ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 |

Вечный вопрос: «ЖИТЬ или НЕ ЖИТЬ»

Собаку нашли на обочине дороги. Она уже даже не скулила. Серый, грязный комок еще живой плоти безучастно ко всему лежал в луже. Не было уже и дрожи – последние силы покинули его. Лишь слабые блики одинокого фонаря плескались в ряби, поднимаемой редкими порывами слабеющего ночного ветра… Тихий шепот уходящей собачьей души вел последний разговор о Вечном с клочками рваных облаков, пробивающимися сквозь них, мерцающими звездами и таким далеким, неприветливым небом… Его нашли случайно. Свет фар на мгновенье приковал внимание женщины, сидящей за рулем, к странному предмету в луже. Машина, проехав метров двести, резко затормозила и сдала назад. Теперь в свете фар было видно, что это не тряпье, брошенное бомжем, а собака. Собака, спящая в луже? Чертовщина какая-то. Осторожно приблизившись к краю лужи, придерживая полы длинного пальто, чтобы не испачкаться, женщина сразу же забыла обо всем. В угасающем взгляде собаки блеснуло Доверие. Обмануть его было выше всяких сил. Новые модельные туфли, дорогое пальто, выхоленные ногти, вычищенный салон автомобиля, все насущные жизненные проблемы – все вдруг стало мелким и ненужным… В госпиталь она занесла собаку на руках. Никакой тряпки или пледа в машине не было… Туфли насквозь промокли, с пальто стекала грязная вода, оставляя лужицы на полу приемного покоя. – Сделайте что-нибудь, – это все, что она смогла сказать врачам. К сожалению, иногда проще сказать, чем сделать. Даже с первого взгляда было понятно, что собака всеми четырьмя лапами уже в Стране Вечной Охоты. Странным было только одно: почему собачья Душа до сих пор не покинула истерзанное тело? При беглом первичном осмотре: дворняга (простите, «дворянин»), щенок (половина зубов – молочные), «мальчик» (все достоинства – на месте), в состоянии травматического и гиповолемического шока (вероятно – большая кровопотеря), легкие практически не «дышат», живот – «как камень», скорее всего перитонит из-за повреждения внутренних органов, в области грудной клетки и живота – две небольшие точечные ранки со следами запекшейся крови, в области правого предплечья – торчащие из гнойной раны уже черные безжизненные кости, лапа болтается на лоскуте кожи и обрывках мягких тканей… Сердце еле слышно… В глазах – тусклые проблески уходящей жизни… Что делать? Прекратить страдания животного и скорее отправить его туда, где нет боли, голода и страха? Бороться до конца, несмотря ни на что? Пока осматривали собаку, никто не заметил, как «спасительница» исчезла, тихонько уйдя «по-английски». Она свое дело сделала. Теперь дело за профессионалами. Главный вопрос – как же все-таки быть: усыпить сразу или бороться до конца, несмотря на тяжесть состояния собаки, длительность предполагаемого лечения, материальные затраты и сомнительный прогноз? Этот вопрос был разрешен не нами, а собачьим Богом. В этот момент щенок поднял голову и посмотрел на нас. В его взгляде не было мольбы. Очень трудно передать словами то, что мы увидели. Скорее всего, это был беспомощный взгляд ребенка, вручающего свою Жизнь и Судьбу в руки взрослых. Взгляд бесхитростный и доверчивый. Он решил все. Началась противошоковая терапия и одновременное обследование, которое должно было уточнить диагноз. Проведенные исследования показали, что состояние собаки крайне тяжелое, обусловлено серьезными повреждениями внутренних органов и большой кровопотерей. На рентгеновских снимках обнаружены две пули в брюшной полости, которые, по-видимому, вызвали ранения кишечника и печени, что привело к развитию гнойного перитонита (воспалению брюшины) и внутреннему кровотечению. Одна пуля прошла через грудную клетку, разорвала легкие, прошла через печень и застряла где-то в животе. Кроме того, перелом костей предплечья, скорее всего, также был вызван огнестрельным ранением. На снимках был виден раневой канал и остатки пули… Ранения не свежие – двух-, трехдневной давности. Версия механизма травмы проста. Кто-то решил апробировать свое новое пневматическое оружие. Подвернулся щенок. Этот «кто-то» пострелял… Были проведены первые операции: ушивание ран легкого, печени, кишечника, остановка кровотечения, отмывание грудной и брюшной полостей, борьба с шоком. Все, как обычно в таких случаях. Мы имеем большой опыт лечения подобных ранений. Не знаю – к счастью или к сожалению… С момента поступления щенка в наш госпиталь прошло три дня. По документам он числится как «Безымянный». Кличку ему еще не придумали. Мы его слишком мало знаем. Но за жизнь он борется, как настоящий мужчина. Может быть, так его и назовем: «Мужик», «Боец», «Стрелец» (все-таки, подстреленный)? Между тем, щенок поправляется. Стоит в госпитале на довольствии. Ест, пьет самостоятельно, дренажи – чистые. Все идет, как положено. Одним словом, «дворянин». Теперь нам предстояло решить вторую задачу – как лечить перелом предплечья? Рана в области перелома очень большая, гнойная. Кости омертвели на протяжении пяти – семи сантиметров… Самый простой вариант – ампутация конечности. На Западе врачи так и поступают. Телепередача «Animal planet» – тому свидетельство. Ну, подумаешь, три лапы! Собака может ходить и на трех конечностях. Все это так. Но у нас – щенок. Кроме того, мы имеем опыт успешного лечения таких переломов. Мы знаем, что лечение будет долгим, потребует нескольких операций, но мы можем сохранить конечность! Мы обсудили все «за» и «против», и решили бороться за сохранение лапы. Это очень непростое дело. Для того чтобы сохранить конечность в таких случаях, мало глубоких знаний и огромного опыта, нужно еще специальное оборудование и время. Мы использовали аппарат для внешней фиксации костных отломком, разработанный в нашем госпитале (Пульняшенко П.Р., 1995), который очень прост в использовании, но очень эффективен при лечении подобных переломов. Этот аппарат прошел уже не одно испытание и показал себя в работе с положительной стороны. Он значительно отличается от своих аналогов простотой изготовления и применения. Мы предполагали, что кости в месте перелома частично омертвеют, и эти участки придется удалить. Но мы были уверены в том, что нам удастся выиграть время, максимально сохранить костную ткань, а в последующем – сделать костную пластику и сохранить конечность. Сохранить лапу – цель нашей борьбы! Техническое выполнение задачи было очень непростым. Мышцы и сухожилия в результате гнойного воспаления и прошедшего времени сократились, их пришлось растягивать, кости в результате огнестрельного ранения потеряли часть осколков. Их невозможно было сопоставить идеально. Но мы все равно справились с поставленной задачей. Рана постепенно очистилась, начала заживать. Из-за ее больших размеров пришлось сделать пересадку кожи. Кожа прижилась. Через две недели после операции на пересаженных участках начала расти шерсть. За это время молочные зубы у нашего щенка выпали, на их месте начали расти постоянные. Он подрос, окреп, повеселел и с удовольствием бегал с аппаратом во время прогулок. Он полюбил всех сестер и врачей отделения. Хотя ему и приходилось терпеть уколы, капельницы, перевязки. Ну, а что поделаешь? Через месяц мы убрали аппарат, удалили небольшие участки погибшей кости, заместили ее искусственной костной тканью и поставили на кость пластину. Хуан (щенка назвали «Хуанито», в переводе – Ванечка) чувствует себя прекрасно, носится по улице, как угорелый, хочет успеть возместить время вынужденного бездействия. Хуан очень хороший, добрый и доверчивый пес. Он хочет найти себе Настоящего Хозяина! Удачи тебе, Хуан!
Павел ПУЛЬНЯШЕНКО, глав. врач

Рекламные ссылки на другие сайты