Анонсы статей



ГОЛОВНА
ГОЛОВНА Поиск
 

статьи схожей тематики

Юрий Виленский
Синдром Антона Чехова

Синдром Антона Чехова

В рассказе “Именины” Антон Павлович Чехов, описывая скрываемые в силу интеллигентности и учтивости страдания беременной женщины, вынужденной, встречая в имении гостей, уделять им некое просвещенное внимание, вдруг вводит определение — “болевая жизнь”. Великий писатель-врач подчеркивает, что при сильном страдании, при болевом кризе время невероятно растягивается, и в этом — истинный патофизиологический и психологический эквивалент мига мучений. В сущности, в этих двух чеховских словах заключен и его высший медицинский манифест: бороться с болью, прежде всего — физической. В первую очередь, способами медикаментозного обезболивания, патогенетического противостояния воспалению и иным патологическим доминантам, вызывающим и провоцирующим боль.
Разумеется, этот небольшой чеховский рассказ, как и другие бессмертные его строки, далеки от чисто медицинских сентенций. Однако как раз четкий мыслительный полет выдающегося писательского ума, так или иначе сопряженного с профессиональной медициной, способен сконденсировать формулы, побуждающие к выраженным клиническим благодеяниям. Было бы, конечно, преувеличением утверждать, что обезболивание родов, получившее в двадцатом столетии широкое распространение, в первую очередь — в Украине и России, было индуцировано в умах таких новаторов в акушерстве, как А.Ю.Лурье, И.И.Грищенко, И.З.Вельвовский, чеховским откровением. Но все же и этот рассказ, возможно, зародил чрезвычайно важную медицинскую искру.
Разумеется, врачебной практике Антон Павлович уделял куда меньше времени, чем литературной работе. Хотя как раз о своих победах на этом трудном поприще в дни борьбы с холерой он однажды сказал: “Нравилось и хотелось жить”. И вот мы прикасаемся к его внезапному писательскому прозрению, которое призвано было вызывать резонанс во врачевании.
Удивительные описания разливающейся боли можно найти и в строках Михаила Булгакова, также врача по первоначальной профессии. “Рана молчала, все сосредоточивалось в голове, — пишет он в романе “Белая гвардия” о ранении ее героя доктора Турбина. — Какая-то жилка сжалась над левой бровью и посылала во все стороны кольца тугой отчаянной боли… Боль в ране выворачивалась из смягчающего чехла и начинала мучить так, что раненый невольно сухо и слабо произносил слова жалобы. Когда же ножичек исчезал и уступал опять свое место палящей свече, жар тогда наливал тело, простыни, всю тесную пещеру под одеялом, и раненый просил — пить…” Так написать о картине страдания мог, следует полагать, только врач. А Булгаков был и земским врачом, и фронтовым хирургом, ежедневно соприкасавшимся со страданием.
Думающий поймет… Этот номер журнала, посвященный редким заболеваниям и синдромам, в глобальном понимании, как и все предыдущее и будущее пространство нашего издания, взывает к коллегам: будьте крайне чувствительны к страданиям вашего пациента — и высказываемым, и не высказываемым. И именно в подобном понимании врачебного долга состоит квинтэссенция медицины. Просто Чехов и Булгаков вне палат, но оставаясь в них, талантливо кристаллизировали ее.


Статьи на похожую тематику:

1. Юрий Виленский Атлантида времен Ярослава Мудрого

2. Юрий Виленский Гости на территории Творца. Трансплантология в лицах и фактах

3. Юрий Виленский Академик АМН Украины Жанна Возианова: “В современном мире врачи-инфекционисты должны быть всегда наготове, словно армия”

4. Н.Б.Губергриц Холецистокардиальный синдром

5. Предменструальный синдром - междисциплинарная проблема

6. Ю.М.Мостовой, А.В.Демчук Синдром Гудпасчера

7. Синдром "сухого ока": клініка, діагностика, лікування

8. А. В. Беляев Синдром капиллярной утечки (лекция)

9. Лікування артеріальної гіпертензії у хворих на метаболічний синдром Х.

10. М. А. Репина Менопаузальный метаболический синдром и системная энзимотерапия



зміст