ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 |

Конча-Заспа – жемчужина Украины


ZOOБизнес № 07-06
Конча-Заспой издавна называли местность вокруг озер Конча (Глушец) и Заспа, соединенных между собой протокой Быстрицей. Первые упоминания о Конча-Заспе в исторических документах относятся к 1504 году, когда митрополит Киевский Иосиф передал эти земли, ранее принадлежащие некоему Микуле Панькевичу, во владение Выдубецкому монастырю. В XVI веке Конча-Заспа несколько раз переходила во владение то Софиевского, то Выдубецкого монастырей. Монастырская братия использовала обширные луга под сенокосы и выпас скота, а в озерах, старицах и Днепровском заливе ловили рыбу, в том числе осетров и стерлядь. В начале XVII века эти земли самовольно захватила княгиня Анна Корецкая. Будучи особой властной, богатой и имея собственные «вооруженные силы», княгиня удерживала за собой земли около двадцати пяти лет, получая, надо думать, немалую выгоду от сенокосов и рыбных промыслов. Монахи, конечно, не замедлили подать на княгиню в суд, который вынес решение в их пользу. Но в XVII веке, как и в наши дни, законы были писаны не для богатых. Рукописные документы того времени живописуют нам, как судебные исполнители, пытавшиеся претворить в жизнь решение суда, много раз убегали в лес от конницы княгини, которая нападала на них «обичаем неприятельским, окриком, гуком» и имела намерение «бить и побивать». В сороковых годах XVII века решение суда все же было выполнено, и Конча-Заспа с ее сенокосами и рыбными ловлями вернулась во владение Выдубецкого монастыря.
Заметим, что большинство рукописных документов, в которых упоминаются озера Конча и Заспа, указывают на их необычайное, даже по тем временам, богатство рыбой.
Об этом же свидетельствует изданный 25 мая 1654 года универсал Богдана Хмельницкого.
В этом документе гетман подтверждает права монастыря на владение землей и защищает монастырские озера от «обывателей» сел Ходосовка и Лесники, которые со «своеволенством» чинили «великие шкоды» «частым ловлением рыбы». Как видим, даже в той сложнейшей политической обстановке гетман нашел возможность и время позаботиться, говоря современным языком, об охране природы. Его бы пример да в подражание «гетманам» нынешним…
Позднее права Выдубецкого монастыря на земли в Конча-Заспе подтверждают своими универсалами гетманы Юрий Хмельницкий (1669) и Петр Дорошенко (1670). Выдубецкий монастырь владел этой территорией до 1780 года, после чего ее присоединили к казенным землям, но после 1833 года вновь вернули монастырям (большую часть — Выдубецкому и небольшую — женскому Введенскому). Позднее часть земель с озером Конча опять перешло к казенным оброчным землям, а озеро Заспа вошло в состав земель дома митрополита Киевского. С 1890 года озеро Конча (Глушец) арендовал Киевский отдел Российского общества рыболовов и рыборазведения. Какое-то время озеро использовалось для любительского лова рыбы. Но уже в 1895 году по инициативе известного знатока рыборазведения И.Н. Фалиева всякий лов рыбы здесь был запрещен, озеро объявлено заповедным и стало использоваться в качестве естественного рыборазводника. Это было связано с экологическими особенностями озера Конча. Испокон веков в него во множестве заходила на нерест крупная днепровская рыба, а само озеро было своеобразным «детским садом» для рыбьей молоди, которая здесь подрастала, нагуливалась и затем уходила в Днепр. На протяжении двадцати четырех лет, пока Общество владело озером, в нем ежегодно выращивались сотни миллионов рыбьей молоди, и она, выходя протокой Быстрицей в Днепр, обогащала рыбные запасы всего среднего течения реки.
После известных событий 1917 года Общество прекратило свое существование. Освобожденные революцией крестьяне из окрестных деревень по бревнышку раскатали все его помещения — и начали свой рыбный промысел. В ход пошли в основном ручные гранаты и самодельные бомбы. Еще немного — и заповедные озера превратились бы в мертвые отстойники. Но надо отдать должное большевистской власти — уже в 1919 году, несмотря на гражданскую войну и сложнейшую политическую ситуацию, Народный Комиссариат Земельных Дел (НКЗД) своим постановлением национализировал озера Конча и Заспа и запретил в них лов рыбы. Сделано это было по представлению все того же И.Н. Фалиева. Время было суровое, за невыполнение приказов Народного комиссара не штрафовали, а ставили к стенке, поэтому на какое-то время Конча-Заспа была спасена от разорения. Но затем в Киеве началась смена властей, город много раз переходил из рук в руки: Скоропадский, Петлюра, Деникин, поляки… Снова никому не стало дела до озер и природы, и снова «под шумок» началось истребление рыбы.
Вскоре после окончательного утверждения советской власти на Украине все тот же НКЗД постановлением от 7 февраля 1921 года передал Конча-Заспу в ведение Сельско-Хозяйственного Научного Комитета Украины (СХНКУ). Окончательное юридическое оформление заповедника «Конча-Заспа» произошло постановлением коллегии НКЗД 24 декабря 1921 года. Таким образом, Государственный заповедник «Конча-Заспа» по времени своего основания является вторым в Украине (первым был заповедник «Аскания-Нова», основанный 1 апреля 1919 года). Огромную роль в воплощении в жизнь идеи об организации заповедника сыграли представители киевской научной интеллигенции того времени: профессора М. Веселовский, А. Носов, М. Шарлемань, О. Яната. Заповедник находился в ведении СХНКУ.
В 1923 году здесь была построена Научно-исследовательская станция и начата научная работа. При заповеднике были организованы лаборатория, библиотека и небольшой музей природы. До 1924 года директором заповедника был И.Н. Фалиев, а после смерти (3 ноября 1924 года) этого замечательного человека, так много сделавшего для охраны Конча-Заспы, директором стал М. Шарлемань, ранее занимавший пост секретаря заповедника.
С этого времени и до фактической ликвидации заповедника в нем велась обширная научная и просветительская работа. Изучалась гидробиология озер (Ю. Марковский и др.), геология и гидрогеология (проф. В. Резниченко), энтомофауна (Л. Малковец, Л. Машовец, Н. Таран, Ю. Прожига), орнитофауна (М. Шарлемань и др.), фитопланктон озер (М. Радзимовский, М. Яковлев), ихтиофауна (проф. Д. Белинг), фенология (М. Бауман, С. Лубкин, М. Шарлемань), растительность лугов (Т. Бунин), кольцевание птиц (М. Бауман, М. Шарлемань). В заповеднике «Конча-Заспа» некоторое время работал известный киевский орнитолог проф. О. Кистяковский, длительное время здесь действовала экспедиция Академии Наук СССР под руководством академика В.И. Вернадского. Как видим, уникальность Конча-Заспы и необходимость сохранения ее, как ценнейшего природного объекта, никогда не вызывала сомнения у научной интеллигенции Киева — и какое-то время к мнению ее прислушивались.
Черный день для заповедника настал после переезда правительства Советской Украины из Харькова в Киев.
Окидывая хозяйским оком окрестности Киева, тогдашние правители сразу же «положили глаз» на Конча-Заспу. Да и действительно — более живописного места в окрестностях Киева было не найти. «На верхах» было решено построить здесь правительственные дачи и пансионат. Этому, правда, мешал статус заповедника. Ликвидировать его волевым решением было, конечно, можно, но это выглядело бы кощунством в глазах киевской научной интеллигенции. Поэтому был проделан бюрократический «кульбит»: заповедник «Конча-Заспа» объединили с Каневским, а затем территорию Каневского заповедника сократили — ровно на столько же, сколько к нему присоединили. Так, без акта о ликвидации, заповедник в Конча-Заспе прекратил существование…
Справедливости ради надо отметить, что природа при этом пострадала не так сильно, как это могло бы быть. Вокруг правительственных дач территорию строго охраняли, доступ сюда был ограничен: о том, чтобы глушить рыбу взрывчаткой или незаконно охотиться, не могло быть и речи.
В период Великой Отечественной войны леса в Конча-Заспе сильно пострадали — их рубили и немцы, и местные жители. К 1945 году вдоль дороги Киев-Обухов леса осталось совсем немного. Уже в 1947 году начались активные посадки леса. На песчаных барханах высаживали, в основном, сосну. В 1948-50 годах правительственная зона отдыха в Конча-Заспе была значительно расширена. Местность и природа в окрестностях охранялась достаточно строго. Заказник охватил также лесную часть Конча-Заспы в бассейне речки Виты (Сиверки). Там водились лоси, кабаны, бобры, косули, зайцы-русаки и многие другие животные. В лесу произрастало множество редких растений, в том числе и занесенных в Красную Книгу Украины.
Что же представляла собой в экологическом отношении Конча-Заспа к 1991 году? Площадь зоны отдыха тогда составляла около 5000 га. На 1111,2 га стараниями Киевской научной общественности (А.М. Филенко и других) был создан государственный заказник национального значения «Лесники». Заказник охватил лесную часть Конча-Заспы. По его лесам, причудливо изгибаясь и ветвясь на множество рукавов, протекает речка Вита (Сиверка). По правому берегу Виты растут в основном сосновые леса, по левому — ольховые и ясенево-дубовые. К 1991 году в заказнике обитало множество бобров, жили две семьи лосей, было много косуль, кабанов, зайцев-русаков, встречались куницы, хорьки, ласки. Здесь произрастало множество редких растений, а в апреле раннецветы цвели сплошным многогектарным ковром…
Луговая часть к 1991 году также сохранилась неплохо. Уникальные реликтовые луга распахнулись от села Чапаевка до села Плюты, радовали глаз цветущим разноцветием. В то время здесь еще существовали естественные плантации валерианы и шалфея площадью в десятки гектаров, огромные участки занимали дикие сибирские ирисы, росли наши северные орхидеи и водилось множество луговых птиц. Надо сказать, что луга — едва ли не главное богатство Конча-Заспы. И при этом естественные луга — это самый уязвимый и наиболее пострадавший от человека биотоп на Украине. Примерно 90 % лугов Днепровской поймы затопили искусственные «моря». Оставшиеся 10 % подвергаются столь интенсивному воздействию человека (вытаптывание, выпас скота, сенокошение и т.п.), что надеяться на их сохранение не приходится. Конча-Заспа была одним из последних мест в Украине, где сохранились луга реликтовые, испокон веков не паханные, скотом не вытоптанные. В июне такой луг представляет собой колышущееся море цветов, высотой до полутора метров. Воздух в нем так насыщен целебными ароматами, что не поддается описанию… Таких лугов практически не осталось в Европе, и когда автору этих заметок случалось показывать их зарубежным коллегам-биологам, то восхищению их не было границ. Особенно удивляло и радовало всех то, что такие луга удалось сберечь в непосредственной близости от огромного города.
Озера Конча, Заспа и ряд более мелких находились, в целом, в хорошем состоянии. По-прежнему входила сюда на нерест днепровская рыба. На озере Конча процветало поселение бобров. Заливы в июле-августе украшали тысячи цветущих белых кувшинок, гнездились дикие утки различных видов, много было больших и малых серых цапель и других водно-болотных птиц. Здесь, совсем недалеко от Киева, можно было видеть таких редких птиц, как орланы-белохвосты, а на озере Заспа отдыхали на пролете дикие лебеди-шипуны, белые цапли, стаи пролетных журавлей, гусей и куликов… Гнездились в Конче и некоторые птицы, занесенные в Красную книгу Украины, например, кулик-сорока. В целом, по богатству и разнообразию животного и растительного мира Конча-Заспа к 1991 году не уступала многим биосферным заповедникам.
Но всей этой красоте пришел конец. С начала 90-х в Конча-Заспе начался строительный «бум». Падали под бензопилами реликтовые дубравы, первозданные луга и небольшие пойменные озерца земснаряды замывали песком. Исчезали целые плантации краснокнижных растений, улетали и погибали птицы. Повсюду на намытых песках, как грибы-поганки, росли коттеджи, коттеджи, коттеджи… Нет, автор этих заметок ничего не имеет против дачного строительства в целом. И, конечно, людям нужно строить дома и отдыхать. Но замывать песком дивной красоты места, уникальную ценность которых понимал еще Богдан Хмельницкий и — особенно — дореволюционная киевская интеллигенция, уничтожать реликтовые дубравы и луга могут только люди, для которых нет ничего святого.
На сегодняшний день от обширных лугов Конча-Заспы остались только небольшие пятачки размером в 2-4 футбольного поля. Вся береговая линия до пгт Украинка практически замыта песком, уничтожены ценные нерестилища рыбы. Под многометровым слоем песка погребены красивейшие пойменные озерца, где гнездилось множество редких птиц, небольшие болотца, многогектарные плантации лекарственных трав (шалфей, золототысячник, валериана), целые поляны занесенных в Красную книгу орхидей, множество небольших живописных заливчиков береговой линии Днепра. Вырублено огромное количество дубов. От былого разнообразия фауны и флоры остались одни воспоминания. Не пора ли остановиться, чтобы спасти хотя бы то, что еще можно спасти?
Ценных в экологическом, научном и эстетическом отношении уголков в Конча-Заспе на сегодня осталось не так много. Один из последних таких уголков уничтожается сейчас: летом-осенью 2006 года. Бульдозеры срывают участок реликтового луга, чтобы на его месте оборудовать поле для гольфа. С точки зрения экологии это то же, что и приобретение картины Рембрандта с целью выскоблить на ней краски и самостоятельно набросать на блестящем холсте портрет любимой тещи. Однако киевские миллионеры убеждены, что им позволительно делать с природой все, что заблагорассудится. И если не принять срочные и эффективные меры, скоро их совсем не останется. Научная общественность Киева не раз уже обращалась к власть имущим с просьбой остановить уничтожение природы в Конча-Заспе. Старая власть была глуха к этим призывам. Может быть, их услышит власть новая? Думается, что в прекращении дальнейшего строительства в Конча-Заспе в первую очередь заинтересованы те, кто уже построил здесь дома и живет. Причины следующие: замывание песком лугов уже сегодня непоправимо нарушило целебный микроклимат этого прекрасного уголка; уничтожение последних участков реликтовых лугов с их естественными плантациями лекарственных трав окончательно испортит этот самый микроклимат, и обитателям престижных особняков придется дышать уже не целебными ароматами, а дымком из каминных труб своих соседей. Ухудшение микроклимата, отсутствие места для прогулок, плотная застройка неминуемо вызовет резкое падение цен на недвижимость в Конча-Заспе. Хочется, пользуясь случаем, еще раз непосредственно обратиться к тем богатым и влиятельным людям, которые уже построили в Конча-Заспе дома и живут или отдыхают здесь: приостановите дальнейшее уничтожение природы в непосредственной близости от Ваших вилл — это в Ваших кровных интересах, господа… От этого зависит, каким воздухом будете дышать Вы и Ваши дети — и, следовательно, Ваше драгоценное здоровье… Над этим стоит подумать.
Для спасения последних участков реликтовых лугов и дубрав киевские экологи предлагают следующие меры: полностью приостановить продажу земли в Конча-Заспе в частные руки и прекратить всякое строительство; запретить в этой местности работу земснарядов и, следовательно, замывку песком лугов.
Очень важно хоть в небольшой степени восстановить уже нарушенную систему дренажных каналов в Конче. Эти каналы, шлюзы и насосные станции, построенные перед заполнением Каневского водохранилища, защищали луга от заболачивания, а дубравы от гибели в результате подъема уровня грунтовых вод. Стихийное строительство в Конча-Заспе привело к тому, что многие участки каналов просто замыты песком. В результате нарушилась и гидрология, и циркуляция воды в каналах. Они перестали выполнять свою функцию, уровень грунтовых вод стал повышаться, луга заболачиваться, уникальные трехсот-пятисотлетние дубы — болеть и гибнуть.
Остро необходимо создание еще как минимум двух заказников в луговой части Конча-Заспы. Один из них может быть создан на чудом уцелевшем участке реликтовых лугов между Жуковым островом и озером Заспа. Второй должен включить в себя уникальный для днепровской поймы участок суходольного луга между озерами Конча и Заспа. Поскольку на обоих этих участках произрастает множество редких и исчезающих растений, организация таких заказников может быть проведена в полном соответствии с действующим природоохранным законодательством Украины и международными природоохранными конвенциями, ратифицированными Украиной.
Государственный заказник национального значения «Лесники» в лесной части Конча- Заспы, по мнению экологов, необходимо преобразовать в государственный заповедник. Статус заказника позволил предотвратить здесь строительство, но он не позволяет эффективно охранять богатейшую природу от браконьерства. Подтверждение тому — почти полное уничтожение бобров и копытных в заказнике в последние 5-6 лет. Статус заказника, по действующему законодательству, к сожалению, не включает в себя ни одной штатной единицы, ответственной за охрану природы в этом самом заказнике. Функция охраны природы возложена на работников лесопаркового хозяйства Конча-Заспа и является для них делом десятым. Так уж заведено у нас, что лесничества отвечают в основном за предотвращение и тушение лесных пожаров и санитарные рубки леса. И надо сказать, что при своих ограниченных человеческих и финансовых ресурсах сотрудники лесничества «Конча-Заспа» с этой задачей справляются неплохо. Несмотря на безответственное поведение отдыхающих, часто оставляющих непогашенные костры, крупных и опустошительных пожаров в лесной части Конча-Заспы в последние 2-3 года не было. Что же касается охраны редких и исчезающих видов травянистых растений, произрастающих здесь, то при напоминании о необходимости этой охраны работники ЛПХ только смеются… Цветочки всякие там, дескать — не наше дело…
Еще в старых рукописных документах упоминалось о дубах Конча-Заспы. И, действительно, трудно найти в Украине другое место, где бы трехсот-пятисотлетние дубы росли целыми рощами… Согласно действующему законодательству Украины, каждое дерево старше ста лет является памятником природы, на него должен быть заведен паспорт, и оно подлежит строгой охране. Это — по закону, а на практике совсем иначе.
Уникальные дубы четырехсот-шестисотлетнего возраста оказались разбросанными по территории, принадлежащей различным ведомствам. Около двух десятков старых дубов находятся на территории санатория «Конча-Заспа». Более пятидесяти — на территории, прилегающей к правительственным дачам. Два уникальных дуба возрастом 600-650 лет находятся на берегу озера Заспа и являются вообще бесхозными. Один из них уже почти погиб. Деревья в столь преклонном возрасте нуждаются в уходе, хотя бы самом элементарном: расчистке и пломбировке дупел. К сожалению, на практике уходом этим никто не занимается, и древние могучие деревья медленно, но верно гибнут…
Никто, наверное, не будет спорить с тем, что наличие в государстве природоохранной политики — свидетельство цивилизованности и развитости этого государства. Это особенно четко проявляется в странах Европы, той Европы, куда мы так стремимся…
Украина подписала целый ряд природоохранных документов, главным из которых является «Конвенция об охране дикой флоры и фауны и естественной среды обитания в Европе». Эту конвенцию часто называют Бернской конвенцией (она была принята в Берне в 1979 году). Не вдаваясь в детали этого обширного документа, скажем, что любая подписавшая его страна (в том числе и Украина) взяла на себя определенные международные обязательства. В частности, страна, подписавшая Бернскую конвенцию, обязана в сфере своей национальной политики осуществлять все изложенные в конвенции мероприятия, направленные на сохранение дикой флоры и фауны и естественной среды обитания.
Присоединилась Украина и к Боннской и Рамсарской природоохранным конвенциям. Рамсарская (или «Конвенция об охране водно-болотных угодий») направлена на охрану всех видов внутренних водоемов и болот как мест обитания множества редких и исчезающих видов живых организмов. Именно такими водно-болотными угодьями была богата Конча-Заспа до начала здесь массированного строительства.
Боннская Конвенция, также подписанная Украиной, направлена на сохранение мигрирующих видов животных, в частности, перелетных птиц (как мы уже указывали выше, луга и озера Конча-Заспы были тем местом, где останавливались, отдыхали и кормились лебеди, дикие гуси, журавли, кулики и другие мигрирующие птицы). Да только подписать — еще не значит выполнять. Любой из киевских экологов докажет, что уничтожение лугов, озер и дубрав в Конча-Заспе есть грубейшее нарушение обязательств, взятых на себя нашей стороной после подписания этих конвенций. Но какое это имеет значение для чиновников, когда цена одной «сотки» земли в Конча-Заспе доходит уже до пятидесяти тысяч условных единиц? Кто же от такой кормушки откажется?
Мы получили в наследство от наших пращуров удивительный по красоте уголок с естественными озерами, реликтовыми дубравами и лугами. На протяжении многих веков землю эту охраняли и берегли. Как видно из исторических хроник, ее неповторимую ценность понимали Богдан Хмельницкий и Петр Дорошенко, киевские митрополиты, князья и царские чиновники. В голодном и холодном послевоенном 1921 году киевская научная интеллигенция добилась создания государственного заповедника. Чудом сохранился этот нетронутый уголок природы и при Советской власти. И лишь за последние восемь лет уже в нашей независимой стране его начали и успешно продолжают уничтожать…
Так что же мы, действительно «славных прадедов великих — правнуки поганые», способные только истреблять, уничтожать и разрушать?! Или разум, хоть и с опозданием, но возьмет верх над алчностью, и последние уголки Конча-Заспы будут спасены?
Тогда, возможно, и наши дети и внуки смогут видеть вокруг себя не только асфальт и бетон. Может быть, и им удастся полюбоваться аистами, бродящими по лугу, и могучими шестисотлетними дубами, и запах свежего сена вдохнуть, и увидеть, как расцветают белые кувшинки на заповедном озере…

Виктор Коцюба,
биолог-зоолог, г. Киев

Рекламные ссылки на другие сайты