ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 |

Японский хин - произведение искусства

№5-07

– Ёку ирассяимасйта! (Добро пожаловать!) Го-сёкай итасимас! (Будем знакомы!) Я – Никко, японский хин, собака Страны Восходящего Солнца – Японии.
По легенде я – плод благословенной Буддой любви льва и обезьяны. Благословение Будды, выраженное прикосновением его руки к голове потомства от этого брака, осталось на нашем белом лбу в виде маленького черного или рыжего пятнышка. Эту отметину называют «палец Будды» и наличие ее у хина поднимает его ценность.
Еще я – «сокровище, достояние» – так переводится иероглиф, обозначающий «хин». В Японии мною и сейчас гордятся, как государственным и национальным достоянием.
Мой необыкновенно красивый и привлекательный вид, мягкий и в то же время независимый характер давно нашли верных поклонников среди любителей собак всех стран мира.
«Никко» в переводе с японского означает «солнечное сияние». В Японии есть небольшой храмовый город – Никко. Красота этих храмов настолько поражает, что даже существует японская поговорка: «Не говорите «изумительно», пока не увидите Никко!». Хинам принято давать имена, подчеркивающие нашу красоту.
Не думайте, что я – хвастун и «нарцисс»! Нет! Просто в стране, где создали мою породу, люди настолько ценят красоту и преклоняются перед ней, что сделали хинов священным сокровищем императорской семьи и окружили царским вниманием. Хины воспитывались и жили, окруженные любовью и почитанием. Говоря о японском хине, японцы считают недопустимым употреблять слова «ину» – «собака», хин – это «хин» и только «хин»!
Моя хозяйка, зная, сколько любви к возвышенной красоте было вложено японцами в создание нас, хинов, как «китёхин» – «ценности», называет нас «гэйдзюцу сакухин» – «произведение искусства».
«Кихин» – «высокий гость», «райхин» – «почетный гость» – таков статус японского хина в ее восприятии нашей породы.
Появились предки японских хинов в Японии очень давно, даже я уже не помню когда, хотя генетическая память подводит меня редко. Возможно, моих предков как символ льва Будды около 520 г. н.э. привезли буддисты – монахи с Тибета в дар японскому императору. Может, хины произошли от китайских миниатюрных собачек бело-черного окраса с короткой мордочкой и короткими ногами, известных, как собачки «пай», привезенных из Кореи и Китая в дар японскому императору, и было это около 1100 лет назад. Существует и третья версия – нашими предками были собаки «шоу-кен», привезенные из Кореи в дар императору Микадо в 723 г. н.э.
Мой современный облик был сформирован уже более 600 лет назад. Об этом свидетельствуют сохранившиеся с XIV века до наших дней племенные книги, в которых зарегистрированы строгие правила отбора и разведения японских хинов. Принципы разведения хинов держались в секрете.
Получив моих предков в дар, императоры возвели их в ранг священных собак. Хины содержались как в императорском дворце, так и в храмах, участвовали в религиозных и светских церемониях и торжествах. Им посвящались художественные изображения на вазах и картинах, наши скульптурные изображения украшали храмы и дворцы. Право на содержание хинов имела только императорская семья. Только император мог подарить хина. В XVIII–XIX веках хины появились у приближенных к императору вельмож.
Первый раз мы, хины, попали в Ан­глию в королевскую семью, как ответный дар на подарок английской королевы японскому императору двух мастифов, водных спаниелей и мелких грейхаундов. Доставил нас в Англию славный капитан Сарис. Однако потом наш император поссорился с христианским миром, и 200 лет «дверь» в Японию была закрыта. Только в 1854 году хины вновь смогли увидеть другие страны. Семь хинов получил американский командир Мэтью Кэлброй в благодарность за поддержание дружественных отношений от японской императрицы. Трое из нас погибли в дороге, двое были преподнесены королеве Англии – Виктории, двое доплыли до Америки и были подарены дочери адмирала Перри – Августине Бельмонт.
Так началась наша жизнь вне Япо­нии. И началась она, как и на родине, при королевских дворах в статусе модных «коленных» собачек дам высшего общества. Нас обожала и содержала в больших количествах принцесса Уэльская – Александра.
Мода на экзотических маленьких собачек в аристократических и состоятельных кругах Англии сделали нас, хинов, популярными и в других странах. Представители финансовой элиты Ротшильды, получив хинов в подарок от королевской семьи, тоже попали под обаяние моих сородичей.
Сегодня я стал таким, какой я есть, в результате огромной любви японцев к прекрасному и их великому терпеливому труду. Меня можно рассматривать как Японию в миниатюре в вашем доме. Мой внешний вид напоминает воинственного самурая средних веков с его выбритым лбом, стремительными, полными достоинства движениями, с развивающимися черными волосами и одеждой. У меня характерная походка. Она напоминает походку японца в национальной обуви гета.
Классическое цветовое сочетание цвета шерсти – черное по белому фону – иероглифы черной тушью на белой бумаге, или рыже-белое – выглядит очень нарядно. Длинная шелковистая, не сваливающаяся, украшающая шерсть на шее – пышный воротник и манишка, ниспадающая до земли, белая хризантема уверенно поднятого на спину хвоста, пушистая юбочка, закрывающая задние ноги, и длинная черная или рыжая шерсть на маленьких, прижатых к голове ушках. Гордый постав головы, пристальный взгляд огромных умных и удивленных глаз. Таким вы видите меня. Таким меня создали «по образу и подобию».
Моя тонкая и богатая эмоциональная натура делает меня интересным компаньоном и собеседником. Да! Собеседником! Ибо я умею говорить не собачьим языком. На родине, в Японии, нас называют «собачка-цветок» и «собачка-птичка».
У меня есть свои пристрастия и характерные привычки: люблю становиться на задние лапки – так дальше видно, ведь любопытство – одна из моих черт. По той же причине я выбираю места наблюдения повыше: спинки кресел, диванов, если разрешают, а если не разрешают – и не надо.
Я послушный.
Обожаю играть с детьми, но только с теми, которые понимают, что я не игрушка и мне может быть больно или неприятно.
Незнакомые мне люди вызывают во мне недоверие, но национальные черты характера японцев и в этом случае проявляются в моем поведении: я вежлив и деликатен, но насторожен. Незнакомая обстановка немного меня сковывает.
Прогулки – мое любимое занятие, хотя любимых занятий у нас много. Ведь нас часто содержат небольшими семейками, так веселей и интересней. Можно придумывать разные игры. «Нитиваи» – в переводе с японского означает «веселое движение, суета». Такое настроение царит в нашей стайке, когда мы резвимся на лужайке перед домом. Нам все интересно: и бабочка, и жук, и ароматный цветок, и японские кои (рыбки), плавающие в пруду, и шум листьев под резким порывом ветра, и нежданные гости – скандальная сойка или мудрый лесной ворон.
А уж охрану мы несем всей стаей. Мы «страшны и грозны» при защите нашей территории, при этом без попыток укусить, но шуму много – хозяйка сразу слышит: «чужой» пожаловал.
В Японии нас всегда содержали большими «семьями». Поэтому, когда я оказываюсь единственным представителем домашних любимцев у занятых людей и предоставлен целый день самому себе, мне иногда бывает грустно, но это, к счастью, случается редко. Люблю компанию. Пусть это будет даже кошка. Я ее никогда не обижу. Правда, зачастую кошки по размеру и весу больше нас, ведь рост хинов – не выше 25 см в холке, масса тела – от 1,5 до 3,5 кг, но это не мешает нам дружить.
Наше мирное сосуществование – достойный пример терпимости для людей.
В моей стае благословенное число сородичей – семь! Самая старшая из нас – бело-черная сука Нэцудзоо Иссумбоси, за ней стоят скандинавские и японские линии. Ее отец и дед – из питомника «Хин Сатори» (владелица Шевченко Елена, Россия, Санкт-Петербург). Она знает, что она – самая старшая, мудрая и «нитиваи» - это уже не для нее.
У меня есть замечательные бело-черные дети, рожденные в апреле 2006 г. от нее, которые живут вместе с нами: сын Кэдзин-Коюби Миваку (с японского: Великан-Мизинчик Прелесть) и дочь Кадза-ри Миваку (Украшение Прелесть), которая в декабре этого года будет вязаться с красивым бело-рыжим кобелем Солитэри Стар Гэдан Но Камаэ.
Теперь обо мне: я, отец вышеназванных детей, Никко Накамура, родился в августе 2004 г., бело-черный, привезен из России (Москва). Мой отец Calancol Cosmic Chaos бело-черного окраса, вывезен из Англии Ольгой Шиломагиной-Кавун (Россия, Москва), является потомком чемпионов известных питомников Англии: Dabrivs, Denstone, Sangria, Ranella, Apokodeodar, Hammerbrend, Riu Gu, Tenson. По матери у меня японские линии.
Мой внешний облик и характер, как говорит моя хозяйка и неоднократно отмечали многие украинские и зарубежные эксперты на выставках, полностью соответствуют характеристикам японского хина. Я успешно заработал титулы Чемпиона и ГрандЧемпиона Украины. И что для меня очень важно: на международной выставке «Каштаны Киева» (28 апреля 2007 г.) под экспертизой судьи-олраундера Izumi Awashima (Япония), который является Пре­зидентом Кинологического клуба Японии, я получил CAC, CACIB, BOB.
Для меня приобрели еще трех подружек: бело-черную Дзукэ оф Катори Сан (Россия, Тверь), за ней 5/8 японских линий, она правнучка Синдзю Делайта (заводчик Ольга Шиломагина-Кавун, Россия, Москва), она самая миниатюрная и самая задорная из нас; бело-черную Дэнсэцу Окинава и бело-черную Бидзин Синдзю. Вот такая большая и веселая у нас семья под названием «Mivaku» – племенной завод японских хинов, зарегистрированый в FCI под №275/05.
Название «Mivaku» (Миваку) в пе­­ре­­воде с японского означает «Пре­лесть». «Какая прелесть!» – мыслен­но воскликнула при виде япон­ского хина моя хозяйка. Так слово «прелесть», но по традиции на японском языке, стало аффиксом племенного завода японских хинов, владелицей которого является моя хозяйка – Линих Ольга Васильевна. В ее семье всегда было несколько пород собак одновременно: с 1987 года – эрдельтерьер Доротея Богли (первая эрделька в Украине в международном стандарте), русский черный терьер Барри Акда (Чемпион Украины, его потомки живут сегодня от Канады до Аргентины и практически во всех странах Европы), американский кокер-спаниель Квинс Пет Лотта. В 1996 го­ду, увидев на выставке японских хинов, моя хозяйка сразу решила, что эта порода обязательно появится у нее в семье. Пока не было возможности привезти хина, она три года на выставках наблюдала эту редкую и очень интересную породу, и с каждой встречей убеждалась в правильности выбора.
Так мы, японские хины, с 1999 го­да вошли в жизнь семьи Линих Ольги. И теперь царствуем в ней безраздельно, только хины – и никакой другой породы!
Кокоро-кара мата о-мэ-ни какаримасё! (От всей души надеюсь еще встретиться с Вами!)
Саёнара! (До свидания!)
Ольга ЛИНИХ, кинолог, владелец п/з японских хинов «Mivaku», г. Киев

Рекламные ссылки на другие сайты