Анонсы статей



ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

статьи схожей тематики

Эффективность и переносимость препарата дексалгин (декскетопрофена трометамол) в лечении больных с остеохондрозом позвоночника с корешковым синдромом

Компанией лаборатории Менарини Груп синтезирован и подготовлен к продаже в Украине анальгетик нового поколения Дексалгин с международным номенклатурным названием декскетопрофен. Этот инновационный продукт генно-инженерных биотехнологий, представляющий собой терапевтически активный S-(+) энантиомер кетопрофена без фармакологически бесполезного R-(-) энантиомера, позволяет избежать развития нежелательных метаболических эффектов, способствует снижению токсичности препарата, обеспечивает более раннее достижение более высокой максимальной концентрации в сравнении с рацемическим кетопрофеном. Соединение декскетопрофена с трометамолом способствует ускоренной абсорбции и быстрому эффекту.
В статье представлен обзор результатов пяти международных клинических рандомизированных контролированных исследований, проводившихся в соответствии с правилами GCP, с использованием обычных и стандартизованных моделей анальгезии. На основании собственного клинического исследования авторами проведена оценка эффективности и переносимости препарата Дексалгин в сравнении с препаратом кетонал у больных с торакалгией. Показана высокая эффективность Дексалгина в снижении интенсивности болевого синдрома при позитивной динамике уровня бытовой адаптации и хорошей переносимости препарата. Эффективность и переносимость Дексалгина в дозе 25 мг не уступает кетоналу в дозе 50 мг.
Ключевые слова: нестероидные противовоспалительные препараты, остеохондроз позвоночника с корешковым синдромом, декскетопрофен, анальгетическое действие.


Ю. С. Рудык, к. м. н.;
С. Н. Пивовар; Н. В. Педан
Институт терапии АМН Украины, Харьков, отдел клинической фармакологии и фармакотерапии


Спектр заболеваний, при которых применяются нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), чрезвычайно широк. Среди них: ревматоидный артрит, анкилозирующий спондилоартрит, подагра и другие ревматические заболевания, а также боль различной локализации и генеза [3, 7, 9, 10, 14, 15]. В условиях увеличения продолжительности жизни населения и роста числа людей зрелого, пожилого и старческого возраста становится насущной проблема дегенеративно-дистрофических процессов в позвоночнике и развития остеохондроза с болевым синдромом.
Многие НПВП, используемые в терапии, являются хиральными. Иными словами, они могут существовать в двух структурных формах, каждая из которых является зеркальным отображением другой. Такие вещества именуются энантиомерами. Парные энантиомеры обладают идентичными физическими свойствами, за исключением оптической активности. Этот термин обозначает способность вращать плоскость поляризованного света под одинаковым углом, либо в левом (обозначаемом знаком “–”), либо в правом направлении (“+”). Хиральные лекарства часто используются в рацемической форме, то есть в виде смеси равных количеств (по 50 %) каждого из энантиомеров [2].
Химические соединения, обладающие противовоспалительным действием и относящиеся к группе 2-арилпропионовой кислоты, носят название профенов. Эти вещества представляют собой хиральные молекулы, содержащие асимметричный атом углерода, поэтому они существуют в виде пар энантиомеров абсолютной R и S конфигурации. В группе профенов энантиомер R обычно является левовращающим, а энантиомер S — правовращающим. За исключением 3-(+)-напроксена и 3-(+)-флюноксапрофена, профены обычно представлены в рацемической форме в виде 50 %-ной смеси обоих энантиомеров [4, 13].
Несмотря на структурное и физико-химическое сходство между энантиомерами, относящимися к одной паре, их фармакологическое действие может существенно различаться, вплоть до того, что терапевтическим действием может обладать только один энантиомер, в то время как второй является полностью неактивным. С другой стороны, возможны варианты, когда оба энантиомера проявляют идентичные фармакологические свойства, как по характеру, так и по интенсивности.
Компанией лаборатории Менарини Груп был синтезирован и подготовлен к продаже S-(+) энантиомер кетопрофен [3-(+)-2-(3-бензоилфенил) пропионовая кислота трометаминовой соли (LM-1158.TRIS)] в качестве изолированного активного компонента. Эта молекула, представляющая собой активный правовращающий энантиомер кетопрофена, получила международное номенклатурное название “декскетопрофен”. В виде соли она называется “декскетопрофена трометамол” [4]. Устранение фармакологически бесполезного R-(–) энантиомера из рацематов позволяет избежать развития метаболических эффектов, обусловленных этим энантиомером. Это также способствует снижению токсичности, обусловленной активным S-(+) энантиомером.
В одной таблетке Дексалгина, покрытой оболочкой, содержится декскетопрофена трометамола 36,9 мг, что соответствует декскетопрофену 25 мг.
Фирма-производитель представляет результаты двух фармакокинетических исследований, целью которых было сравнение биодоступности декскетопрофена трометамола 12,5 и 25 мг по 3-(+) энантиомеру после приема однократной и множественной дозировки рацемического кетопрофена 25 и 50 мг соответственно. Степень всасывания препарата декскетопрофена трометамола 25 мг была несколько ниже в сравнении с кетопрофеном 50 мг, в то время как 12,5 мг декскетопрофена трометамола были биоэквивалентны кетопрофену 25 мг. В то же время, ни в одном из этих сопоставлений не была отмечена эквивалентность в отношении скорости, так как декскетопрофена трометамол обеспечивал достижение более высокой максимальной концентрации и более раннее достижение tmaх в сравнении с рацемическим кетопрофеном. Хотя максимальное содержание лекарства в плазме после приема декскетопрофена трометамола 25 мг весьма высоко, однако Сmaх все-таки ниже, чем после приема 100 мг рацемического соединения, что является в настоящее время общепринятой дозировкой. Таким образом, увеличение частоты побочных реакций не ожидается [4].
Клиническая документация на декскетопрофена трометамол включает пять клинических рандомизированных контролированных исследований, проводившихся в соответствии с правилами GCP. В качестве первичного показателя эффективности в этих исследованиях изучали анальгетическое действие. Исследования включают сравнение с плацебо и различными нестероидными противовоспалительными средствами в качестве препаратов сравнения, в первую очередь — с рацемическим кетопрофеном, в соответствии с инструкциями ЕС по разработке новых энантиомеров из зарекомендовавших себя рацематов. Использовались обычные и стандартизованные модели анальгезии, как, например, после удаления третьего коренного зуба, при дисменореи и болях при коленном остеоартрозе.
Общее число пациентов, участвовавших в этих исследованиях, составило 792 человека, из которых более 50 % получали декскетопрофена трометамол в различных дозировках. Доза декскетопрофена трометамола варьировала от 3,4 мг до 50 мг. У части пациентов лечение проводилось дозировками, предназначенными для выпуска в продажу. Из них 145 пациентов получали дозировку 12,5 мг, а 198 пациентов — 25 мг. Максимальная длительность лечения к настоящему моменту составила 3 недели. В исследовании участвовали как мужчины, так и женщины (за исключением исследования дисменореи), хотя в каждом исследовании доля женщин была выше. Большинство участников исследований были в молодом или среднем возрасте, за исключением одного исследования (остеоартрит), в котором средний возраст превышал 60 лет [4].
На основании результатов данных исследований, проводившихся у пациентов, страдавших зубной болью, можно сделать вывод о том, что декскетопрофена трометамол 12,5 мг и 25 мг обеспечивает обезболивающее действие, значительно превосходящее действие плацебо и сравнимое с действием кетопрофена 50 мг и ибупрофена 400 мг. Показано, что при дозировке, превышающей 25 мг и составляющей 50 мг декскетопрофена трометамола, повышение анальгетической эффективности в данной болевой модели отсутствует. Клиническое действие наблюдается, начиная примерно с 30 минут после приема препарата, при этом отмечается увеличение длительности действия по мере повышения дозировки лекарства [4].
В исследовании, проводившемся на женщинах, страдавших первичной дисменореей, кетопрофена трометамол в дозировке 12,5 мг и 25 мг значимо превосходил плацебо. Действие лекарства в обоих случаях было сравнимо с действием кетопрофена 50 мг. Отсутствовали различия между обеими изучавшимися дозировками декскетопрофена трометамола. Отсутствие связи между дозой и реакцией в данном исследовании может быть как истинным фармакодинамическим эффектом, так и артефактом, обусловленным пределами чувствительности данной модели [4].
Для изучения анальгетической эффективности декскетопрофена трометамола при использовании множественной дозировки применяли одну из наиболее широко признанных моделей — остеоартрит. Методы измерения реакции хорошо разработаны и включают измерение боли как прямыми, так и непрямыми методами. Исследование не включало отрицательное контрольное лечение (плацебо), однако это компенсировалось большой численностью исследованной группы. Число случаев выхода из исследования было невелико и не влияло на достижение цели исследования. Результаты исследования показывают, что при кратковременном симптоматическом лечении острого коленного артрита и при использовании обоих препаратов трижды в день, декскетопрофена трометамол в дозировке 25 мг превосходит по своему действию кетопрофен в дозировке 50 мг. Сделано предположение о том, что нет оснований ожидать, что декскетопрофен может потерять эффективность при длительном применении [4].
На базе отдела клинической фармакологии и фармакотерапии Института терапии АМН Украины (г. Харьков) было проведено открытое сравнительное клиническое исследование эффективности и переносимости препарата Дексалгин (декскетопрофена трометамол) в лечении больных с остеохондрозом позвоночника с корешковым синдромом (торакалгия).
Целью исследования явилась оценка эффективности и переносимости препарата Дексалгин (таблетки по 25 мг, покрытые оболочкой, производства фирмы “Берлин-Хеми АГ (Менарини Груп)”, Германия) в сравнении с препаратом кетонал (капсулы по 50 мг, производства фирмы “Лек”, Словения) у больных с остеохондрозом позвоночника с корешковым синдромом (торакалгия).


МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В исследовании приняло участие 60 пациентов, находящихся на лечении в клинике Института терапии АМН Украины, а также проходящих терапию в амбулаторных условиях поликлиники и соответствующих критериям включения/исключения.
Все пациенты были распределены в две группы:
· основную (30 пациентов: 20 мужчин и 10 женщин, средний возраст 56,3 ± 3,1 года), в которой больные принимали препарат Дексалгин по 25 мг через 8 часов на протяжении 10 дней;
· контрольную (30 пациентов: 22 мужчины и 8 женщин, средний возраст 52,8 ± 2,6 лет), в которой больные принимали референтный препарат (препарат сравнения) кетонал по 50 мг через 8 часов на протяжении 10 дней.
Исследование проводилось после одобрения протокола испытания лекарственного средства Этическим комитетом Института терапии АМН Украины.
Критериями включения в исследование были:
· остеохондроз позвоночника с корешковым синдромом (торакалгия);
· мужчины и женщины в возрасте от 45 до 75 лет;
· подписание пациентом информированного письменного согласия на участие в исследовании;
· женщины в постменопаузальном периоде, или прошедшие стерилизацию, или принимающие пероральные контрацептивные средства, или использующие внутриматочную контрацепцию;
· женщины детородного возраста, имеющие отрицательный тест на беременность;
· способность пациента к адекватному сотрудничеству в процессе исследования.
Критериями исключения явились:
· известная повышенная чувствительность к декскетопрофена трометамолу, к другим НПВП или к одному из прочих компонентов лекарственного средства;
· данные анамнеза о том, что вещества, имеющие подобное действие (например, ацетилсалициловая кислота или другие НПВП), вызывают приступы астмы, бронхоспазмы, крапивницу, ангионевротические отеки или острый ринит (особенно при наличии полипов в носу);
· активная фаза язвенной болезни или подозрение на язву;
· пациенты с желудочно-кишечными кровотечениями, другими активными кровотечениями или нарушениями, их вызывающими;
· болезнь Крона или неспецифический язвенный колит;
· бронхиальная астма в анамнезе;
· сердечная недостаточность II–IV ФК (по NYHA);
· хроническая или острая почечная недостаточность;
· печеночная недостаточность;
· геморрагический диатез или другие коагулопатии, а также пациенты, проходящие курс лечения антикоагулянтами;
· беременность или кормление грудью;
· прием не рекомендуемых лекарственных средств.
Условия выбывания субъектов из исследования:
· индивидуальная непереносимость исследуемого препарата;
· возникновение у пациента в ходе исследования тяжелых побочных явлений;
· значительное ухудшение общего состояния в период исследования;
· несоблюдение режима назначения препарата;
· отказ пациента от участия в исследовании.
При выбывании пациента из исследования он заменялся другим, в соответствии с критериями включения/исключения. Каждый случай выбывания пациента из исследования был отмечен в отчете с указанием причины. В случае развития побочных эффектов наблюдение за пациентом продолжали до полной стабилизации состояния с указанием в карте пациента исхода осложнения терапии.
Во время исследования проводилась оценка: общего состояния по субъективным показателям; неврологической симптоматики (выраженность болевого синдрома по визуально-аналоговой шкале (ВАШ); выраженности болевого синдрома по вербальной шкале; симптомов натяжения — Epstein-1, Epstein-2, Epstein-3, Спурлинга, Лермита); уровня бытовой адаптации; уровня тревоги (шкала Тейлора) [3, 5, 6, 8, 12]. Выполнялась рентгенография позвоночника, общий анализ крови, определение количества тромбоцитов, биохимическое исследование крови, ионограмма, общий анализ мочи.
В период рандомизации сравниваемые группы не отличались между собой по характеру распределения пола, возраста, по интенсивности болевого синдрома и выраженности тревоги (как клинического состояния), а также по контролируемым лабораторным показателям.
Заключение об эффективности и переносимости исследуемого препарата проводились при сравнении всех данных, полученных согласно протоколу при физикальном исследовании и объективном обследовании. В анализ эффективности включались пациенты, которые прошли полный курс лечения исследуемым препаратом. В анализ безопасности были включены все пациенты, принимавшие препарат хотя бы один день и выбывшие из исследования по причине возникновения побочных явлений или отказа от дальнейшего участия. В отчете указывалась причина выбывания пациента из исследования [1, 11].
Если при проведении исследования у отдельных больных были допущены какие-либо нарушения требований протокола исследования (критерии включения/исключения, схема лечения и др.), такие больные не включались в анализ эффективности и безопасности исследуемого препарата.
Данные, определяемые как критерии эффективности и переносимости, статистически обрабатывались и сравнивались в основной и контрольной группах. На основании полученных результатов делались выводы об эффективности и переносимости исследуемого препарата.
В качестве сопутствующей терапии могли использоваться лекарственные средства, не входящие в перечень запрещенных, с занесением сведений в историю болезни и в Индивидуальною регистрационную форму (название, суточная доза, способ применения, даты начала и окончания терапии).
С учетом механизмов взаимодействия препаратов во время проведения исследования
не рекомендовалось применять:
· другие НПВП (одновременный прием различных НПВП может повысить риск развития желудочно-кишечных язв и кровотечений вследствие синергического эффекта);
· пероральные антикоагулянты, тиклопидин (повышенный риск кровотечения из-за угнетения функции тромбоцитов и повреждения слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта);
· препараты лития (НПВП повышают уровень лития в крови, который может достичь токсических величин);
· метотрексат при применении в высоких дозах (повышенная гематологическая токсичность метотрексата, в целом — по причине уменьшения его выделения почками из-за нестероидных анальгетиков или противоревматических средств).
· гидантоины и сульфонамиды (возможно усиление токсического действия).
Комбинации, требующие осторожного применения:
· диуретики, ингибиторы АПФ: лечение НПВП пациентов с гиповолемией связано с риском развития острой почечной недостаточности (уменьшение клубочковой фильтрации из-за снижения синтеза простагландинов в почках). Лечение НПВП может ослаблять действие препаратов для лечения гипертензии. В случаях одновременного назначения декскетопрофена трометамола и диуретика у пациента не должно быть гиповолемии, с начала лечения нужно наблюдать за почечной функцией;
· метотрексат при применении в малых дозах (менее 15 мг в неделю);
· пентоксифиллин: повышенный риск кровотечения. Необходимо усиленное клиническое наблюдение и более частый контроль времени кровотечения;
· зидовудин: через неделю после начала лечения НПВП может наступить тяжелая анемия вследствие токсического действия зидовудина на эритропоэз. Необходимо проводить развернутый общий анализ крови и контроль показателя ретикулоцитов в течение 1–2-х недель после начала лечения НПВП;
· сульфонилмочевина: НПВП могут усиливать сахаропонижающее действие препаратов сульфонилмочевины, вытесняя ее из соединений с белками плазмы.
Возможные лекарственные взаимодействия, которые учитывались:
· блокаторы b-адренорецепторов: лечение НПВП может уменьшать действие антигипертензивных препаратов из-за угнетения синтеза простагландинов;
· циклоспорин и такролим: из-за влияния ренальных эффектов простагландинов может усиливаться нефротоксичность. Необходим контроль за функцией почек при комбинированном лечении;
· тромболитические препараты: повышенный риск кровотечения;
· пробенецид: может повышаться концентрация декскетопрофена в плазме. Это взаимодействие можно объяснить торможением глюкуронирования и ренальной канальцевой секреции, поэтому в данном случае требуется корректировка дозы декскетопрофена трометамола.
Статистическая обработка. Нормальность распределения числового массива данных определяли при помощи показателей асимметрии (As) и эксцессы (Ex), а также их средних квадратичных отклонений dА, dЕ. Проверку гипотезы о равенстве средних величин двух групп проводили при помощи двухвыборочного t-критерия Стьюдента. При проверке статистической гипотезы о равенстве средних в динамике наблюдения (период рандомизации — 5-й и 10-й дни терапии) применяли однофакторный дисперсионный анализ Краскела–Уоллиса (ANOVA — Analysis of Variance, анализ отклонений) [10]. Если гипотеза о равенстве средних отклонялась, то в дальнейшем использовался метод апостериорного сравнения средних (“Post-hoc comparisons of means”, метод Тьюки) [10]. Оценку различий среди частот появления признака (развитие осложнений) в группах наблюдения проводили методом, основанным на распределении разности относительных частот (метод Пуассона). Расчеты проводились на IBM PC при помощи пакета прикладной программы STATISTICA 5.0 (StatSoft Inc.).


РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Табл. 1 Оценка переносимости препарата Дексалгин и референтной терапии лекарственным средством кетоналом Проведенный статистический анализ показал, что на 5-й день лечения препаратом Дексалгин происходит достоверное снижение интенсивности болевого синдрома, оцениваемого пациентами по визуально-аналоговой (на 37,5 %) и вербальной (на 34,4 %) шкалам. Определяется позитивная динамика уровня бытовой адаптации (3–5 дискрипторы шкалы). Выявлено уменьшение интенсивности боли при определении симптомов натяжения: Epstein-1 — на 16 %, Epstein-2 — на 16,7 %. Обнаружена достоверная динамика выраженности тревоги (как клинического состояния) на 5-й день лечения Дексалгином, что характеризуется значимым снижением индекса тревоги (на 51,2 %).
Сравнительный анализ контролируемых параметров (интенсивность болевого синдрома, выраженность тревоги) у больных первой и второй групп к 5-му дню лечения не выявил достоверных отличий между ними.
При изучении динамики интенсивности болевого синдрома и уровня бытовой адаптации во временном промежутке “рандомизация – окончание исследования” нами установлены следующие закономерности. На 10-й день лечения препаратом Дексалгин отмечается достоверное снижение интенсивности болевого синдрома согласно визуально-аналоговой (на 91,1 %) и вербальной (на 40,6 %) шкалам в сравнении с периодом рандомизации. Определяется статистически значимая положительная динамика уровня бытовой адаптации. При определении симптомов натяжения отмечено уменьшение интенсивности боли: Epstein-1 на 68 %, Epstein-2 на 70,8 %, Epstein-3 на 60,9 %, Спурлинга на 55,6 %, Лермита на 57,1 %. Выявлено достоверное уменьшение выраженности тревоги, характеризующееся значимым снижением индекса тревоги (на 73,5 %). Наряду с этим, достоверных отличий между изучаемыми параметрами в группах пациентов, принимавших Дексалгин и кетонал, не установлено.
Оценка эффективности Дексалгина показала, что через 5 дней лечения препаратом, “высокая” степень эффективности наблюдалась у 13,3 % больных, “умеренная” — у 76,7 % и “низкая” — у 10 %. Достоверных отличий эффективности препарата Дексалгин от таковой в группе больных, получавших референтную терапию (кетонал), выявлено не было.
На момент окончания исследования (10-й день) в группе больных, принимавших препарат Дексалгин, отмечалась дальнейшая динамика исследуемых параметров по сравнению с данными, полученными на 5-е сутки лечения. Установлено достоверное снижение интенсивности болевого синдрома, оцениваемого пациентами по визуально-аналоговой шкале (на 85,7 %). Выявлена динамика уровня бытовой адаптации. Отмечено уменьшение интенсивности боли при определении симптомов натяжения: Epstein-2 на 65 %, Epstein-3 на 53,8 %, Спурлинга на 51,2 %, Лермита на 47,5 %. Выявлено значимое снижение индекса тревоги (на 44,8 %).
Оценка эффективности Дексалгина на 10-й день применения выявила “высокую” степень у 63,3 % больных, “умеренную” — у 33,3 % и “низкую” — у 3,3 %. Достоверных отличий эффективности препаратов Дексалгин и кетонал не было. Таким образом, эффективность исследуемого препарата Дексалгин является достаточно высокой и не уступает эффективности референтного лекарственного средства кетонал.
Анализ данных, полученных в ходе проведения исследования, свидетельствует о хорошей переносимости Дексалгина, не отличающейся от таковой в группе пациентов, принимающих кетонал (табл. 1).
Исследование профиля переносимости исследуемых препаратов показало, что в группе больных, принимавших Дексалгин, у одного пациента (3,3 %) отмечено повышение уровня артериального давления, один больной (3,3 %) отметил появление тошноты после приема препарата, один больной (3,3 %) предъявлял жалобы на наличие изжоги. Ни в одном из описанных случаев отмена Дексалгина не требовалась, после уменьшения суточной дозы побочные реакции прекратились. У этих пациентов переносимость препарата была оценена как “удовлетворительная”.

В группе референтного препарата кетонал у двух пациентов наблюдалась “неудовлетворительная” переносимость лекарственного средства. В одном случае было отмечено неконтролируемое лекарственными средствами повышение уровня артериального давления. Другой пациент жаловался на выраженную медикаментозно-зависимую изжогу при адекватном режиме приема лекарственного средства. В обоих случаях препарат был отменен. Пациенты были заменены другими больными. У 5-ти пациентов, составивших вторую группу, переносимость кетонала была оценена как “удовлетворительная”: у одного пациента наблюдалось повышение уровня артериального давления, у двух — тошнота, у одного – изжога, один отметил сухость во рту. Состояние этих больных было стабилизировано после коррекции конкоминантной терапии или режима приема препарата.
В ходе исследования не было установлено достоверных изменений контролируемых лабораторных параметров (общий анализ крови, количество тромбоцитов, биохимическое исследование крови, ионограмма, общий анализ мочи) как в динамике наблюдения, так и в сравнении с референтной терапией.
Таким образом, препарат Дексалгин хорошо переносился пациентами и не уступал референтному лекарственному средству кетонал.


Литература

[1] Алябьева В. М. Требования к протоколу клинического испытания// Материалы научно-практического семинара “Клинические испытания лекарственных средств и фармаконадзор в Украине”. – К.: Авиценна,
2001. – С. 17–29.
[2] Белоусов Ю. Б., Моисеев В. С., Лепахин В. К. Клиническая фармакология и фармакотерапия: Руководство для врачей. – М.: Универсум Паблишинг, 1997.
[3] Болевые синдромы в неврологической практике/ Под ред. А. М. Вейна. – М., 1999.
[4] Геднер В. Томас. Симпал® 25: экспертное заключение о клинической документации: Пер. с англ. – Готеборг, 1998.
[5] Интенсивная терапия: Руководство для врачей/ Под ред. В. Д. Малышева. – М., 2002.
[6] Кемпбел Д., Спенс А. А. Анестезия, реанимация и интенсивная терапия: Пер. с англ. – М., 2000.
[7] Никода В. В., Маячкин Р. Б., Бондаренко А. В. Клинические аспекты применения контролируемой пациентом анальгезии нестероидными противовоспалительными средствами в послеоперационном периоде// Анестезиология и реаниматология. – 2003. – № 5. – С. 56–59.
[8] Овечкин А. М., Карпов И. А., Лосев С. В. Послеоперационное обезболивание в амбдоминальной хирургии: новый взгляд на старую проблему// Анестезиология и реаниматология. – 2003. – № 5. – С. 45–50.
[9] Осипова Н. А. Критерии выбора фармакотерапии болевых синдромов (лекция)// Анестезиология и реаниматология. – 2003. – № 5. – С. 13–17.
[10] Осипова Н. А., Никода В. В. Современное состояние науки о боли. Острые и хронические болевые синдромы (информация о Х конгрессе по боли)// Анестезиология и реаниматология. – 2003. – № 5. – С. 4–9.
[11] Руководство по клиническим испытаниям лекарственных средств/ Под ред. А. В. Стефанова, В. И. Мальцева, Т. К. Ефимцевой. – К.: Авиценна, 2001.
[12] Средства и методы длительного обезболивания у больных с распространенными формами злокачественных новообразований/ Новиков Г. А., Осипова Н. А., Вайсман М. А. и др.// Анестезиология и реаниматология. – 2003. – № 5. – С. 67–70.
[13] Чурюканов В. В., Чурюканов М. В. Перспективы направленного поиска анальгетиков: новые “мишени” (лекция)// Анестезиология и реаниматология. – 2003. – № 5. – С. 10–13.
[14] Abstracts 10th World Congress on Pain. IASSP Press. August 17–22, 2002. San Diego, California, USA.
[15] Pain 2002 an updated review (Refresh course Syllabus). – Seattle: IASP Press, 2002.


Статьи на похожую тематику:

1. В.В.Поворознюк, Е.А.Креслов Эффективность препарата Ранселекс в лечении боли в нижней части спины у больных различного возраста с остеохондрозом позвоночника

2. Н.В.Харченко, В.В.Черненко Оценка эффективности и переносимости препарата Лактофильтрум в лечении гастроэнтерологических больных с синдромом дисбактериоза кишечника

3. И. С. Чекман, Л. Н. Гущина, Н. В. Гущин, С. Г. Коренкова, М. И. Загородный Клиническая эффективность препарата Индопрес при амбулаторном лечении больных гипертонической болезнью

4. Применение препарата Геррон Остеоизи (глюкозамина гидрохлорид) в лечении болевого синдрома при клинических проявлениях остеохондроза поясничного отдела позвоночника

5. Опыт применения липрила в лечении больных с метаболическим синдромом

6. С. О. Косульников, С. А. Тарнопольский, К. В. Кравченко Антибактериальная терапия в хирургическом лечении больных с синдромом диабетической стопы

7. Эффективность препарата Mомордика композитум в комплексном лечении хронического панкреатита

8. Эффективность применения препарата азимед у больных с внебольничной пневмонией

9. О. И. Осадчая, А. М. Боярская, А. А. Жернов, Б. С. Шейман Эффективность препарата Энтеросгель у больных с эндогенной ожоговой интоксикацией

10. Т.И.Степаненко, И.Ю.Ватанская, Л.В.Нетруненко, О.Б.Иванова, Н.И.Симрок /гепатологія/ Эффективность Урсохола в лечении больных неалкогольным стеатогепатитом



зміст