки, кошки, свиньи, но о попугае никаких данных нет. Мы проверили все, что у нас здесь есть, мы говорили с членами семьи, которые, я думаю, знали бы об этом».
Но все эти доводы не убедили Питера Орама и его сотрудников, которые продолжают настаивать на своей версии: «Попугай принадлежал Черчиллю, и тот научил его сквернословию».
Писатель Люциан Воляновский в своей книге «Почта в Никогда-Никогда» посвятил несколько страниц сквернословящим австралийским попугаям. Оказывается, и там эти птицы прекрасно владеют вульгарным жаргоном.
«Так вот, клетку одного попугая, репертуар которого состоял из целого букета ужасных ругательств, каждое воскресенье занавешивали, чтобы его нечестивый клюв не оскорблял божьего праздника. Однажды, в среду, попугай беззаботно болтал на веранде, как вдруг хозяева увидели едущего на велосипеде пастора. Они быстро набросили на клетку покрывало, чтобы избавить преподобного от неприличных речей попугая. Но когда пастор входил на веранду, до его ушей все же донеслось приглушенное бормотание умной птицы:
— Однако эта чертова неделя оказалась дьявольски коротка, однако эта чертова неделя оказалась дьявольски коротка…
Другой пастор, объезжая как-то свой приход, обратил внимание на волов, тянущих плуг без пахаря. На огромных просторах Австралии существует неписанный закон, который обязывает в случае любого происшествия проверить, в чем дело. Почему, например, машина стоит на шоссе пустая, не случилось ли что с водителем. Ведь все может быть на дорогах, где иногда неделями не проедет ни одного автомобиля. Пастор стал искать крестьянина — погонщика волов. Напрасно! Зато он увидел, что на упряжке сидит маленький волнистый попугайчик и погоняет волов с помощью набора слов, характерного для завзятого погонщика… Возмущенный пастор снова сел на велосипед и остановился только у ближайших построек. Фермер, которому он сделал замечание за то, что тот оставляет волов без присмотра, был явно задет:
— Но ведь там остался Дудуся, мой волнистый попугайчик, я научил его следить за волами во время вспашки…
Пастор, в свою очередь, дал волю возмущению:
— Ах, так! Ну, так я весьма недоволен Вами за то, что Вы научили неразумную Божью тварь таким словам, от которых уши вянут…
Дискуссию закончил хозяин:
— Ну, пусть только Дудуся вернется с поля, я ему все перья из хвоста повыдеру, я же говорил ему, когда пастор близко — клюва не раскрывать…».
Американка Маргарита Олайа, жительница столицы Перу — Лимы, желая выжить из дома соседку, с которой у нее были постоянные ссоры и нелады, купила… семь попугаев. Пернатые принялись с утра до вечера выкрикивать в адрес соседки всевозможные оскорбления и брань. Призванная судом к ответу хозяйка попугаев настаивала, что птицы-хулиганы не получали от нее специальных уроков, а усвоили то, что постоянно слышали от соседки и других жильцов-соседей. Суд принял «соломоново решение»: передать злословящих птиц в столичный зоопарк, где всерьез займутся их «перевоспитанием».
Небрежно одетый, неопрятного вида мужчина проходит мимо попугая, который мирно сидит на форточке окна первого этажа. Вдруг попугай встряхивается и кричит ему:
— Алло, мужик! Ты грязнуля, свинья! Тебе пора идти в баню!
Рассерженный прохожий жалуется хозяину попугая:
— Ваш попугай оскорбляет меня!
— Этого не может быть, — отвечает хозяин, — приходите завтра, и мы проверим.
На следующий день хозяин стоит у окна вместе с попугаем. Проходит мужчина, жаловавшийся на оскорбления птицы. Увидав его, попугай кричит:
— Алло, мужик! Ты помнишь, кто ты есть и куда ты должен идти?
Серый попугай — лучший из «говорящих» попугаев, любители считают его самой одаренной из всех птиц, когда-либо содержавшихся в неволе. Жако более всех других видов попугаев расположен к обучению. Привыкнув к новым условиям, жако начинает внимательно прислушиваться к речи людей, особенно к тем словам и выражениям, которые непосредственно обращены к нему. Правда, для получения лучших результатов целесообразно держать этих птиц поодиночке, так как в сообществе с другими птицами они хуже обучаются «разговору». Жако прекрасно имитирует речь человека, при этом легко спутать его голос не только с голосом человека вообще, но и с голосом определенного человека, например, хозяина птицы. Средний попугай способен запомнить и четко произнести более сотни различных слов и оборотов, при этом с удивительно точной интонацией воспроизводит человеческий голос. Особенно одаренные — еще больше. Часто без каких-либо усилий со стороны хозяина жако свободно овладевает десятком слов и фраз. Многое из услышанного жако может произносить «к месту», воспроизводя звуки в соответствии с высотой и тембром голоса имитируемого человека, поскольку запоминает ситуацию, при которой эти слова чаще всего произносились. О способностях жако к имитации самых различных звуков (запоминанию и воспроизведению мелодий, голосов различных животных, каких-либо шумов при выполнении каких-то работ и т.д.) можно написать целые тома, к тому же он очень сообразителен и музыкален.
Джеральд Даррелл в своей книге «Поймайте мне колобуса» изложил свои соображения по характеристике серого попугая:
«Про попугаев рассказывают много историй, и большинство из них отнюдь не вызывает доверия. Но мне известно два случая, когда попугаи не ограничивались воспроизведением явно заученных звуков. У моих друзей, живших в Греции, был попугай; каждый день они выносили его клетку на воздух и ставили в тени под деревьями. Однажды местный крестьянин привязал за оградой своего осла, а тот, как это заведено у ослов, неожиданно вскинул голову и исполнил скорбное соло, завершив его обычным протяжным храпом. Попугай внимательно слушал, наклонив голову набок и, когда осел закончил реветь, отчетливо произнес вопросительным тоном:
— В чем дело, милый?
Второй случай. Мои афинские друзья держали тоже серого африканского попугая. Он знал довольно много слов — греческих, естественно; и хозяева очень им гордились. У них было заведено раз в неделю устраивать «день открытых дверей», когда все их друзья могли зайти на чашку чая. В один из таких дней главной темой их беседы был попугай и его лексика. Кто-то из гостей утверждал, что попугаи вообще не могут говорить, они лишь издают нечленораздельные звуки. Гордый владелец серого африканского попугая тотчас возразил: дескать, послушайте моего попугая, он знает такие-то и такие-то слова. Тогда гость, держа чашку с чаем в одной руке и кусок торта в другой, подошел к попугаю, уставился на него и сказал: «Попочка, ведь ты не умеешь говорить, правда?» Попугай несколько секунд глядел на гостя, затем, перебирая лапками по жердочке, подвинулся к нему поближе, наклонил голову набок и внятно молвил: «Поцелуй меня в зад». Гости оцепенели. Прежде попугай ни разу не произносил этих слов и потом никогда их не повторял. Однако факт остается фактом, все отчетливо слышали его реплику. Забавно реагировал пострадавший: он поставил чашку, положил торт, взял свою шляпу и трость и, бледный от гнева, удалился, заявив, что и не подумает оставаться в доме, где оскорбляют гостей».
Обладатель одной из крупных коллекций птиц — более четырехсот экземпляров — житель Ташкента Борис Симонов однажды присутствовал на традиционной выставке птиц, и рассказал, что ему пришлось увидеть:
«Многие из моих попугаев — постоянные участники выставок, а попугай ара признан всеми чемпионом по способностям «разговаривать». Отдельные посетители выставок почему-то обращаются к попугаям со словами «попка-дурак». Ара однажды на такое «приветствие» спросил: «Кто дурак?» и вторично услышав: «попка-дурак», произнес — «Нет, ты дурак». Этот поразительный диалог был для меня совершенно неожиданным, так как Ара никогда этому не обучался. Интересна еще одна деталь: если у нас в доме семейное торжество, Ара внимательно прислушивается к голосам, а когда произносят тост, громко кричит: «Ура!».
Наше повествование о попугаях — интриганах и сквернословах мы хотим закончить цитатой из «Диалектики природы» Фридриха Энгельса:
«Птицы являются единственными животными, которые могут научиться говорить, и птица с наиболее отвратительным голосом, попугай, говорит всего лучше. И пусть не возражают, что попугай не понимает того, что говорит. Конечно, он будет без умолку повторять весь свой запас слов из одной лишь любви к процессу говорения и к общению с людьми. Но в пределах своего круга представлений он может научиться также и понимать то, что он говорит. Научите попугая бранным словам так, чтобы он получил представление об их значении (одно из главных развлечений возвращающихся из жарких стран матросов), попробуйте его затем дразнить, и вы скоро откроете, что он умеет так же правильно применять свои бранные слова, как берлинская торговка зеленью. Точно так же обстоит дело и при выклянчивании лакомств».
Чтобы подтвердить выводы Ф. Энгельса, напомним еще один анекдот.
Попугай, купленный у матросов, ужасно сквернословил. Ветеринар посоветовал хозяину:
— Посадите его в мешок и несколько раз как следует встряхните. Тогда он забудет все, чему его учили.
Хозяин последовал совету. Когда же он вынул из мешка взъерошенного попугая, тот отряхнулся и сказал:
— Ничего себе шторм!

Владимир Архипчук
г. Киев


Рекламные ссылки на другие сайты