ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |

Эвтаназия

№4/07

Этот термин* часто применяется к домашним животным, хотя по определению это невозможно. Эвтаназия — добровольное умерщвление, расставание с жизнью с целью сократить страдания от неизлечимой болезни. Это должно быть волевым осознанным решением человека, принятым без влияния посторонних мнений.

Когда работаешь ветеринаром на приеме, некоторые процедуры осваиваешь и проводишь ради престижа и удержания клиента. Умерщвление безнадежно больных — одна из таких операций (как ни странно, к операциям престижа относятся всевозможные декоративные купирования, зашивание бойцовских ран и удаление последствий общения с «любящими» хозяевами). Но два случая из подобной практики вспоминаю чаще других…
Как-то осенним дождливым вечером на прием в ветлечебницу пришел на первый взгляд обычный посетитель. Среднего роста пожилой человек в поношенной, мокрой от мороси одежде, с объемной сумкой в руках. Он заглядывал в открытую дверь приемной, не решаясь спросить.
— Добрый день, — обратился я, — чем могу помочь?
— У меня собака, больная…
— Проходите в манеж, я посмотрю, — сказал я, не дав ему договорить.
Из объемной сумки мужчина с трепетом извлек маленькую длинношерстную собачонку темной масти. Она дрожала всем телом на холодном операционном столе, глаза ее слезились, всем телом она прижималась к хозяину.
— На что жалуетесь?
— Ей плохо, — запинаясь, ответил хозяин, — она почти не ест, пачкает по всему дому…
— Какой возраст собаки? — спросил я, приступая к осмотру.
Хозяин молчал. Осмотр был довольно плодотворным: одно ухо было укорочено, пясть одной из лап отсутствовала, зубы стерты до основания, суставы изуродованы полиартритом, кожа живота дряблая и морщинистая. Но, несмотря на все это, характерного запаха собачей старости не было, шерсть была сухой и блестящей.
— Так сколько ей лет? — настаивал я.
Мужчина густо покраснел и еле выдавил из себя признание.
— Моей младшей дочке восемнадцать, в день ее рождения Эльза пришла к нам с двумя щенками.
— А лапа, ухо…?
— Это уже так и было.
Иногда лучше ошибиться в диагнозе, чем знать страшную правду. Эльза была смертельно больна, и ее почтенный возраст не оставлял шансов на выздоровление. Из опыта я знал, что недуг будет постепенно высушивать организм и затянется на долгие месяцы, даже самые стойкие хозяева не могли спокойно наблюдать за мучениями своих подопечных. Я, нарушив моральные принципы, после элементарных объяснений нюансов течения болезни и сомнительного успеха от лечения предложил прибегнуть к эвтаназии. Мужчина прижал Эльзу к себе и, все так же запинаясь, начал объяснять.
— Доктор, она моих троих детей вынянчила, она нам больше чем родня, Эльза за нас погибнуть готова… Назначайте лечение, пожалуйста.
Мужчина умоляюще смотрел на меня, прижимая трясущуюся Эльзу к себе.
Желание клиента — закон, через несколько минут листок с расписанным лечением был в руках у хозяина больной собачонки.
— В зависимости от течения болезни лечение может меняться, так что раз в неделю желательно, чтобы я ее осматривал, — в тот момент я был уверен, что животному осталось недолго.
Прошла неделя, за ней другая, Эльза с хозяином на прием не являлись. Наступила зима. Иногда, когда клиент приносил породистого щенка и говорил: «Он должен жить, я за него баксами платил!», я вспоминал беспородную Эльзу и преданного хозяина.
И вот ранней весной, солнечным теп­лым днем я среди множества посетителей узнал верного друга Эльзы. Он подошел ко мне.
— Мы к вам обращались…
— Я помню, как Эльза?
— Вы помните, — на секунду его лицо осветилось улыбкой. — После лечения Эльзе стало лучше, а сейчас она совсем больна…
— Несите ее в манеж, я посмотрю…
— Доктор, нечего там смотреть, от старости одно лекарство…
Мы молча вышли во двор лечебницы. Вся семья провожала Эльзу в последний путь: три красавицы дочки стояли у старенького «москвича», а мать семейства сидела на переднем сидении, держа на руках завернутую в шерстяной платок Эльзу. Собачонка щурила слезящиеся глаза и судорожно дергала ногой, рот был устлан тягучей слюной, каждый вздох сопровождался еле слышным стоном. Я знал, что измерять температуру и наблюдать кожные покровы пациента сейчас неуместно.
— Давно она так?
— Почти месяц, не лучше, не хуже. Воду пьет, под себя ходит и страшно скулит, только на руках замолкает, — сказала хозяйка и покачала истощенное тело Эльзы.
Хозяин взял животное на руки и без объяснений пронес ее в манеж. Только там он выдавил из себя: «Облегчите ее страдания, усыпите ее, пожалуйста»…
Второй сюжет произошел самым обычным рабочим днем. На прием пришла женщина почтенного возраста, принесла песика из разряда мини-дворняжек. Без лишних церемоний она заявила:
— Он давно болеет, мучается, его надо умертвить.
Отличить безнадежно больного от здорового я смогу, поэтому я спросил прямо:
— За что вы хотите его убить?
— Какая вам разница, выполняйте свою работу.
Она пыталась изобразить равнодушие, но предательски выступившие слезы этому помешали.
— Я не киллер, не палач и уж точно не маньяк! И если вас не устраивает собака, не сваливайте эту проблему на меня.
Женщина окончательно раскисла. Она плакала, не вытирая слезы, прижимала к себе перепуганного песика, который не подозревал о происходящем. Прошло несколько минут, прежде чем хозяйка смогла дать объяснение.
— Когда я овдовела, подруги подарили мне этого пса. Он очень смелый хороший друг, но оба постарели, болезни и старческая немощь достают… Дочь забирает меня к себе, а Степку, сказала, видеть не хочет. Отдать его некому, и я решила, пусть лучше умрет спокойно, с достоинством, чем голодной смертью в унижении или от рук каких-то психов…
Несмотря на свой опыт, я не могу понять, что это было — преданность и сочувствие или измена и эгоизм. Но когда мне приносят маленького котенка или только что купленного щенка, я пытаюсь объяснить, что животные тоже стареют, и хозяевам надо переносить это так же мужественно, как и старость близких родственников.
Конечно, есть оправданные показания к эвта­назии, в основном это ситуации, когда болезнь животного либо само животное могут угрожать здоровью или жизни людей (например, в случае бешенства). Старческие состояния, неизлечимые формы инфекционных и паразитарных заболеваний, травмы и отравления, которые не оставляют шансов на выздоровление, влекут за собой продолжительные предсмертные страдания, усложняют санитарную обстановку. Есть ситуации, когда животных умертвляют после того, как они выполняют свое прямое назначение в условиях лаборатории. В любом случае, назначать процедуру эвтаназии и выполнять ее должен профессионал с высоким чувством долга и при 100% уверенности в диагнозе и прогнозе заболевания.

Василий УСАТЕНКО, ветеринарный врач

Рекламные ссылки на другие сайты