Анонсы статей



ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

статьи схожей тематики

С.Г.Бурчинский
Ноотропы в фармакотерапии климактерического синдрома

Климактерий — это период жизни женщины, характеризующийся общими возрастными инволюционными нарушениями в организме, на фоне которых происходят возрастные изменения репродуктивной системы. Климактерический период в определенной степени служит проявлением общих механизмов старения и является уникальным периодом, поскольку в его реализации задействованы как физиологические, так и патологические механизмы. Естественность, физиологичность климактерия определяется тем, что закономерное возрастное выключение репродуктивной функции реализуется в определенном возрасте у каждой женщины. А патологический характер климактерия связан с наблюдающимся при этом стойким нарушением гомеостаза, приводящим к ослаблению жизнедеятельности организма.


С.Г.БУРЧИНСКИЙ
Институт геронтологии АМН Украины, Киев


В настоящее время во всем мире отмечается неуклонная тенденция к увеличению средней продолжительности жизни. В частности, в 2000 году средняя продолжительность жизни женщин в развитых странах составляла 75–80 лет. При этом возраст наступления менопаузы остается относительно стабильным — примерно 48–
50 лет. Таким образом, практически треть жизни женщины проходит в период климактерия.
В норме у женщин в постменопаузальный период изменения деятельности различных систем обес­печивают адекватную реакцию для реализации адаптационного поведения организма. Однако возникновение даже минимальных нарушений в центральных регулирующих механизмах на фоне возрастных нарушений деятельности гипоталамуса и лимбической системы может служить основой для дезадаптации организма (“срыва адаптации”) в окружающей среде, т.е. проявления болезни, как это отмечается при климактерическом синдроме. В этом случае любой раздражитель приводит к кризису адаптационных механизмов и возникновению патологических реакций разной интенсивности и длительности.
Непосредственной причиной развития климактерия является угасание функции гонад с соответствующим снижением уровней половых гормонов (эстрогенов, прогестинов, андрогенов) и повышением содержания гонадотропинов (ЛГ, ФСГ). Фундаментом, определяющим преимущественное течение данного периода по физиологическому или патологическому типу, служит состояние адаптационно-компенсаторных процессов в центральной нервной системе (ЦНС). В связи с этим, среди наиболее частых клинических проявлений климактерического синдрома отмечают именно нарушения деятельности мозга, к которым следует отнести следующие расстройства:
- когнитивные,
- психоэмоциональные,
- вегетативно-регуляторные,
- психосоциальные.

Значимость когнитивных нарушений в течение климактерического синдрома часто недооценивается практическими врачами. Данные растройства проявляются, прежде всего, снижением памяти, умственной работоспособности и продуктивнос­ти, способности к планированию деятельности, а также скорости переключения. Особенно стрессогенным для женщин является ухудшение памяти, нередко расцениваемое ими как начало старчес­кой деменции. Однако в подавляющем большинстве случаев эти нарушения памяти не являются истинными, т.е. имеющими нейродегенеративную природу, а носят функциональный характер и являются обратимыми. Нарушения памяти при климаксе также нередко связаны с расстройствами внимания на эмоциональной почве.
Таким образом, когнитивные нарушения становятся не просто одним из симптомов в рамках климактерического синдрома, а, приобретая роль мощного стрессогенного фактора, провоцируют и усугубляют возникающий “срыв адаптации”, т.е. становятся важным звеном патогенеза данной патологии.
Не меньшее значение в данной ситуации приобретают и психоэмоциональные нарушения, нередко доминирующие в клинической картине — депрессивные, истерические, тревожные, ипохондрические, фобические реакции, а также связанные с психоэмоциональными психовегетативные расстройства (как перманентные, так и пароксизмальные).
Вышеупомянутые расстройства, в свою очередь, способствуют формированию психосоциальных нарушений. В период климактерия отмечаются трудности адаптации, повышается чувствительность к социальному стрессу, появляются затруднения в контактах, социальная изоляция, замкнутость, возникают профессиональные трудности, семейные проблемы. Это приводит к существенному снижению качества жизни женщины, провоцирует страх перед данным этапом жизни, способствует формированию сопутствующей неврологической и соматической патологии.

Рассмотрим конкретные механизмы дезадаптационных процессов в ЦНС при климактерическом синдроме. Особенно важно подчеркнуть, что эти механизмы свойственны естественному, физиологическому старению, однако, усиливаясь в рамках климактерического синдрома, способствуют развитию уже патологических изменений в мозге, усугуб­ляющих гормональный дефицит и формирующих “порочный круг”, лежащий в основе клинической манифестации упомянутых изменений.
В основе развития нарушений в ЦНС при климаксе лежат сдвиги как на нейрональном, так и на системном уровне.
Важнейшую роль в процессах старения мозга и, соответственно, снижения его адаптационного потенциала, играют нарушения деятельности нейрона, в частности ослабление энергетических процессов (биосинтез макроэргических фосфатов, окислительное фосфорилирование и т.д.) и биосинтеза белка, нарушения проницаемости мембран, активация свободнорадикальных процессов и др. Отмеченные сдвиги непосредственно определяют нарушения когнитивной и психоэмоциональной сферы, вегетативный дисбаланс и т.д.
С другой стороны, при старении в целом и при климактерическом синдроме в частности возникает дисбаланс в активности различных нейромедиаторных систем мозга.
Так, достаточно хорошо известен феномен ослаб­ления дофаминергической нейромедиации на фоне относительной активации адренергических процессов в период климактерия, что приводит к рассогласованию деятельности катехоламин­ергических систем и способствует развитию как вегетативных (приливы, колебания артериального давления и частоты сердечных сокращений), так и психоэмоциональных (психастения, перепады настроения) симптомов. До недавнего времени изменениям холинергической системы в рамках климактерического синдрома уделялось мало внимания. Однако сейчас все большая роль в развитии центральных симптомов при данной патологии, в частности когнитивных нарушений, отводится ослаблению холинергических процессов. Согласно последним данным естественное возрастное снижение их активности усугубляется нарастающим эстрогенным дефицитом, что способствует повышению риска развития деменций у женщин с выраженным климактерическим синдромом.
Наконец, эстрогенный дефицит форсирует возрастное снижение биосинтеза вазопрессина — “пептида памяти”, синтезирующегося в гипоталамусе и играющего ключевую роль в процессах консолидации памяти.
Таким образом, патогенез психоневрологической симптоматики в рамках климактерического синдрома достаточно сложен и включает в себя как нейрометаболические, так и нейромедиаторные нарушения. Поэтому при разработке фармакотерапевтических подходов к лечению данного состояния важно учитывать следующие обстоятельства:
 необходимость воздействия на центральные нейрональные и системные механизмы старения мозга и патогенеза климактерического синдрома;
 необходимость применения средств с комплексным механизмом действия, минимизирующих вынужденную в данной ситуации полипрагмазию;
 обеспечение максимальной безопасности проводимой фармакотерапии;
 возможность совместного назначения препаратов нейро- и психотропного типа действия с гормональной заместительной терапией и соматотропными средствами (минимальный потенциал межлекарственного взаимодействия).

В максимальной степени перечисленным требованиям соответствует назначение ноотропных средств.
Как известно, в основе действия ноотропов на ЦНС лежат два принципиальных эффекта — влияние на интеллектуально-мнестические функции и цереб­ропротекторный. Ноотропные препараты улучшают функции памяти, внимания, мышления, ориентирования, повседневную активность, а некоторые из них непосредственно оказывают нормализующее влияние на психоэмоциональную сферу.
Известна роль ноотропных средств в нормализации нарушенных при различных формах патологии корково-подкорковых взаимосвязей, определяющих полноценность регуляции эмоциональной сферы и вегетативных функций. Сегодня является доказанным участие ноотропов в обеспечении деятельности как коры головного мозга, так и лимбико-ретикулярного комплекса, в частности — гиппокампа. Таким образом, применение ноотропов в условиях климактерического синдрома можно рассматривать как комплексное, интегральное воздействие на центральные механизмы развития данного синдрома — в отличие от большинства других используемых в данном случае нейро- и психотропных средств (седативные, транквилизаторы, антидепрессанты), оказывающих влияние только на отдельные составляющие возникающего регуляторного дисбаланса. Кроме того, многие из этих средств, по сравнению с ноотропами, являются весьма проблемными в плане безопасности и развития многих нежелательных побочных реакций, что в условиях полипрагмазии, неизбежной в той или иной степени при климактерическом синдроме, существенно повышает риск проводимой фармакотерапии.
Важнейшими механизмами действия ноотропов являются:
- влияние их на биосинтетические процессы в мозге, т.е. стимуляция процессов биосинтеза белковых структур в различных регионах ЦНС;
- влияние на энергетические процессы в мозге, т.е. улучшение процессов энергообеспечения, тканевого дыхания, накопления макроэргичес­ких соединений;
- воздействие на нейромедиаторные процессы в мозге, т.е. нормализация нарушенного при различных негативных ситуациях баланса нейромедиаторов.

Нетрудно заметить, что эффекты ноотропов направлены, прежде всего, на нормализацию процессов, лежащих в основе старения мозга, в свою очередь служащих фундаментом психоневрологических нарушений при климактерическом синдроме.
На современном этапе развития фармакологии и медицины к ноотропным средствам предъявляется ряд новых требований, важнейшими из которых являются:
1) структурно-функциональная специфичность;
2) региональная специфичность;
3) направленное воздействие на основные механизмы развития конкретной патологии.
Именно эти требования легли в основу создания и внедрения в практику ноотропных препаратов нового поколения, одним из наиболее характерных представителей которых является Прамистар (прамирацетам).
Прамистар относится к рацетамовым производ­ным, т.е. химически родственен родоначальнику ноотропных средств — пирацетаму. Однако Прамистар, в отличие от прочих ноотропов, избирательно активирует холинергическую нейромедиаторную систему в мозге путем стимуляции процессов обратного захвата холина в синаптической щели, результатом чего является повышение синаптической активной концентрации ацетилхолина. Более того, этот эффект проявляется избирательно только в нейронах гиппокампа, т.е. в регионе ЦНС, играющем ведущую роль в процессах формирования различных типов памяти, обеспечении корково-подкорковых взаимосвязей, реализации функций обучения, ориентирования и т.д. Общепризнанным является факт преимущественного ослабления холинергических процессов при старении за счет гибели холинергических нейронов, в первую очередь в гиппокампе. Вследствие этого развиваются возрастные нарушения памяти, мышления, способности к обучению. Как уже упоминалось, эстрогенный дефицит усугубляет отмеченные возрастные изменения холинергических процессов, что в значительной степени может быть ответственно за развитие когнитивных нарушений при климактерическом синдроме и повышение риска развития деменций.
Еще одной специфической, уникальной для ноотропов стороной действия Прамистара является его влияние на нейропептидную нейромедиацию, а именно — блокирование фермента пролилэндопептидазы в мозге, в результате чего происходит активация биосинтеза вазопрессина. Таким образом реализуется комплексный эффект Прамистара в отношении различных звеньев патогенеза когнитивных нарушений в рамках климактерического синдрома.
Важным аспектом действия Прамистара является его антидепрессивный эффект, опосредуемый, очевидно, путем стимуляции пресинаптических адренергических процессов, в целом не характерный для ноотропов. Известно, что с возрастом в результате ослабления аминергических процессов в ЦНС отмечается значительный рост числа случаев депрессий, причем эстрогенный дефицит усиливает вероятность их развития. Депрессивные проявления относятся к одним из наиболее тягостных субъективных симптомов при климактерическом синдроме, чреватых серьезными нарушениями социальной активнос­ти личности. Применение Прамистара позволяет в определенных обстоятельствах избежать курсового приема антидепрессантов и предупредить прогрессирование депрессивных эпизодов.
Таким образом, Прамистар с точки зрения его клинико-фармакологических эффектов представляет собой оптимальный ноотропный препарат для лечения когнитивных и депрессивных расстройств в рамках климактерического синдрома. Это представляется особенно актуальным в связи с распространенностью представлений о достаточности применения эстрогенной замес­тительной терапии для коррекции упомянутых расстройств. В то же время появляется все больше данных, свидетельствующих о том, что положительное влияние эстрогенов на когнитивные и психоэмоциональные функции отмечается только на начальных стадиях менопаузы. Кроме того, с увеличением срока менопаузы возрастает риск развития таких нежелательных эффектов эстрогенов, как инсульт, остеопороз, и даже повышается вероятность манифестации болезни Альцгеймера. Поэтому саму по себе эстрогенную заместительную терапию не следует рассматривать как инструмент коррекции психоневрологической симптоматики при климактерическом синдроме. С этой целью в рамках комплексной терапии на ранних стадиях менопаузы целесо­образно назначение ноотропов на фоне эстрогенов, а на более поздних — применение только ноотропных средств.
Опыт клинического применения Прамистара свидетельствует о его эффективности в терапии когнитивных нарушений при различных формах сосудистой и нейродегенеративной патологии ЦНС, психосоматических заболеваний, а также в коррекции и профилактике возрастных изменений интеллектуально-мнестических функций при физиологическом старении. Кроме того, Прамистар отличается от других ноотропных средств (и, тем более, других психофармакологических препаратов) очень высокими показателями безопасности. Отсутствие биотрансформации в организме, активных метаболитов, потенциала межлекарственного взаимодействия и поведенческой токсичности, а также минимальная возможность развития побочных эффектов (возбуждение, бессонница — менее 1%) являются важнейшими факторами, позволяющими широко использовать данный препарат в лечебной практике, в том числе для долговременного приема (6–12 месяцев).
Противопоказания к приему Прамистара касаются только случаев индивидуальной непереносимости, тяжелых форм почечной недостаточности, периодов беременности и кормления грудью.
Таким образом, Прамистар можно рассматривать как ценное средство комплексной терапии климактерического синдрома, обладающее своеобразным влиянием на различные звенья нарушений функций ЦНС при данном состоянии. Широкое внедрение Прамистара в клиническую практику может способствовать повышению роли ноотропов в лечении различных форм патологии, сопровождающихся расстройствами когнитивной и психоэмоциональной сфер.


Статьи на похожую тематику:

1. Опыт применения бронхорила для лечения бронхообструктивного синдрома у детей

2. Современные подходы к лечению синдрома нарушенного всасывания при воспалительных заболеваниях кишечника

3. О.С.Третьякова Тромбоцитопении как причина геморрагического синдрома у детей: алгоритм диагностики и терапии

4. Д.Д.Иванов, Т.П.Иванова Возможности Ксилата (Xylatum) в лечении ацетонемического синдрома у детей

5. Опыт сочетанного применения триналгина и кетолекса для купирования болевого синдрома у больных в хирургии и травматологии

6. Эффективность водорастворимой формы кверцетина (корвитина) при лечении острого коронарного синдрома с элевацией сегмента ST

7. Использование комбинированного препарата тилда в лечении болевого синдрома у больных с остеоартрозом различной тяжести

8. Лечение болевого синдрома и лихорадки. Выбор нестероидного противовоспалительного средства. Сопоставление эффективности и безопасности

9. Сравнение интенсивного и умеренного снижения уровней липидов статинами после острого коронарного синдрома: исследование PROVE-IT

10. С.С.Казак, И.Г.Прокопенко Изучение эффективности препарата Лактофильтрум в комплексном лечении синдрома раздраженного кишечника у детей и подростков



зміст