ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

страницы | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 |

О лесах, лосях, собаках и кошках и шведском зообизнесе

№6/07

Леса и лоси
По дороге в Стокгольм из аэропорта, который находится примерно в сорока километрах от города, я обратил внимание на густой хвойный лес по обе стороны шоссе.
Деревья существенно отличались от привычных мне высоких ровных сосен и елей, характерных для восточной Украины.
Эти деревья были не такими высокими, живописно-кряжистыми, но главное, что сразу бросалось в глаза, – росли как-то беспорядочно, невероятно густо, образуя непроходимые на вид заросли.
Водитель такси в ответ на мой вопрос объяснил, что шведские леса практически по всей территории страны не высаживаются специально, а сохраняются в естественном, первозданном виде.
Лес по обе стороны дороги был наглухо схвачен проволочным забором примерно полутораметровой высоты. Ветки во многих местах высовывались за ограду, казалось, лес протестовал против этих искусственных ограничений и претендовал на полный объем своих исконных владений.
– А для чего эти заборы? Наверное, частные владения, нельзя входить?
– Это от лосей, – ответил водитель, – чтобы на дорогу не выскакивали.
– Что, около Стокгольма водятся лоси?
– Они почти везде водятся. Приходится огораживать дороги, иначе были бы серьезные аварии, да и лоси бы погибали. Иногда лоси все же проникают за ограду, и такие ДТП не исключены пол­ностью.
Я знал, что в Швеции водятся лоси. Читал даже, что их численность стараются удерживать в рамках 300 000 особей, так как большее количество этих гигантов не сможет себя прокормить даже в этих нетронутых глухих дебрях, для этого каждый год охотникам выдаются лицензии на отстрел 150 000 лосей, но думал, что информация едва ли соответствует действительности. Уж точно – не в двадцати минутах езды от мегаполиса.
Справедливости ради должен сказать, что нашего человека мегаполисом в один миллион восемьсот тысяч жителей не потрясешь, но информация, похоже, действительно была верной.
На участках дорог с «особенно интенсивным движением лосей» стоят предупреждающие дорожные знаки с изображением этого животного.
Не только лоси, но и сами знаки уже давно стали символом Швеции; их изображения тиражируются на футболках, сумках, кружках, рюмках, ручках и прочих сувенирах.
Некоторые автотуристы та­кой продукцией не довольствуются – снимают со столбов знаки и увозят с собой на родину. Особенно популярны такие сувениры у немцев.
Встречаются на дорогах и привычные нам знаки с изображением оленя, поскольку олени здесь – тоже не редкость. Но лось на дорожном знаке смотрится и в самом деле очень колоритно.
Бережное отношение и любовь шведов к природе проявляются буквально на каждом шагу. За время моей поездки я часто встречал дикие, но чистые, не замусоренные леса, живописные зеркальные озера, не «окультуренные», но ухоженные морские берега, обилие птиц, особенно, чаек и диких уток, которые спокойно и комфортно чувствуют себя как в озерах или море, так и в десятке метров от шоссе с интенсивным движением.
Диких уток можно увидеть и в центре Стокгольма. Город возведен на четырнадцати островах, соединенных мостами, поэтому утки спокойно разгуливают по пешеходным улицам в нескольких метрах от воды. Туристы с радостью фотографируют их и охотно угощают.
Опрятность берегов и придорожных территорий объясняется не только гораздо более деликатным отношением к природе. Службы, призванные следить за чистотой, работают очень ритмично и качественно. Рано утром на шоссе можно встретить уборочные бригады, собирающие мусор в придорожной траве и вывозящие его специальными машинами.
Около трех недель я провел в пригороде Стокгольма, Лидинго, в двадцати минутах езды от центра столицы. Несмотря на то, что Лидинго – практически часть Стокгольма, весь этот район покрыт лесами. Часто, особенно ранним утром, около гостиницы можно было увидеть косуль, оленей, белок, зайцев, порой и лосей, куда от них денешься в Швеции.
Вспоминаются бородатые байки, о которых порой спрашивают иностранцы, о медведях на улицах Москвы…
На севере Швеции, в еще более лесистой и менее заселенной части страны, где мне не довелось побывать, по словам местных жителей, нередко можно встретить и медведей. Готов им поверить.
Забота о природе проявляется и в ассортименте магазинов.
Как в специализированных магазинах товаров для животных, так и во всех без исключения супермаркетах продаются всевозможные кормушки и домики для диких птиц, пакетированные корма для кормушек.

Животные: домашние и не совсем
Отношение к домашним животным очень доброжелательное. Я не видел, чтобы кто-то проявлял недовольство или хотя бы бросал раздраженные взгляды на собак, кошек или их владельцев.
При входе как в специализированные магазины зоотоваров, так и в обычные супермаркеты можно увидеть небольшие «самодельные» объявления о продаже щенков, котят и прочих домашних животных. Администрация эти объявления не срывает, считая такую практику совершенно нормальной.
Держат шведы чаще собак, чем кошек. В шведских домах живут также хорьки, хомячки, морские свинки, другие мелкие грызуны. Популярны птицы – попугайчики, певчие, в сельской местности – голуби.
Судя по ассортименту специализированных магазинов, в стране немало любителей аквариумистики и пресмыкающихся, но мне не доводилось видеть аквариумы и террариумы ни в квартирах, ни в офисах.
В Швеции очень популярен конный спорт, в частности конные прогулки, поэтому на дорогах часто встречаются легковые машины с закрытыми прицепами для перевозки лошадей, даже в черте города нередко можно увидеть конюшню с местом для выгула лошадей, иногда и манеж.

Собака бывает кусачей только от жизни собачей
Собаки, которых мне доводилось видеть на улицах городов и в сельской местности, были в основном средних и крупных пород; немало среди них бойцовских – питбулей, стаффордширских терьеры, бультерьеров.
Купировать собакам хвосты и уши в Швеции запрещено законом, поэтому на каждом шагу можно увидеть ризен­шнауцера с задорно задранным кудлатым «опахалом» или вислоухого добермана с хвостом, как будто позаимствованным у бигля. Только один раз я видел собаку с купированным хвос­том. Как оказалось, щенок ирландского терьера родился с дефектом хвоста и приобрел более привычный для нас вид по медицинским, вернее, ветеринарным показаниям.
Животных разрешается пе­ревозить в общественном транспорте, в специально отведенной части салона. Причем это – не огороженный решеткой угол, а всего лишь задняя площадка автобуса, вагона метро, салон которого выполнены практически так же, как салон автобуса или вагона пригородного поезда.
Животные располагаются в этих местах для того, чтобы меньше контактировать с остальными пассажирами. Та же ситуация в поездах дальнего следования, вагоны которых мало чем отличаются от вагонов привычных нам столичных экспрессов: в задней части салона (или передней, в зависимости от направления движения поезда) часто можно увидеть собаку, кошку или нескольких животных сразу.
В поезде кошек часто выпускают из контейнера для перевозки, и они путешествуют, спокойно лежа на спинке кресла, часто на небольшом расстоянии от собаки, которая едет в том же вагоне.
Собакам по правилам не требуется надевать намордник, правда с поводков их почти никогда не спускают.
Конфликтов между животными, даже в таких опасных ситуациях, мне видеть не доводилось.
Было очень непривычно наблюдать такой разгул «животной» демократии, но на мои вопросы шведы отвечали, что если собака не обучена должным образом и может проявить агрессию, ее хозяин никогда не станет подвергать себя опасности штрафа за покус и не будет перевозить животное без намордника.
Однако более чем за месяц, проведенный в Швеции, я ни разу не видел собаку в наморднике. Очень невелик ассортимент намордников и в специализированных магазинах – видимо, в них просто нет нужды; зато практически в каждом магазине для животных есть выбор, по крайней мере, из пяти–восьми видов специальных поводков, шлеек, ошейников и прочих специальных приспособлений для тренировки послушания.
Эти аксессуары пришли на смену гораздо менее эффективным, с точки зрения шведских кинологов, строгим ошейникам и рывковым цепочкам, которые, впрочем, тоже представлены в мага­зинах.
Собаки выдрессированы, в основном, действительно великолепно. Дрессировка является обязательной для всех пород.
Помимо поездок в общест­венном транспорте, о которых я упоминал, мне не раз приходилось наблюдать, как ночью в отдаленной парковой зоне собака, спущенная с поводка (что, строго говоря, уже считается нарушением), при встрече с незнакомым человеком не бросается на него, даже не облаивает, а только настораживается, останавливается и смотрит на хозяина, не упуская из вида и незнакомца. Хозяин тут же подзывает ее, берет на поводок, сажает рядом с собой и ждет, пока незнакомый человек пройдет мимо.
Кстати, собаки, которых я наблюдал в таких ситуациях, были далеко не «флегматичных» пород – доберманы, колли, ризеншнауцеры.
Часто собак привязывают у входа в магазин, и они спокойно, хотя и с трагическим видом, ожидают своих владельцев.
Всего пару раз, это было в сельской местности, приходилось видеть собак, лающих на верховых лошадей или пытающихся тянуть хозяина в нужную им сторону, но такие животные всегда были на поводке и тщательно контролировались владельцами. Надо сказать, что такие случаи я наблюдал только глубокой ночью. В светлое время суток этого видеть не приходилось. Впрочем, эти редкие исключения только подтверждали правило высокой культуры дрессировки и не менее высокий уровень понимания своей ответственности владельцами.
В сельской местности собаки живут абсолютно в таких же условиях, что и их городские сородичи. На улице появляются только на поводке (без него собаку можно увидеть только за закрытой калиткой хозяйского коттеджа), ночуют в доме. Тоскливого непрерывного лая среди ночи, характерного для наших деревень, тоже не услышишь. Иногда за оградой можно увидеть собачью будку, но поздней осенью, когда я был в Швеции, все будки, которые я видел, были пусты. Очевидно, они выполняют функцию летней дачной резиденции сельского домашнего любимца.
На мои вопросы шведы отвечали, что если человек держит собаку – он по определению любит животных, и, соответственно, относится к своей собаке, как к члену семьи, ребенку. А разве детей оставляют ночевать на холоде, за запертой дверью?
Не удивительно, что и породы собак, популярные в сельской местности, практически те же, что и в городе. Только в сельской местности предпочитают заводить собак более крупных пород. Непривычно было видеть подбегающую к ограде на защиту хозяйской собственности староанглийскую овчарку или бордосского дога, но для Швеции это обычное явление. Только из-за хозяйской ограды собаки дают себе волю: от души облаивают посторонних, демонстрируя рвение к защите своей собственности. Хотя излишняя шумливость отнюдь не приветствуется и в этом случае.
В Швеции я ни разу не видел неухоженной, худой, нездоровой на вид собаки; хотя иногда встречались перекормленные животные.
Не видел я и бродячих собак – говорят, что их просто нет. Собака может потеряться, но бросать животных в Швеции не принято.
Увидев одинокую собаку, шведы сообщают об этом по телефону властям, и сотрудники специальной службы тут же выезжают на место. Потерянную собаку помещают в приют и разыскивают хозяина.
Если собака выглядит истощенной или даже просто неухоженной, соседи не поленятся проинформировать об этом власти, – животное в принудительном порядке конфискуют и найдут ему более заботливого хозяина.

Игорь ТИМОНИН, г. Харьков

(окончание читайте в следующем номере)

Рекламные ссылки на другие сайты