ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 |

Японский хин – экзотика в вашем доме

«ZOO-Бизнес» № 1`2005
Японский хин — это маленькая (2-4 кг), грациозная, утонченная, воздушная собачка, радующая глаз и украшающая жизнь своих владельцев. Она покоряет
своим благородством, позволяющем не сомневаться в ее исключительном, привилегированном положении в любом доме и в любой семье.
Яркий эффектный окрас — белоснежная шелковистая шерсть с черными или рыжими пятнами притягивает восторженные взгляды и вызывает восхищение. Глаза японского хина — восточная экзотика, а мудрый всезнающий взгляд чуть раскосых глаз хранит тайны древних цивилизаций.
Японскому хину от вас нужны только любовь и общение. Он не требует изматывающего ухода за своей шерстью, длительных прогулок и огромного количества корма. Он не нарушит лаем ваш покой и покой ваших соседей. Достоинства японского хина можно перечислять бесконечно, а недостатки… их просто нет.
История появления японского хина теряется в глубине веков. Самые древние упоминания о собаках, похожих на хинов, появились около 3000 лет назад. Однако точное происхождение хина, похоже, навсегда останется тайной. Как могли появиться эти удивительные существа, столь разительно отличающиеся от диких предков всех собак? Долгое время историки и кинологи спорили по поводу возникновения этой породы. На сегодняшний день существует несколько версий появления этих замечательных собачек.
Предполагается, что у японского хина, пекинеса и мопса существовал общий предок — так называемый, тибетский той. По одной из существующих версий, в III веке н.э. прародители хинов попали в Японию вместе с буддийскими монахами. По другой — эти собаки были частью дани, которую Китай платил Японии в VIII веке н.э. А древний эпос Сейм свидетельствует о том, что в 732 году н.э. Ширави, император одного из корейских государств Силла, в знак особого расположения и дружбы подарил японскому императору пару собак, которые предположительно считаются предками хина.
Существуют и сторонники «японской» версии происхождения собак. Ведь в Китае известна собственная императорская порода — пекинес, в истории Кореи вообще нет упоминания о подобных собаках, а вот в Японии хин изображался на гравюрах, рисунках, вазах и тканях еще со времен глубокой древности. Только в результате длительной и планомерной селекции могла быть выведена эта удивительная порода в том виде, в котором она дошла, почти не изменившись, до нашего времени. Много столетий Япония ревностно оберегала свое «сокровище». Только члены императорской семьи и знатные аристократы могли обладать этой драгоценной собакой. Эти маленькие существа с космическими глазами пользовались безграничным обожанием и считались священными посланцами богов, а конкретно — даром богини солнца Аматэрасу. Хин был не столько одним из символов императорской власти, сколько «оком богини», наблюдавшим за императором.
Редко какая порода может гордиться столь древним происхождением. История хинов началась так давно, что теперь никто не может назвать даже приблизительную дату их появления. Тайна происхождения хинов волновала не одно поколение людей и, видимо, поэтому она овеяна множеством красивых легенд.
В одной из них говорится, что когда-то, давным-давно жил на свете прекрасный принц. Однажды, гуляя по парку, он увидел девушку. Молодые люди полюбили друг друга и решили пожениться. Но, в это же время красотой девушки был пленен и злой волшебник. Девушка отказала волшебнику, так как сердце ее уже навсегда было отдано принцу. Разозлившись, чародей превратил девушку в прекрасный лотос, а принца — в белку. Каждый день белка ухаживала за лотосом и оберегала его. Будда, сжалившись над влюбленными, благословил их союз. Плодом их любви стала маленькая собачка с потрясающей красотой лотоса и чудесным очарованием белки.
Другая легенда утверждает, что эта собачка появилась на свет от
союза льва и обезьяны, взяв
у обезьянки милую мордочку, а у льва — бесстрашный характер. А дело было так. Однажды один буддийский святой удалился в глухие джунгли для молитвы и медитации. Все животные являлись к нему за советом и помощью. Среди них был и лев. Он очень страдал от любви к обезьянке, которая говорила о невозможности их соединения из-за разницы в размерах. Возможно, добавляла она, я должна стать тебе сестрой. Но, лев никак не хотел соглашался на это.
Святой человек выслушал льва и сказал ему:
– Если ты любишь эту маленькую мартышку так сильно, то ты должен во имя этой любви принести жертву.
– Я с радостью это сделаю, — ответил царь зверей.
– Сможешь ли ты пожертвовать своей силой и стать слабее последнего твоего подданного ради нее?
– Я согласен и на это, — ответил лев.
– Тогда твое желание будет исполнено, — сказал святой и начал молиться. В результате лев уменьшился до размеров мартышки.
– Ты, по-прежнему, желаешь любви обезьяны? — спросил святой, — Теперь ты знаешь, каково быть маленьким и слабым.
– Да, я все понял, — ответил лев, — но не раскаиваюсь, если только она по-прежнему любит меня.
– Да, это настоящая любовь. Твоя преданность будет вознаграждена. Пусть ты потерял свою силу, но у тебя остались твоя смелость и королевское достоинство. Голод больше не будет заставлять тебя охотиться, потому что мясо ты будешь получать со столов великих людей и будешь нести на себе знаки королевских отличий.
После этого любящие сердца смогли соединиться, и плодом их любви стал императорский японский хин.
Рассказывают также и о том, что давным-давно, после долгой охоты, львица, отдыхая у водопада, пленилась поразительной красотой бабочки. Будда благословил их союз и на свет появилась чудо-собачка с красотой бабочки и чувством достоинства львицы.
Сказок и легенд о хинах много, но во всех говорится о том, что эти маленькие собачки рождались от большой любви, которую благословлял святой Будда. Каждая легенда повествует о неземной красоте, сильном характере и чувстве собственного достоинства этих собачек.
В период Эдо при сегунате Токугава (1603 — 1867гг.) хин стал божественным талисманом дайме — влиятельных князей и высшей аристократии. Японские хины разводились в императорских или храмовых питомниках. Методы селекции сохранялись в строжайшей тайне, а за здоровьем собак следили специальные врачи. К каждому хину был приставлен слуга, который удовлетворял все нужды собаки. Простым людям под страхом смертной казни было запрещено владеть этими символами высокого положения в обществе. Хины были украшением только самых знатных домов. Единственной их обязанностью было развлекать и тешить своих титулованных владельцев. Самых маленьких хинчиков знатные дамы носили в бамбуковых клетках, подвешенных в широких рукавах кимоно, дно которых было выстелено тончайшим голубым шелком, что дополняло и украшало экзотичный наряд.
До наших дней дошло множество историй об этих маленьких собачках. Мы можем прочитать о японском императоре, приказавшем примерно в 1680 г. всем своим хинам присвоить высокие звания. Жили эти собачки в его дворце, окруженные потрясающей роскошью. Они строго охранялись и ни при каких обстоятельствах не могли покинуть пределы императорского дворца и его парка.
В тайне от императоров, монахи старых буддийских монастырей в течение многих столетий имели таких же собачек, которых они называли «Святыми Львами Будды». Так же, как и дворцовые, собаки, живущие в монастырях, никогда не являлись глазу простолюдина. Они имели в основном бело-черный окрас с обязательной белой полосой, идущей от морды к макушке, что очень напоминало пламя, распространяющееся кверху. Это был специально культивируемый буддийский символ. На фоне белой полосы, на голове собак имелась и черная отметина, напоминающая след от пальца. Считалось, что это сам Будда отметил этих собачек своим перстом и поселил их жить рядом со своими избранниками. В настоящее время многие хины имеют на голове такую отметину, которую называют «пальцем Будды».
До сих пор старейшие японские питомники, занимающиеся разведением хинов, находятся под патронажем императорской семьи. Купить племенного хина из такого питомника практически невозможно, их просто не продают. Иногда, священных собак дарят как знак отличия за заслуги перед императором.
Только в XIX веке Европа смогла, наконец, увидеть величайшее сокровище Страны Восходящего Солнца. В 1854 г. командор Мэтью Колбрайт Пэрри добился у Японии открытия нескольких портов для морской торговли и положил конец изоляции страны от внешнего мира. Он привез в Англию и подарил королеве Виктории двух японских хинов. Удивительные экзотичные собачки сразу завоевали сердца Европы и Америки. Начался хищнический вывоз хинов с их родины. Хины воцарились в домах европейского и американского высшего общества так же естественно, как и во дворцах родной Японии, вызывая при этом всеобщее восхищение. Поклонниками экзотических собачек были Английская королева Виктория, Уэльская принцесса Александра, семья Ротшильдов, графиня Варнклифф, маркиза Англзей, графиня Варвик и еще много других знатных и титулованных особ.
К сожалению, в западных странах ничего не знали о специфике, содержании, кормлении и разведении этой породы. Множество драгоценных собак гибло как в дороге, так и от неумелого обращения. К началу XX века порода оказалась на грани исчезновения. Неправильное разведение хинов привело к тому, что размеры собак значительно уменьшились: взрослая собака весила не более 1,5 кг. Естественно, у нее стали возникать проблемы со здоровьем. Европейские и американские заводчики были вынуждены несколько увеличить хина в размерах, так как чрезмерно маленькие «японские» экземпляры обладали пониженной способностью к выживанию и размножению.
В конце XIX века в Англии стали создаваться питомники японских хинов. Одной из первых заводчиков была мисс Элизабет Браун из Бейсуотера (1870 г.), а одним из старейших питомников Англии можно назвать питомник «Мальверн» (основан в 1890 г.). Начало 20-х гг. XX века стало знаменательным в истории японских хинов. В это время были основаны два питомника, имеющие теперь мировую славу — «Риу Гу» и «Йевот». Их владелицы — миссис Кроуфорд и мисс Тови — конкурировали друг с другом, но, несмотря на все противоречия, обе дамы много сделали для возрождения породы. Хины стали очень популярны в Англии. Множество английских питомников хорошо известны заводчикам всего мира: «Горседен», «Сангрия», «Стернрок»… и многие другие сохраняли и улучшали японских хинов, помогали этому экзотическому цветку «пустить корни»
на Западе.
В начале Второй мировой войны хинам стало грозить исчезновение и в Японии. Недостаток продовольствия, землетрясения и разрушения поставили породу на грань вымирания. Численность хинов уменьшилась в десятки раз.
Любители породы объединили свои силы в единой борьбе за спасение породы. Были скрещены собаки из американских и британских питомников. Американские собаки были крепкими и ширококостными, а британские славились великолепной головой и шикарной шерстью.
После войны были скрещены хины американского и европейского типов. Их потомки получили лучшие качества от обеих линий.
Сейчас японский хин имеет преданных поклонников во всем мире.
До сих пор эти собачки остаются редкостью, и породистого хина можно встретить лишь на выставке. Происходит это отчасти потому, что хины малоплодны (обычно в помете рождается 2-4 щенка), а отчасти потому, что серьезные заводчики японских хинов вовсе не стремятся сделать породу «коммерческой и модной». Хин — это образ жизни, каждая собака драгоценна, поэтому редко кто решается продать высококлассную собаку, которая, разумеется, стоит очень дорого. Хины бывают разные и, конечно, все они достойны любви, но племенное высокопородное животное — это произведение искусства, созданное человеком и природой, красота которого не имеет цены.
В 80-е гг. в Москву из Японии были привезены шесть японских хинов. Собаки были подарены г-ну Денисову, Генеральному консулу провинции Осака, после окончания официальной миссии в Японии. Эти хины стали отправной точкой в оздоровлении и улучшении породы в Москве, и московские энтузиасты-породники приложили немало усилий для получения и сохранения потомства от этих редких экземпляров. Сейчас многие московские питомники хинов, такие как «Делис Сакура», «Омикудзи», «Сан Ланг Хин» и другие, строят разведение, помимо других представителей этой породы, и на потомках тех шести собак.
В 60-е гг. в Санкт-Петербурге (тогда Ленинграде) разведением хинов занимались большие поклонницы породы сестры Павловы
(племянницы знаменитого академика И.П. Павлова). Благодаря их энтузиазму и материальным возможностям, за рубежом были куплены производители — кобель Бонци и суки Тутси и Майко, затем Джекки и Юкки-Сан. К концу 70-х гг. в Ленинграде было уже более 100 собак этой породы. После смерти сестер Павловых порода пошла на убыль. Но, в 1991 г. в Санкт-Петербурге принял эстафету и не дал погибнуть уникальной породе питомник «Хин-Сатори», который сумел сохранить древнюю японскую кровь, приобретя в Москве пару аборигенных японских собак (детей тех хинов, которых привез г-н Денисов). Питомник приобрел производителей лучших зарубежных линий и вывел своих собак на мировой уровень.
Во всем мире японские хины по-прежнему очень малочисленны, а высококлассные породистые хины — просто редкость.
Е. Цыганкова,
вл. п-ка «Делис Сакура»,
Е. Шилова,
владелец п-ка «Омикудзи»,
г. Москва

В заголовке использовано фото: Фудзияма из питомника «Делис Сакура»

Отзывы и комментарии по данной статье ждем на форуме http://www.zoobusiness.kiev.ua

Подробней о породе читайте в «ZOO-FITO» № 6 `1999

Рекламные ссылки на другие сайты